Очаровательна, но упряма

Суворов Олег Валентинович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Очаровательна, но упряма (Суворов Олег)

Олег Суворов

Очаровательна, но упряма

На свете немало женщин, у которых не было ни одного любовника, но очень мало таких, у которых был только один.

Франсуа де Ларошфуко

Пролог

— Убери от нее руки, скотина, я кому сказал!

— Да пошел ты!

— Убери руки, сволочь!

Безумный и безудержный гнев уже настолько застил мне глаза, что дальнейшие действия помню весьма смутно. Я так давно не дрался, что, бросившись на своего противника, поначалу даже не знал, что делать — то ли бить кулаком в лицо, то ли оттолкнуть как можно сильнее или же попытаться свалить на землю. В итоге мы просто сцепились, какое-то время кружили на одном месте под изумленными взглядами прохожих, а затем моя проклятая слабость (целый день на ногах, да еще выпил) все-таки сказалась. Впрочем, возможно, он просто оказался сильнее, или дело объяснялось разницей в возрасте — как-никак, мне уже тридцать девять, а он на десять лет моложе. Как бы то ни было, но, к сожалению, именно ему удалось свалить меня на землю, оседлать и вцепиться в горло с воинственным воплем:

— Задушу, гада!

Все это происходило семнадцатого августа 1998 года, в восемь часов вечера, возле железнодорожной станции «Бескудниково». Та, из-за которой происходила вся эта драка, стояла чуть поодаль и внимательно наблюдала. Кто вызвал милицию, я не знаю — мой противник с такой силой сдавил мне горло, что у меня помутилось в глазах. Однако патруль приехал достаточно быстро — нас разняли, я тут же вскочил на ноги, но снова броситься в драку уже не успел: меня заковали в наручники.

И вот, поверженный своим более молодым противником — сцена почти как в «Иронии судьбы»! — перемазанный в земле, с оторванным воротником белой сорочки (надел на свидание с любимой девушкой!), я, словно опасный преступник, стою в наручниках между двумя милиционерами с автоматами, которые начинают подталкивать меня к машине.

Подумать только — всего час назад вернувшись домой с книжной ярмарки и пребывая в самом задумчивом и лирическом расположении духа, я позвонил Алине, чтобы немного поболтать. Она заявила, что «не может со мной разговаривать», поскольку собирается на прогулку со своим новым другом — каким-то там инженером-электронщиком, с которым познакомилась на одном из вечеров, периодически устраиваемых руководством ее телефонного узла.

— Прекрасно, — хладнокровно заявил я. — Давай и я с вами погуляю. Если у меня появился конкурент, то тебе же самой будет интересно сравнить нас и увидеть, кто чего стоит.

— Да ты уже пьян, куда тебе ехать!

— Ничего подобного, выпил я совсем немного и теперь охотно прогуляюсь.

Она немного поколебалась, но потом, взяв с меня обещание, что через полчаса я с ними расстанусь, согласилась. Зачем мне все это было нужно и чего я ожидал от этой встречи — одному Богу известно. Меня словно уже подхватила и понесла какая-то неведомая сила, а разум и воля оказались парализованы.

Я быстро выскочил из дома, поймал тачку и приехал на железнодорожную станцию «Бескудниково». Первое затмение на меня нашло, когда я увидел, что они идут ко мне навстречу, взявшись за руки, — со мной она никогда так не ходила. Однако в тот момент я лишь скрипнул зубами, сдержался и даже предложил «прихватить на прогулку пивка».

— Мы не пьем! — гордо заявила Алина, которую я многократно угощал ее любимым напитком.

Стоило нам пройти несколько метров, как я попытался «восстановить справедливость» и взять Алину за другую руку. Она мгновенно вырвала ее, и в ту же секунду моей хрупкой сдержанности пришел конец. Давненько я уже так дико и бешено не ревновал…

Не знаю, о чем думала она, видя, как меня в столь плачевном виде сажают в милицейскую машину. Но я искренне, до умоисступления поражался тому, сколь многое меня связывало с этой двадцатисемилетней девушкой — и насколько же мало все это для нее значило! — если она спокойно согласилась сесть в ту же машину, чтобы отправиться вместе со своим приятелем в отделение милиции давать против меня показания…

1

Все началось чудесным майским днем 1992 года, когда я, новоиспеченный кандидат философских наук, работал скромным преподавателем в московском медучилище, расположенном неподалеку от площади Курчатова.

В магазин, находившийся напротив этого медучилища, завезли хорошее испанское вино, и я, зная слабость своего ближайшего друга Никиты (одного из лучших переводчиков Москвы именно с испанского), позвонил ему и сообщил об этом радостном событии.

— Занимай очередь, — скомандовал он. — Я выезжаю.

Мы успешно «затарились»: он взял две бутылки якобы для жены, я — одну для себя, после чего разошлись в разные стороны. Обеденный перерыв заканчивался, и я направился обратно в училище проводить последний семинар, в то время как Никита пошел к остановке.

Стоило мне приблизиться ко входу в здание, как меня окружила моя группа.

— Олег Валентинович, — нестройно загалдели они. — Может, вы нас отпустите? Последняя пара, предпраздничный день! Ну, Олег Валентинович!

Видя спину своего удалявшегося друга, я не заставил себя долго уговаривать, и уже через минуту помчался вслед за Никитой. Мы заехали ко мне домой и так успешно посидели, что от всех трех бутылок осталось лишь воспоминание.

— Но я же обещал принести жене хоть одну! — спохватился Никита, допивая последний стакан. — Ты, как хочешь, а я поеду обратно и возьму еще.

— Езжай, — охотно согласился я. — А я поеду в гости к Иванову, прогуляюсь.

Ивановым был мой университетский приятель, который жил напротив парка Тимирязевской академии — чудный район, где легко дышится и не менее легко пьется. Было как раз пятнадцать минуть шестого, когда я проезжал мимо улицы Восьмого марта. И тут невидимый перст судьбы указал мне в окно на темноволосую девушку в красной куртке и белых брюках, которая переходила дорогу.

Стоило автобусу остановиться, как я выскочил и помчался вслед за ней. Знакомиться на улицах с девушками было моей специализацией — недаром именно мой трактат «Секреты уличных знакомств» впоследствии оказался самым популярным изо всех моих сочинений, будучи издан тиражом в 100 тысяч экземпляров. Интересно бы знать, сколько юношей воспользовались моими веселыми советами?

— Вы так очаровательны, что вами не устаешь любоваться, — пустил я в ход самую универсальную из рекомендуемых в трактате фраз, когда поравнялся с ней.

Девушка остановилась и с любопытством посмотрела на меня. Хорошенькая, бледная, почти ненакрашенная, она производила впечатление полусонного ребенка.

— Нет, честное слово, — вдохновленно продолжал я. — Увидев вас из окна автобуса, я тут же выскочил, сказав себе: «Всю жизнь мечтал познакомиться с такой очаровательной девушкой». Кстати, как вас зовут?

— Алина.

— Очень приятно, а меня Олег, и я — кандидат философских наук.

— Ну, этим можно было бы сразу и не хвастать!

— Я не знаю, как далеко вы идете, поэтому тороплюсь произвести впечатление.

— А я уже пришла. — И она остановилась у ворот, за которыми виднелись двор и пятиэтажное здание телефонной станции.

— Вы здесь работаете?

— Да, я здесь дежурю.

— Дежурите? — мгновенно насторожился я. — То есть сидите у телефона и отвечаете на звонки — и так всю ночь?

— Вы угадали.

— Так возьмите меня с собой, и я буду вас развлекать разными веселыми историями!

Она еще раз, со слабой улыбкой, посмотрела на меня и покачала головой.

— Нет, не могу.

— Ну тогда хоть дайте телефон, я вам позвоню и буду всю ночь рассказывать анекдоты!

— Записывайте.

Я полез за ручкой и записал продиктованный номер на пачке сигарет. Затем она направилась к воротам, на полпути обернулась и махнула мне рукой, после чего исчезла за углом. Весьма довольный этим удачным знакомством, я продолжил свой путь к Иванову. Клянусь, в тот момент у меня не было ни малейших подозрений, что изо всех моих многочисленных уличных приключений это окажется самым «роковым» и растянется на столь долгий срок…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.