Они ведь едят щенков, правда?

Бакли Кристофер Тэйлор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Они ведь едят щенков, правда? (Бакли Кристофер)

Действующие лица

Что касается бегства Далай-ламы из Тибета, то, будь мы на вашем месте, мы бы не дали ему сбежать. Уж лучше бы он лежал в гробу.

Никита Хрущёв — Мао Цзэдуну, 1959

Лови врага на приманку. Изобрази беспорядок в своих рядах, а затем сокруши его.

Сунь-цзы

Ом мани падме хум.

Ченрезиг Вашингтон

УОЛТЕР «ЖУК» МАКИНТАЙР, лоббист Министерства обороны, мнящий себя писателем

МИНДИ, его жена, наездница

БЬЮКС, его брат, никчемный, но симпатичный «исторический реконструктор» периода Гражданской войны

ЧИК ДЕВЛИН, генеральный директор «Гроуппинг-Спранта», гиганта аэрокосмической промышленности

ЭНДЖЕЛ ТЕМПЛТОН, директриса Института постоянных конфликтов, вашингтонского штаба движения Орео-Кон, выступающего за всемирную интервенцию

РОДЖЕРС П. ФЭНКОК, изнуренный глава Совета национальной безопасности при Белом доме, назначенный на эту должность против своей воли

БАРНИ СТРЕКЕР, богохульный, склонный к риску заместитель директора ЦРУ, ответственный за проведение операций

ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ

ВИННИ ЧАН, председатель соподчиненного Американо-китайского Совета

ЛЕВ МЕЛЬНИКОВ, основатель, президент и генеральный директор интернет-гиганта ЭПИК

КРИС МЭТЬЮЗ, немногословный телеведущий ток-шоу

Пекин

ФА МЭНЪЯО, благовоспитанный, измученный председатель Китайской Народной Республики; генеральный секретарь Коммунистической партии Китая

ГАН, его давний преданный помощник

ЛО ГОВЭЙ, грозный, сексуально агрессивный министр госбезопасности КНР

ХАНЬ, страдающий запором, воинственный генерал; министр национальной обороны КНР

ПОСТОЯННЫЙ комитет Политбюро КПК: имена его многочисленных членов слишком сложны, чтобы всех перечислять

ЧЖАН, адмирал Народно-освободительной армии в отставке; бывший глава госбезопасности; наставник Фа

СУНЬ-ЦЗЫ [1] , давно усопший, но вечно живой военный теоретик и стратег

Пролог

Дамбо

Сенатор от великого штата Нью-Йорк уже пять минут разглагольствовала о беспилотных самолетах.

«Жук» Макинтайр сидел в первом ряду, позади своего босса, на которого и обрушился ливень сенаторских слов. Он быстро написал что-то на листке бумаги и передал его вперед.

Чик Девлин взглянул на записку. Он выждал несколько минут, слушая отупляющий бубнеж сенатора, чтобы не создалось впечатление, будто записка Жука как-то подстегнула его. Наконец, воспользовавшись короткой паузой, он перегнулся к микрофону, стоявшему по ту сторону покрытого зеленым сукном стола, и сказал:

— Сенатор, простите за выражение, но разве речь идет не о том, чтобы они от страха в штаны наложили?

Весь комитет дружно замер. Только сенатор засмеялась. Другие улыбнулись или попытались скрыть улыбку; некоторые сделали вид, будто им нисколько не смешно; кое-кому и вправду было нисколько не смешно. Хотя что тут такого: заседание-то проходило в закрытом режиме, без прессы и камер.

— С вашего позволения, сенатор, — продолжал Чик Девлин, генеральный директор «Гроуппинг-Спранта» — гиганта аэрокосмической промышленности, — но сама идея такова, что беспилотный самолет-истребитель должен выглядеть безобидной, скромной точкой в небесах и не вызывать тревогу у мирного населения… — Тут он усмехнулся и покачал головой. — Простите меня, но кто составлял технические условия для такой модели? Обратите внимание, ведь мы говорим о той части света, где треть так называемого «мирного населения» мастерит на кухнях взрывные устройства, чтобы убивать американских солдат. Вторая треть сидит в интернете, вербуя террористов-смертников. Ну, а остальные, переговариваясь по мобильникам, планируют очередное одиннадцатое сентября. И это люди, которых мы не хотим потревожить? — Он снова опустился в кресло. — Ну, тогда я, наверное, чего-то не понимаю.

— Мистер Девилин, — сказала сенатор, невольно или вольно исковеркав фамилию собеседника, — мы сейчас говорим о беспилотном истребителе величиной с коммерческий авиалайнер. С аэробус. О самолете, который, возможно, способен или не способен, — тут она нацелила свой обвиняющий перст на сидевшего рядом с Девлином генерала в синем мундире ВВС, — нести ядерное оружие. Я намеренно говорю: «возможно», потому что однозначного ответа от воздушных войск мне так и не удалось получить.

Генерал потянулся было к микрофону, чтобы выразить протест, но сенатор уже отмахнулась от него, прежде чем тот добрался до микрофона.

— Итак, я спрашиваю вас, мистер Девлин: какой сигнал это должно посылать миру? Предупреждать о том, что Соединенные Штаты готовы к запуску этих огромных беспилотных…

— Стражей?

— Стражей? Стражей! Полно, мистер Девлин, ведь это машины смерти! Даже Герберт Уэллс — и тот не додумался бы до такого. Почитайте свое собственное техническое описание. Или нет — лучше я сама сейчас его зачитаю.

Сенатор надела очки и начала читать:

— Ракеты «Адский огонь», пулемет Гэтлинга «Вельзевул». Семь тысяч выстрелов в секунду. Бронебойные бомбардирующие частицы обедненного урана высокой проницающей силы. Комплексы КБ. А КБ расшифровывается как «кассетные бомбы»…

— Сенатор, — прервал ее Девлин, — мир, в котором мы живем, создан не «Гроуппинг-Спрантом». И позвольте напомнить вам, мадам, что не «Гроуппинг-Спрант» определяет внешнюю политику США. Это мы предоставляем более влиятельным государственным служащим вроде вас. Мы занимаемся только тем, что создаем системы, способные отвечать на вызовы, брошенные Америке миром, в котором мы живем.

— Пожалуйста, не перебивайте меня, мистер Девлин, — резко ответила сенатор и снова обратилась к лежавшим перед ней материалам. — Ага, вот оно:

«Укомплектованность адаптируемым полезным грузом». Укомплектованность адаптируемым полезным грузом. Никогда еще не встречала настолько двусмысленного термина! Неудивительно, что генерал Уири мямлит что-то невразумительное, а сказать толком ничего не может.

— Сенатор, позвольте… — снова подал голос генерал Уири.

— Нет уж, сэр. Вы уже имели возможность высказаться. А теперь я спрашиваю мистера Девлина — в последний раз, — какой именно сигнал миру подаем мы, развертывая в небе подобный ужасный символ, подобное устройство — устройство, которое вы имели наглость назвать «Дамбо». Дамбо! — фыркнула она. — Дамбо! Сэр, это же персонаж из диснеевских мультиков.

— Простите, сенатор, — возразил Девлин, — но название системы обозначено как MQ-9B. А Дамбо — это просто…

Жук Макинтайр задумчиво кивнул, словно впервые слышал имя Дамбо. На самом деле он сам его и предложил. Если задача сводится к тому, чтобы представить чудовищных размеров летально-летательную машину смерти (как выразилась бы сенатор) в менее летальном свете, то можно ли найти для нее лучшее имечко, чем кличка этого легендарного симпатичного толстокожего? Жук подумывал и об имени «Симпатяга», но потом решил, что это уж слишком.

— …прозвище, — продолжал Девлин. — Как называли, например, «Драконшей» шпионский самолет U-2 или бомбардировщик В-52 — Большим Безобразным Толстяком, ББТ. — У всех военно-транспортных средств имеются прозвища. Но перейдем к вашему вопросу: что за сигнал посылается миру? Я бы ответил: серьезный сигнал. Очень серьезный сигнал. Если бы, скажем, я был членом «Талибана» или «Аль-Каиды» или еще кем-нибудь из заклятых врагов свободы и американского образа жизни и выглянул бы из своей подпольной лаборатории по изготовлению самодельных взрывных устройств и увидел бы, как Дамбо — или, если вы предпочитаете другое название, MQ-9B, — заслоняет солнце и готовится стереть меня с лица земли, дабы я предстал перед Аллахом, — то, пожалуй, я задумался бы: а не заняться ли мне чем-нибудь другим?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.