Не скучай, будь умницей!

Крузе Зигрид

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не скучай, будь умницей! (Крузе Зигрид)

Записка приколота кнопкой к стене в прихожей. Анна заметила ее сразу, как только открыла дверь ключом. Мамин размашистый почерк - фломастером на листке из старой тетрадки: «Сегодня приду позже. Не скучай, будь умницей! Ветчина и булочки в кухне на столе. Не забудь про контрольную по английскому! (Подчеркнуто жирной чертой.) Счастливо. Целую. Твоя... (Почти стерто.)».

В понедельник, в среду и сегодня... «Не скучай, будь умницей!.. Целую...» И на прошлой неделе тоже. И вообще это уже давно. С тех пор, как мама опять работает в книжном магазине. Конец рабочего дня там в шесть тридцать, а потом ее иногда приглашает на концерт один знакомый, ну, тот, что по субботам играет в теннис и говорит, что мама тоже имеет право на свою личную жизнь. А еще мама изредка заходит после работы поужинать в кафе с той самой приятельницей, про которую так любит рассказывать. И на стене в прихожей всякий раз записка, приколотая кнопкой. Ну да, это давно уже так, с тех пор, как они сюда переехали и Анна стала ходить в новую школу и поздно, иногда даже в сумерки, возвращаться домой.

Когда она идет по аллее, в городском саду - «Сити-парке» - царит оживление. Особенно шумно возле киоска «Мороженое». Тут место встречи сити-шпаны - ребят и девчонок, вечно толкущихся в парке, - ситяг, как их прозвал хозяин киоска, а за ним и другие. Драка ли, скандал ли ночью - всегда и во всем виноваты ситяги. Их провожают косыми взглядами, шепотком. О них ходят всякие слухи...

Анна проходит мимо киоска, не подымая глаз. И так каждый день. Иногда кто-нибудь из ситяг свистнет ей вслед. Но это просто от скуки - внешность ее ничем не примечательна. Солнце уже спускается за высотные дома, но раскаленный асфальт еще не остыл. Порыв ветра то и дело взметает мусор возле контейнеров и гонит его по аллеям и вытоптанным газонам парка...

Бросив на пол сумку с книгами, Анна открывает холодильник и жадно отпивает из бутылки несколько глотков пепси-колы. Сняв майку, бросает ее на стул возле окна. С куском ветчины в одной руке и булочкой в другой забирается с ногами в старое кресло. Начинает есть, отщипывая по кусочку то от ветчины, то от булочки. Но тут же вскакивает, включает телевизор, снова достает из холодильника бутылку пепси.

По телевизору рекламное обозрение - «Выше голову! Улыбка обнажит ваши белые зубы!» Молодой человек и девушка спешат навстречу друг другу, потом, взявшись за руки, идут вместе. Как Райнер и Сильвия сегодня после урока рисования. Сильвия живет в двух шагах от школы, в одном из новых стандартных домов, что стоят там позади, выстроившись в шеренгу. По воскресеньям отец Сильвии возит их с Райнером за город и учит водить машину. Вообще к Сильвии можно приходить, кто когда захочет. Почти каждое воскресенье по вечерам там толчется чуть ли не полкласса. У них ведь настоящий пивной бар - даже стенки деревом отделаны. Ящик пепси, а то и остатки пива со дна бочонка - это уж обязательно. А иногда мама Сильвии наготовит еще маленьких бутербродов с сыром - на всех.

Ута и Сусанна влюблены в отца Сильвии. А когда Райнер говорит матери Сильвии: «Вы прямо как будто ее сестра!», та, смеясь, грозит ему пальцем и поправляет прическу.

Анна встает, скомкав замасленную бумажку от ветчины и стряхнув крошки с джинсов. Нет, там у них ей всегда как-то не по себе. Словно она тут для декорации, а Сильвия и ее родители - главные действующие лица. Райнер когда-то давно ей сказал: «Ну и что тут такого, если твой отец не живет с вами! Так очень часто бывает». Тогда она помогала ему решать задачи по математике. Когда он так говорил, казалось, что все очень просто. Вот бы и в жизни все было так просто, как в задачках по математике или в сказках: ответишь на три вопроса - и дело с концом. Уравнения решаются, параллельные прямые все время бегут рядышком в бесконечность, никто не перебегает им дорогу, не становится поперек пути. А за правильное решение - награда: рука и сердце принцессы, да еще полцарства в придачу. «Анна - девочка рассудительная. Это у нее от отца», - говорит по телефону ее бабушка. Раз в неделю она им звонит.

В ванной все так же, как утром. Махровое полотенце на полу, на зеркале пятна от зубной пасты, в умывальнике осевшая мыльная пена. Обычно мама еще успевает наскоро прибрать. Она ненавидит грязные раковины и незастеленные постели.

Анна начинает наводить порядок. Она привыкла помогать маме. Она привыкла оставаться дома одна. Мама всегда была за нее спокойна - уж ее-то дочка не станет зажигать свечи или влезать на перила балкона. И никогда не посеет ключ от квартиры. И давно не сидит больше на подоконнике, дожидаясь, когда мама вернется с работы. «Анна очень разумна для своего возраста», - часто говорила мама раньше знакомым по телефону. Тогда Анне было десять лет: две косички с красными букашками, круглая рожица - точка, точка, запятая, синяя юбка в складку, белые гольфы.

Анна расчесывает волосы металлической щеткой - они у нее теперь не очень длинные; смазывает губы бесцветным кремом - задумавшись, она всегда покусывает нижнюю губу. В зеркало она не заглядывает. Сколько уж раз видала сегодня по дороге свое отражение - ив витринах, и в стеклах автобуса. Полчаса едешь на автобусе в школу, полчаса из школы домой. А осенью по утрам еще так темно, а на остановке так холодно! Стоишь, ждешь, прижимая к себе сумку, набитую книгами.

Зато возле школы встречаешь Алину - она приезжает с другого конца города. Уже издали узнаешь ее - короткие рыжие волосы, длинная юбка, огромный вязаный платок. Они бы дружили, Анна с Алиной, да вот живут так далеко друг от друга. «Как королевские дети в балладе, которых разделила река», - говорит мама Анны.

Анна ставит свою любимую пластинку и подкладывает под голову старого тряпичного пса - друга детства. Монотонно повторяет вслух английские слова, заглядывая в тетрадку. Но они не застревают у нее в голове. Они оживают, выпрыгивают из окна и, пролетев шесть этажей, шлепаются о камни. Кэт Стевенс на пластинке поет: «О где вы, где вы?»

Анна просыпается от равномерного скрежета иголки. Выключает проигрыватель. Она не знает, долго ли спала, ей зябко. Одеяло лежит на полу. Ветер треплет занавеску, и та с размаху влетает в комнату. Анна идет на кухню, опять достает из холодильника бутылку пепси, делает глоток, другой. На стенных часах в кухне - четверть первого.

Она возвращается в комнату, раздевается, залезает под одеяло. Свернувшись калачиком, закрывает глаза. В полусне приходит чувство грусти и слова утешения: «Ладно, ничего!»

И тут она слышит сквозь сон, как хлопнула дверь. С трудом приоткрыв глаза, она видит сквозь щелку в двери свет в маминой комнате.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.