Никакого «Ига» не было! Интеллектуальная диверсия Запада

Сарбучев Михаил Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Никакого «Ига» не было! Интеллектуальная диверсия Запада (Сарбучев Михаил)

Михаил Сарбучев

Никакого «Ига» не было! Интеллектуальная диверсия Запада

Предисловие

Как работает пропаганда. Завещание доктора Геббельса

В системах манипуляции информацией, а их можно назвать «информационные войны», «пропаганда», а то и просто – «словоблудие» или «вынос мозга», есть один широко применяемый прием. Этот прием называется: «Общеизвестно, что…» – и далее по тексту. Общеизвестно, что г-н N – гей. Хотя, если разобраться здраво, то доподлинно это может быть известно только тому, кто вступал с г-ном N в половой контакт, то есть сам, как говорится – гей. Но нет, никто не удосуживается обычно пройти по простейшей логической цепочке и принимает это на веру. И уже господину N не отмыться. Если вдруг он предпринимает усилия, чтобы опровергать сей постулат, то путем несложных манипуляций типа: «Ну вот! На воре и шапка горит!» – его можно закопать в этом дерьме окончательно. Если господин N игнорирует слухи о своей половой ориентации, то вступает в силу другая манипулятивная конструкция. «Ну вот! Что я говорил! И сказать-то г-ну N» нечего… Молчание – знак согласия…» и пр. То есть уже априори установлено (Кем? Когда? Кто держал свечку?), что господин N – гей, и теперь остается только собрать доказательства. Ну, как минимум два мы уже, как видите, нашли. Дальше – и того проще. Появление г-на N публично в обществе дамы – этот факт уже сам по себе становится доказательством. «Общеизвестно (!), что геи стремятся иметь т.н. «бороду» (т.е. женщину, которая служит им временной спутницей, чтобы не подумали, что он гей). Какое же еще нужно доказательство? Вот, даже «борода» у него имеется – ну, точно – гей. Если же он появляется в мужской компании, а увы, природа устроена так, что никакого третьего варианта просто нет, полов все-таки только 2, а не, скажем, 5… То тут и доказывать ничего не надо. Общеизвестно же, что N – гей, и все тут…

Этот нехитрый, в общем-то, прием очень широко используется в пропаганде. Классическим примером, вошедшим в хрестоматии, может служить кампания, организованная г-ном Геббельсом (тогда еще всего лишь главным редактором более чем скромной газетки «Ангрифф» с тиражом 2000 экз., то есть аудиторией среднего нынешнего блоггера) против заместителя комиссара полиции Берлина Бернарда Вайса. Это был типичный прусский служака, поднявшийся по бюрократической лестнице благодаря более чем среднему интеллекту и трудолюбию. Он прошел войну офицером и заслужил Железный крест первой степени. Как заместителю комиссара полиции ему приходилось иметь дело с нацистами, когда те слишком распоясывались. Как-то раз и Геббельс получил из департамента полиции письмо за подписью Бернарда Вайса.

Геббельсу пришло в голову, что фамилия звучит «по-еврейски». Более того, Вайс не отличался ростом, зато отличался носом. Он был похож на еврея, вернее, на еврея, каким его себе представляют обыватели (выделение мое. – М.С. )

Геббельс набросился на него с нападками. Геббельс не участвовал в военных действиях, но упрекал Вайса в том, что тот отсиживался дома, пока другие умирали за фатерлянд. Уродец Геббельс ставил в вину Вайсу его низкий рост и большой нос. Он умышленно «перекрестил» его в Изидора, так как это имя, по мнению немцев, имеет явную семитскую окраску.

«Ты не на того нападаешь, – пытались остановить Геббельса некоторые. – Вайс порядочный человек и не трусил на войне».

Геббельс отвечал: «Мне все равно, какой он. Давайте поговорим о нем месяца через три, и вы не поверите глазам, когда увидите, во что я превратил Вайса».

Еще более откровенным он был с Гансом Фрицше, когда спустя почти десять лет вспоминал антивайсовскую кампанию: «Нам подвернулся прекрасный случай, и было бы грешно упустить его. Представьте: еврей, носатый, да еще в такой должности! Наши карикатуристы изощрялись как могли».

«Доктор Вайс скоро стал ходячей иллюстрацией к лозунгам, – писал Геббельс. – Его лицо, красовавшееся на тысяче плакатов, узнавал каждый национал-социалист… Вину за все неприятности, какие нам доставляла полиция, взвалили на Вайса» [1] .

Манипуляция сознанием – серьезнейшее оружие в наш информационный век. Хотя позвольте, а собственно, что изменилось со времен Адама и Евы? Ведь Змей, как известно, достиг своей цели, используя исключительно манипулятивные, «информационные», как бы мы сейчас сказали, технологии.

На первый взгляд очень просто опровергать существование эльфов, хоббитов, кикимор и Соловья-разбойника, но это только на первый взгляд. Доказывать, что чего-то не было, значительно труднее, чем что что-то было. След губной помады на рубашке – еще не доказательство супружеской измены, но хотя бы является поводом искать другие доказательства. А его отсутствие? Это доказательство ли верности? Может, мужичок просто ушлый и вовремя следы уничтожил? И тут уже ОТСУТСТВИЕ следа становится доказательством.

В настоящем тексте нам придется часто упоминать Геббельса. Вовсе не потому, что мы разделяем его идеи. Дело в другом. Говорить о пропагандистских (рекламных, PR) принципах, не упоминая о рейхсминистре, почти то же самое, что говорить о периодической системе элементов, не упоминая Менделеева. Сами-то элементы существовали задолго до Дмитрия Ивановича, но систематизировал их, создал стройную законченную теорию именно он. Так и приемы лжи, манипуляции и софистики существовали задолго до специалиста по немецкой драме романтической школы, но институционализировал манипулятивные приемы пропаганды, создал технологию и внедрил ее в практику именно он. Не первый и не единственный. Большевики и церковь преуспели в этом деле ничуть не меньше, но история сохранила имя именно этого автора. Ему принадлежат как минимум 2 формулы, идеально соответствующие предмету, которому посвящена эта книга. «Чтобы в ложь поверили, она должна быть чудовищной» © и «Мне не важно, было или не было события. Мне важно, как о нем написали газеты» ©. Не это ли составляет основу и нашего с вами сегодняшнего информационного поля?

События последнего времени заставляют русских обращаться к своему прошлому. Впрочем, не только русских. Но вдруг выясняется, что от истинного прошлого нас отделяет океан лжи и подтасовок в угоду поздней «политической целесообразности», при этом помноженный на вопиющее мракобесное невежество. В истории России есть немало оболганных событий. И с большим отрывом здесь лидирует исторический период, условно называемый «монголо-татарским игом». Полемика, ведущаяся нами по этому вопросу в Интернете, показывает удивительные результаты. Вопросы истории русского средневековья, казалось бы, имеющие мало отношения к современности, вызывают жгучие споры, вплоть до удаленных модератором комментариев. Рейтинги показывают, что эта тема популярнее темы налогообложения, засилья криминала и коррупции, 282-й статьи, «честных выборов»™ и нашествия гастарбайтеров, вместе взятых… Минуточку, а не в этом ли все дело? Не в те ли далекие годы сформировались все предпосылки существующего театра абсурда? Ведь не важно, было событие или его не было – «важно, как оно отражено в газетах» © (в нашем случае это «История государства Российского» Карамзина, «История России с древнейших времен» Соловьева, «Русь и Великая степь» Гумилева, знаменитая «татарская» трилогия В. Яна и др. аналогичные источники). И более того, не важно, было оно или нет, важно, что большинство считает, что оно БЫЛО, и действует в повседневной жизни так, как будто оно БЫЛО, и аргументацию по нему принимает так, как будто оно БЫЛО.

Известный французский писатель, нобелевский лауреат Жан-Поль Сартр в свое время написал пьесу «Только правда» («Некрасов»), где очень ярко показал принципы действия подобной пропаганды. По этой пьесе в 1986 г. в СССР на Литовской киностудии выпущен фильм «Игра хамелеона». Сюжет ее в двух словах таков: Париж, 1955 год. Мошенник Жорж де Валера, скрывающийся от полиции, с помощью корреспондента консервативной газеты Сибило выдает себя за советского партийного функционера Некрасова (в фильме – Дубова), якобы сбежавшего из СССР. Цель задуманной акции: оклеветать с помощью лже-Некрасова левых журналистов. В процессе масштабной пропагандистской провокации участники ее вынуждены столкнуться с прямо-таки философскими вопросами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.