Избранное. Том 1

Самади Зия Ибадатович

Серия: Избранное в двух томах [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранное. Том 1 (Самади Зия)

ТАЙНА ГОДОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

1

Отель «Гоцзифаньдянь» находился в центре Шанхая и превосходил другие гостиницы своим великолепием, поэтому заезжие толстосумы — торговцы и промышленники, посредники-профессионалы, сынки богачей и прочие прожигатели жизни — предпочитали останавливаться именно здесь. В номерах двадцати одного этажа к их услугам всегда были и вкусная еда, и всевозможные напитки, и веселая музыка, и манящие улыбки платных красавиц… Здесь можно и развлечься, и спокойно побеседовать, не опасаясь посторонних ушей.

Трехкомнатный номер на двенадцатом этаже занимал один из богатейших людей города Кульджи — Юнусбай. Жил он здесь не больше месяца, но и за это время успел прославиться, правда, не как торговец, а как кутила и распутник. От других приехавших сюда уйгурских баев он отличался щедростью, а потому шанхайские дельцы и продажные красавицы сразу же заприметили его. Вот и сегодня он откупил на целые сутки роскошнейший ресторан на четырнадцатом этаже. «Такой банкет закачу, — восторженно размышлял Юнусбай, просматривая список приглашенных, — что те, кто увидит, закусят губы, а кто услышит, развесят уши…»

Дверь тихонько приотворилась, в нее просунулась сначала чисто выбритая голова, а потом и ее обладатель Чжан — управляющий (чжужэнь) отеля, маленький толстенький человечек.

— Возможно, я помешал сладким мечтам Ю-шангуна… хи-хи-хи! — подобострастно засмеялся человечек. Ему, как и многим китайцам, трудно было выговорить имя «Юнус», поэтому он сократил его до «Ю», добавив уважительное «шангун»— господин.

— Входите, входите, пожалуйста, садитесь. Как идут паши дела?

— О, что же вы спрашиваете, шангун? Весь Шанхай взбудоражен…

— Ну и скажете, господин Чжан, — не поверил Юнус, усаживая управляющего и угощая сигарой.

— Вы сомневаетесь? Звонок за звонком… Да что говорить — совсем лишился покоя: едва трубку поднимешь, спрашивают — кто это так сорит деньгами? Откуда он? Что за бай? Правда ли, что он откупил ресторан? А кто сомневался, даже приходили взглянуть на столы… хи-хи! Были и такие — хотели увидеть вас, — но я не пустил. «Нет, господа, — заявил я им, — это не жалкий купчишка, проживающий в грязном караван-сарае, это известный Ю-шангун». Хе-хе-хе…

Управляющий помолчал, потер ладонью голову, блестевшую, как желтая тыква, смазанная маслом, и, вытянув губы, проговорил, почти в самое ухо Юнусу:

— Вы посыпали солью сердечные раны лучших шанхайских красавиц, шангун. Они грезят о вас, взгляните-ка вот на этих… — Он протянул Юнусу пачку пяньцза — узких, длинных визитных карточек с красиво выполненными изображениями девушек.

Юнус быстро разложил карточки на столе, принялся самозабвенно рассматривать.

«Кажется, попал — в точку. Теперь-то уж удастся попользоваться денежками этого чаньту», [1] — ликовал в душе китаец.

— Спасибо, дорогой Чжан. Труд ваш будет вознагражден, — растроганно сказал Юнус и, наполнив хрустальные бокалы французским шампанским, предложил: — Прошу вас.

— Знал бы, что будет такой успех, удвоил бы ресторанные цены, — проговорил Чжан, поднимая бокал. — Ну что ж, вам повезло…

— Умерьте свой аппетит, господин управляющий. Ведь ежедневная выручка ресторана не превышает шестисот cap, а я уплатил вам восемьсот. Приглашено-то всего лишь двадцать четыре человека.

— Хе-хе-хе… Вы и считать умеете. Впервые встречаю такого среди виуров [2] .

— Хватит, не поднимайте меня на ходули, я могу упасть…

— Говорите что угодно, уважаемый Ю-шангун, но если вы меня как следует не порадуете, бог вас накажет!

— Успокойтесь, Чжан, уйгуры умеют платить за услуги.

— Я ваш преданный слуга, господин, верьте мне. — Китаец прижал к груди руки и склонил голову, думая про себя: «Глупец! За каждый мой шаг платишь серебром… Будешь платить еще и золотом! Уж если ухватил тебя, не выпущу, пока не вытрясу…»

— Лишь бы пришли те два знатных гостя… Мои желания исполнились бы, — вздохнул Юнус.

Собственно говоря, сегодняшний банкет он устраивал ради двух людей: министра по делам провинций и человека по имени Шэн Шицай, назначенного на военную работу в Синьцзян — Восточный Туркестан. Юнусу, хотелось, установив с ними добрые отношения, укрепить свое положение.

— Не беспокойтесь, шангун, я собственноручно передал министру приглашение и заручился его обещанием.

— Кто знает… Ведь настроение государственных деятелей так часто меняется.

Чжан горделиво усмехнулся:

— Сумевший войти в доверие к государственным деятелям поведет их куда угодно. Я всего лишь управляющий этой гостиницы, но любого из них держу, как на крючке, хе-хе-хе…

— Ну что же, сегодня убедимся…

— Не сомневайтесь, шангун, Чжан лицом в грязь не ударит. Но учтите, что многое зависит от вашей щедрости, да, да, да!

«Этот прохвост не успокоится, пока не продырявит мне карман», — подумал Юнус.

— А время-то идет. — Чжан вынул из внутреннего кармана золотые часы. — Хай-хай, осталось всего два часа. Пойду предупрежу по телефону министра.

«Хитрец… Всюду пролезет и вылезет. Ну пусть. Пусть его хитрость послужит мне. Пока не закончу дела, буду ублажать его, сколько захочет. А там увидит, что я умею. — Юнус выпил шампанского. — Вот если удастся сегодня сблизиться с министром и Шэн Шицаем, откроются большие возможности…» Юнус углубился в размышления, которые чем дальше, тем становились все более сладостными, и вот уже жирное белое лицо его расплылось в млеющей улыбке. Внимательно рассматривая карточки с изображениями красавиц и время от времени подкручивая распускающиеся усы, он начал сравнивать девушек между собой.

Послышался звонок. Не поднимая головы, он крикнул:

— Входите!

Дверь раскрылась, вошли двое. Первый, Муталлиб, джигит с лихо закрученными усами, ловко разыграл изумление:

— Балли! [3] Пригласили гостей, а сами ушли в мир красавиц и наслаждаетесь там!

Смутившийся Юнус, вместо того чтобы пригласить приятелей сесть, стал быстро собирать со стола карточки.

— Не спешите, байвачча [4] , дайте и нам полюбоваться. — Муталлиб выхватил карточки и начал просматривать. Выбрав из всех одну, он произнес: — Вот это да!.. Поздравляю. Эта ханум прекраснее самой Чжу-шожа [5] . Как жаль…

— Ну-ка, ну-ка, дайте и мне посмотреть, — перебил его второй, с аккуратно подстриженными усами и глазами навыкате. Это был Турди-байвачча. — Ух ты, — вырвалось у него, — да это же ангел, а не человек. Вот это…

— Да ну вас! — отмахнулся Юнус.

— А что, байвачча, мы тоже не лыком шиты. И если представится случай, не упустим, — блаженно рассмеялся Турди.

— Если не будете, как мешки, сидеть на сундуке с деньгами, любая из них сама пойдет в руки.

— Как зовут эту ханум? — спросил Муталлиб.

— Ян-шожа.

— Она сегодня будет?

— Должна быть. Вместе с Чжу-шожа.

— Вот это да! — ликующе воскликнул Турди.

— А почему вы так задержались? — Юнус спешил перевести разговор на другую тему.

— Муталлиб-байвачча считает, что ухватил сегодня жар-птицу, — опередил приятеля с новостью Турди.

— Как так?

— Решил начать с Лондона.

— Но ведь сейчас тысяча девятьсот тридцать первый год, и в Лондоне тоже кризис.

— Пущу свой корабль в русло риска. В торговле этого не избежать.

— Как бы это не кончилось разорением, — глубокомысленно изрек Юнус.

— В Шанхае не нашлось покупателя, который согласился бы купить шкурки пятилетней давности. В первых партиях уже обнаружена моль. А из Кульджи идут еще две тысячи верблюдов с бобровыми, собольими шкурками. Куда все это девать, если не в Лондон?

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.