Огнам рамат

Боронина Екатерина Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огнам рамат (Боронина Екатерина)

Поиски друга

1

Анна Федоровна положила портфель на столик, раскрыла классный журнал, просмотрела его, потом начала объяснять спряжение немецких глаголов.

Это была уже немолодая, высокая женщина, с простым и милым лицом. Глаза у нее были серые, пытливые и грустные.

Заметив, что Анна Федоровна не смотрит в его сторону, Саша стал оглядывать класс. Как похож он на старый… Такие же светлые стены, такие же колпаки на лампах, такие же изрезанные ножами парты… И шкаф, и учительский столик, залитый лиловыми чернилами, и табель успеваемости у двери…

Как похож он на старый… И все же Саше казалось, что он никогда не привыкнет к нему. Саша был застенчив, а застенчивость мешала ему быстро сходиться с товарищами. С сожалением он вспоминал школу на Кирочной, где остались все его приятели.

Собственно, настоящих друзей в старой школе у него и не было. Но теперь, когда он чувствовал себя одиноко и неуютно, ему представлялось, что там, на Кирочной, у него были друзья.

Рассеянно слушая Анну Федоровну, Саша обдумывал, с кем бы он здесь мог подружиться.

С соседом по парте Васей Морозовым? — Нет. Не успеет учитель задать вопрос, как перепачканная чернилами рука щуплого Морозова взлетает будто на пружинке и не опускается до тех пор, пока учитель не заметит. Выскочка.

Коля Гаврин? — Он, это по всему видно, — тупица. Второгодник… На переменах Гаврин исподтишка таскает девочек за косы. Противный.

Толстый краснощекий Несвижский? — Вечно меняет тетради, карандаши, резинки, пистоны… Меняла! Саша даже поморщил нос.

Он перебрал еще с десяток мальчиков и пришел к печальному выводу: пожалуй, ни с кем из них ему дружить неохота. Разве с девочками? Ни за что! Хотя девочки то и дело заговаривали с ним, Саша их сторонился. Не сумев с первого дня сойтись с мальчиками, Саша боялся дружбы девочек. Он думал, что мальчики начнут презирать его.

Когда Тамара Бесперчая, звеновая классного отряда, спросила Сашу, не хочет ли он записаться в санитарный кружок, Саша покраснел и ответил: «Нет».

Тамара тряхнула косами, скривила губы и насмешливо сказала: «Ну и цаца!»

Саша еще раз обвел глазами класс. Оставался один Петя Соболев. Да, Соболев ему подходит. С ним он хотел бы подружиться.

Саша сразу заметил, что в классе уважают этого веснушчатого кареглазого мальчика и многие даже побаиваются его насмешливого языка.

На переменах Соболева окружала толпа поклонников. Он необыкновенно похоже изображал учителей и одноклассников. Передразнивая Несвижского, Соболев, точь-в-точь как тот, выпячивал губы и жалобно хныкал: «Новая резинка пропала». Несвижский злился и бросался с кулаками на обидчика. Но поклонники Соболева дружно оттесняли от него оскорбленного. С таким же успехом Петя показывал «духовой оркестр». Он один был одновременно и трубой, и барабаном, и литаврами.

Дружить с Соболевым было бы лестно…

Но к большому огорчению Саши как раз Петя-то Соболев и не обращал на него внимания. За все десять дней, что Саша учился в новом классе, Соболев ни разу не заговорил с ним. А между тем Соболев охотно трещал решительно со всеми…

Спокойный голос Анны Федоровны вывел Сашу из раздумья.

— Василевский! Пожалуйста, повтори, что я сказала.

Краснея и запинаясь, Саша пролепетал что-то невразумительное, хотя он неплохо знал немецкий язык.

Вася Морозов тотчас же поднял руку и зашевелил пальцами.

«Выскочка! Дурак!» — злился Саша.

— Василевский, садись и слушай внимательнее.

Саша сел на место. Тотчас же Соболев показал ему язык и рожки. Все хихикнули.

— Соболев! Проспрягай haben!

Застигнутый врасплох, Петя встал, поперхнулся, растерянно замигал. Потом, сделав вид, что ему все нипочем, громко спел глагол на мотив «Все выше и выше» и при этом наврал во втором и третьем лицах единственного числа.

Класс, обрадованный неожиданным развлечением, громко захохотал, а Анна Федоровна сидела растерянная, не зная, рассердиться ей или рассмеяться.

— За прекрасное концертное исполнение я попрошу преподавателя пения поставить тебе, Соболев, отлично. Ну, а за немецкий я поставлю тебе плохо, — нашла она выход из положения.

— Ему в дьяконы нужно итти, — сострил Гаврин.

— Сам ты дьякон, — огрызнулся Петя. — Перед испытаниями хлеб с молитвами ел…

Гаврин замолчал.

В самом деле, перед испытаниями бабушка Гаврина закатала в хлеб листок из молитвенника и велела внуку съесть.

Внук, хотя в бога ни капельки не верил, хлеб на всякий случай съел. Вдруг поможет! Оказалось, что не помогает. На второй год он все же остался.

Когда шум стих, Анна Федоровна сказала:

— Соболев! У тебя есть время исправиться до конца четверти. Учи получше уроки.

Петя сел и стал хмуро смотреть в книжку. Самолюбие его было уязвлено. «Я пошутил, а она — плохо».

Аня Смирнова, соседка Тамары Бесперчей, обернулась к Пете, состроила злорадную гримасу и ядовито сказала:

— Что, получил на орехи!

2

Возвращаясь из школы, Саша увидел, как по другой стороне улицы шел Петя Соболев, размахивая старым портфельчиком. Кепка была надета козырьком назад.

Соболев остановился у сторожки больничного сада и как с добрым знакомым заговорил со сторожем.

Прячась за спину толстой старухи, Саша перешел улицу и будто случайно столкнулся с Соболевым.

— Ты на этой улице живешь?

— На этой.

— Гаврин — дурак.

— Дурак.

— Ловко ты спел…

— Угу. А ты почему раньше в нашей школе не учился?

— Мы раньше на Кирочной жили. Теперь папе дали квартиру в новом доме.

— В этом? — Петя показал на дом напротив больничного сада…

Мальчики замолчали. Разговор не клеился. Сейчас Соболев уйдет.

Неожиданно для самого себя Саша сказал:

— Я летом в Крыму был. На Ай-Петри лазил… — И сейчас же понял, что глупо похвастал.

Соболев свистнул.

— Подумаешь, Крым! В Крым каждый может поехать. А я на самой границе жил. У меня бабушка там.

— Где?

— Где? Так я тебе и сказал! Государственная тайна.

— А шпионов ты видел?

— Видел! Сам ловил…

— Не врешь?

— Я-то вру? Целых двух на заставу привел.

Петя быстро заработал языком. И в эту минуту он был уверен, что на самом деле все так и было, как он рассказывает. Способность верить в свои фантазии была отличительной чертой Пети. Это был тот самый мальчик, который, будучи в первом классе, двадцать три раза смотрел кинофильм «Чапаев». Когда же контролерша спросила его, почему он так часто смотрит картину, Петя хитро улыбнулся и ответил: «А может быть, Чапаев выплывет».

Наконец, Петина фантазия иссякла. Тогда Саша, осмелев, принялся рассказывать, как однажды его мама приняла дельфина за утопающего человека и бросилась к нему на помощь.

— Ну, мне пора! — внезапно оборвал беседу Петя. — Пойду обедать.

Кивнув Саше, он перешел улицу и скрылся в воротах серого шестиэтажного дома.

Саша раздосадованно смотрел ему вслед. Заинтересовать Соболева не так-то легко. Дельфином его не удивишь… Никаких подвигов Саша не совершил и ему нечем было похвастать.

3

Саша позвонил у дверей своей квартиры. Никто не открывал. Саша потянул за ручку. Дверь открылась.

«Где же Филимоновна?»

Из столовой послышался испуганный старушечий голос:

— Кто там?

— Я, Саша!

— Иди сюда, Сашенька. Он, проклятый, меня не пускает.

«Вдруг вор забрался?»

— Иди, иди, он тебя, может, не тронет, — просила Филимоновна.

С опаской Саша приоткрыл дверь в столовую. Глазам его предстало странное зрелище.

Старая Филимоновна, с половой щеткой в руках, сидела на обеденном столе под большим желтым абажуром. А под столом лежала овчарка, молодая, темно-серой масти. Заметив Сашу, собака вскочила и насторожила уши.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.