Конец старой вражды

Леммонз Сабрина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Конец старой вражды (Леммонз Сабрина)

Сабрина Леммонз

Конец старой вражды

Глава 1

Стив Кросби — высокий и стройный молодой мужчина с вьющимися пшеничными волосами и голубыми глазами — прогуливался по перрону в ожидании двухчасового лондонского экспресса. Черты лица Стива нельзя было назвать идеально правильными, однако благородный профиль и волевой подбородок свидетельствовали о его врожденном аристократизме.

Увидев миловидную девушку, выходящую из вагона, Стив с радостной улыбкой кинулся ей навстречу.

— Привет, Стивен! — воскликнула девушка и бросилась ему на шею. Стив обнял ее и прижал к себе.

— Марион! Милая! Как я рад, что ты дома! — Он немного отстранился: — Дай-ка я посмотрю на тебя.

Марион не так уж сильно изменилась за то время, что они не виделись. Но хотя слегка вьющиеся волосы пшеничного, как у всех Кросби, оттенка, внимательные серые глаза и хорошенький, чуть курносый носик остались прежними, теперь перед ним стояла девушка с высокой грудью, узкой талией и стройными ногами. При этом в ее облике оставалось что-то детское, непосредственное, мешавшее Стиву воспринимать Марион как объект мужского внимания.

Руки девушки лежали на широких плечах Стива, и она глядела на него так, как смотрят на очень близкого, родного человека, которому всецело доверяют. Собственно, таковым он и приходился ей — сводным кузеном.

— Ты рада, что вернулась? — спросил Стив. — Рада, что мы все снова будем вместе?

— И да, и нет, — честно призналась Марион робко заглянув ему в глаза, и вздохнула: — Боюсь, что теперь Фелисити вплотную займется мною…

Брови Стива удивленно взлетели вверх, но лукавая улыбка говорила: он понимает, что его кузина имеет в виду.

— Пойдем-ка сначала займемся твоим багажом. — Он выпустил ее из объятий и повел по перрону.

Через двадцать минут, погрузив чемоданы Марион в багажник «лендровера», они выехали из городка и направились по южному шоссе в сторону поместья.

— Итак, Марион, рассказывай, что смущает твой покой. Неужели наша с тобой предстоящая свадьба?

Девушка удрученно кивнула. Потом, повернувшись к кузену, спросила с надеждой:

— А можно пока оставить все как есть, Стивен?

— Ты имеешь в виду — не венчаться? — Он усмехнулся: — Значит, ты нисколечко меня не любишь?

Глаза Марион округлились:

— Я?! Да я тебя обожаю, и ты это прекрасно знаешь.

— Ты, разумеется, имеешь в виду — обожаешь как брата.

Она на мгновение задумалась, прежде чем ответить. Стив был очень привлекательным мужчиной, и Марион знала, что многие девушки вздыхают по нему. У него, конечно, случались интрижки, но, насколько ей было известно, до серьезных романов дело ни разу не доходило. Почему? Неужели он ждал ее?

— А ты хочешь сказать, что любишь меня, как… женщину?

Стивен съехал на обочину и остановил машину, затем повернулся к Марион и несколько мгновений всматривался в ее лицо:

— Разумеется, я люблю тебя так, как может любить нормальный здоровый мужчина юную, красивую, сексапильную девушку. — Его голубые глаза заблестели. — У тебя очаровательное личико, чудесная фигурка, ты умная, добрая, честная, с чувством юмора. О чем мне еще мечтать?!

— И ты прямо-таки сгораешь от страсти, не так ли?

Он рассмеялся и взял ее за руку:

— Послушай меня, малышка! Может быть, я и не сгораю от страсти, но только потому, что мы с тобой слишком давно знаем друг друга. С одной стороны, это хорошо, но с другой — в отношениях нег новизны. Как у супругов, которые много лет живут вместе. — Он рассмеялся.

— Это тебя не пугает?

— Ничуть! — Стив поднес ее руку к губам и нежно поцеловал кончики пальцев, — Мне кажется, Марион, проверенные временем чувства гораздо важнее бурных неуправляемых страстей.

— Ты рассуждаешь прямо как наша тетушка. А ты влюблялся по-настоящему? — спросила Марион. — Тебе уже двадцать девять… Ты учился, много путешествовал. Неужели ни разу не терял голову от любви?

В глазах Стива заплясали веселые чертики.

— Так-так, попробую угадать, откуда ветер дует. Уж не втюрилась ли ты в Лондоне в какого-нибудь студентика? Ну-ка, признавайся!

— Вот еще! Разумеется, нет! — возмутилась Марион.

— Тогда откуда эти сомнения? Расскажи, возможно, я смогу развеять их.

— Я все время думаю, смогу ли сделать тебя счастливым. А что, если нет? Что, если с другой тебе будет… гораздо лучше?

— Малышка, не стоит так переживать. В жизни всякое случается. Никто ведь нас не торопит. Подождем, заново присмотримся друг к другу… А там видно будет.

Именно это и хотелось услышать Марион, и она поспешила согласиться.

— Вот только… Как быть с тетей Фелисити? Она мечтает, чтобы мы поженились…

— Я поговорю с ней и все объясню, — пообещал Стивен. — Не волнуйся.

— Спасибо тебе, Стив! — искренне поблагодарила его Марион и облегченно вздохнула.

— Не за что! — Кузен провел рукой по ее светлым волосам и завел машину. Они продолжили путь, а Марион, откинувшись на спинку сиденья, стала вспоминать телефонный разговор с тетей, который состоялся пару дней назад…

— Тетя Фелисити! Это я, Марион! Можешь меня поздравить! Выпускные экзамены сданы, диплом у меня в кармане!

На другом конце провода леди Кросби слегка поморщилась, отведя трубку от уха. Затем строгим тоном, в котором, однако, угадывались теплые нотки, проговорила;

— Нет нужды так кричать, Марион! Дни моей молодости, увы, давно и безвозвратно миновали, но со слухом у меня пока все в прядке. И потом, что за вульгарное выражение — «диплом в кармане»?

Женщина старой закалки и строгих правил, баронесса Кросби не признавала никаких, как она выражалась, новомодных выкрутасов и решительно не одобряла современного молодежного сленга. Она даже состояла членом Британского Королевского общества, ратующего за чистоту английского языка. Слушая пожилую баронессу, можно было подумать, что находишься в светском салоне викторианской эпохи. Большую часть жизни леди Кросби безвыездно прожила в своем поместье, однако ни на йоту не утратила ни блестящих манер светской дамы, ни гордой осанки, унаследованной от предков, чьи портреты украшали галерею Грейнджа — фамильного особняка семейства Кросби.

— Ой, тетя, не придирайся к словам, а лучше похвали меня! — воскликнула ничуть не обескураженная строгой отповедью Марион. — Я на «отлично» сдала выпускные экзамены и получила диплом ландшафтного дизайнера. Ты довольна?

— Безусловно, дорогая. Это для меня долгожданная и весьма приятная новость. Но рада ли ты?

— Еще бы! Наконец-то я смогу вернуться домой и стать хоть в чем-то полезной вам со Стивом.

Марион произнесла это веселым непринужденным тоном, но леди Кросби, прекрасно знавшая племянницу, почувствовала затаенное беспокойство девушки. Баронесса хорошо угадывала оттенки настроения своей сводной племянницы — ведь она растила ее с восьми лет, фактически заменив рано осиротевшей девочке обоих родителей.

— Мы со Стивом счастливы, что ты возвращаешься в Грейндж, — тепло проговорила Фелисити. — И не забывай: перед смертью твоего отца я дала ему обещание выдать тебя замуж за своего обожаемого племянника. Лучшего мужа, чем Стивен, тебе не найти, поверь мне, дорогая. К тому же не последний аргумент в пользу вашего брака то, что Грейндж останется в безраздельном владении семейства Кросби. Тебе ведь не нужно объяснять, насколько это важно, не так ли?

— Конечно, тетя, я все понимаю, — вздохнула Марион. — Ты это прекрасно придумала — поженить нас со Стивом… Но, кажется, у его матери были иные планы в отношении сына…

Леди Кросби с негодованием произнесла:

— Мою невестку всегда отличали странные фантазии. Впрочем, я с самого начала знала, что настоящей аристократкой ей никогда не стать. Так оно и вышло. Подумать только, Ребекка всерьез предлагала сделать из мальчика рок-музыканта! Чтобы потомственный барон Кросби развлекал на каком-нибудь стадионе беснующуюся толпу подростков! К счастью, повлиять на сына ей не удалось. У него есть голова на плечах!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.