Букет фиалок

Грант Терри

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Букет фиалок (Грант Терри)

1

За окном проплывали темные грозовые облака, видимо намереваясь напомнить улицам маленького венгерского городка Шопрон, что такое свежесть разудалого весеннего дождя, кстати, первого в этом году. В прозрачном бутоне хрустальной лилии расплывались шарики мороженого.

Интересно, каким он окажется, этот француз? — думала Кэй Сонди, помешивая ложечкой еще не растаявшие комочки. Моника сказала, что он симпатичный и очень милый. Хм, милый… За этим словом может прятаться кто угодно, от перезрелого ботаника до стремительно дозревающего альфонса… Хотя, кроме среднестатистической зарплаты, с меня все равно взять нечего. А другую кандидатуру на роль нового бойфренда, призванного спровоцировать острый приступ ревности у бойфренда бывшего, я за два дня вряд ли бы смогла отыскать. Так что придется ждать этого Фабьена… Главное, чтобы он не опоздал, ведь тогда наш план полетит к чертям… Вернее план Моники, конечно.

Два дня назад теперь уже бывший возлюбленный Кэй, являющийся по совместительству директором туристической фирмы, в которой она работала — обладатель смазливой внешности, бархатного голоса и звучного имени Тибор, по которому кто тайно, кто явно вздыхали почти все девушки в офисе, заявил ей, что уходит к одной из них — обладательнице длинных, тонких ног, вытянутой физиономии, имени, похожего на удар током, — Электра и очень подходящего ей прозвища Гончая.

— Она понимает меня с полуслова, — аргументировал Тибор свой выбор.

— Еще бы, — хмыкнула в телефонную трубку Моника — девушка, над которой чары Тибора были не властны, услышав эту цитату, сопровождаемую жалобным всхлипыванием подруги. — Эта Гончая повидала не одного охотника, так что теперь выполняет их команды по первому жесту. А откликается только на хруст купюр. Хотя им это только на руку… Имечко-то у нее не дай бог… То ли дело у тебя… Кэйталин… Это ведь значит «чистая»… Ты только вслушайся в его звучание… Прямо живая вода…

— Мужчины предпочитают огненную, — еще жалобнее всхлипнула Кэй.

— Это точно, — мрачно согласилась Моника. — Но ты не переживай, — тут же спохватилась она. — Вернем мы тебе твоего красавчика.

— С помощью живой воды? — теперь уже скептически всхлипнула Кэй.

— Нет, с помощью мужчины.

Всхлипывания в трубке мгновенно смолкли.

— Ты хочешь, чтобы Тибора побили? — с надеждой уточнила Кэй.

— Если Фабьен это сделает, я предложу занести его в Красную книгу, как случайно обнаруженный экземпляр давно исчезнувшего вида мужчин-рыцарей, — торжественно пообещала ее собеседница.

— Какой еще Фабьен? — удивилась Кэй.

— Приятель моего соседа. Француз. Учитель рисования, — спокойно объяснила Моника. — Он приехал в наш город на прошлой неделе, обмениваться преподавательским опытом. И остановился у Эдварда. Он ведь все равно пока один живет, да и вообще дома бывает редко, все на работе пропадает… А этот Фабьен, скажу я тебе, такой симпатичный и такой милый, ну просто прелесть, — доверительно сообщила она. — Утром, когда я иду на работу, у него пробежка в сквере. Так вот, он, как увидит меня, обязательно остановится, расспросит про дела, про настроение… А недавно жаловался, что не с кем в театр сходить. Преподавательницы, говорит, все занятые попадаются… Занятые, представляешь? Как будто им в нашей провинции каждый день французы встречаются! — возмущенно прокомментировала она. — А Эдвард, который обещал его с девушкой познакомить, тоже, говорит, все никак не соберется… Кстати, он неплохо говорит по-венгерски, так что скучать с ним не придется… Я уже хотела ему себя в спутницы предложить, но, так уж и быть, уступлю театральный вечер тебе…

— Мне? — еще больше удивилась Кэй. — Да я и с Тибором никогда в театр не ходила…

— С ним еще успеешь, — пообещала Моника и уточнила: — После того как он вернется от нашей чересчур понятливой коллеги, приревновав тебя к Фабьену.

— Почему он должен меня приревновать? Да еще к мужчине, с которым не знакома даже я сама? — недоуменно поинтересовалась Кэй.

— Потому, что увидит, как Фабьен провожает тебя домой после спектакля, — терпеливо растолковала подруга. — Хотя он об этом, конечно, не догадается. Он подумает, что у вас было свидание…

— Вряд ли Тибор так подумает, — засомневалась Кэй. — Да и вообще, увидеть нас вместе… Ведь все спектакли начинаются вечером, а он приедет забирать свой компьютер днем, в половине второго. По крайней мере, так он сказал.

— Да-а-а? — разочарованно протянула Моника. — Вот злодей, такой план испортил… Хотя нет, пока только изменил! — через несколько секунд с воодушевлением воскликнула она. — И правда, кому нужен театр на первом свидании? Вы там и парой слов перекинуться не сможете. То ли дело кафе. Мило, уютно, музыка приятная… Можно спокойно поболтать за чашкой чая… Все, решено, вы встречаетесь в «Маргит» в половине двенадцатого, — подытожила Моника. — Надевай светло-бирюзовое платье на тонких бретелях и вперед… Час сорок — на разговоры, двадцать минут — на дорогу домой. Не беспокойся, с Фабьеном я сама договорюсь, — предупредила она новое возражение подруги. — Как только я покажу ему твою фотографию, он прибежит, сразу же забыв обо всем на свете…

Наверное, забыть обо всем сразу все же не получается, с грустной иронией подумала Кэй, посмотрев сначала на часы, а потом окинув придирчивым взглядом то самое платье, которое ей посоветовала надеть Моника.

И тут же услышала рядом тихий, мелодичный голос:

— Салю, Кэт.

Прямо строчка из песни, отметила про себя Кэй, вспомнив недавний хит, и медленно подняла взгляд. Остановив его на худом, немного бледном лице молодого кареглазого мужчины, спросила себя: интересно, он специально выучил все мировые хиты последних лет к нашей встрече или это импровизация?

— Простите, это я от волнения перешел на французский… — суетливо поправив очки в тонкой серебристой оправе, пробормотал ее новый знакомый и, сев напротив, продолжил: — А еще простите за опоздание… Я долго искал улицу… Л есную, — запнувшись, объяснил он.

— Лесн ую, — поправила его Кэй, продолжая разглядывать первого французского учителя рисования, извинявшегося перед нею за опоздание.

— О да. Конечно, Лесн ую, — снова засуетился тот. — У меня иногда бывает путаница с ударениями… Хотя по-венгерски я говорю неплохо…

Даже очень неплохо, мысленно подтвердила Кэй. Моя подруга оказалась права. А вот насчет того, что вы симпатичный… Это сильное преувеличение… Роль героя-любовника явно не ваше амплуа… И сравнивать вас с Тибором просто смешно. Уверена, он действительно от души посмеется, увидев нас вместе.

— Пустяки. Ударение дело поправимое. Да и насчет опоздания не беспокойтесь. Я тоже пришла всего пару минут назад, — вежливо солгала она.

Ее собеседник улыбнулся. Как показалось Кэй, с сомнением.

— Что ж, в таком случае отметим знакомство, — подытожил он, открывая меню, но, так и не заглянув в него, предложил: — Шампань? Бордо? Коньяк?

Прямо урок географии по винодельческим регионам Франции, улыбнулась про себя Кэй. И непринужденно бросила вслух:

— «Дом Периньон». Если, конечно, вы сможете отыскать его в нашей провинции, — выдержав короткую паузу, добавила она.

Фабьен опять заулыбался. На этот раз мечтательно. И бросил взгляд за окно, где на сером асфальте уже темнели мелкими россыпями дождевые капли.

— Провинция — это прекрасно… — тихо сказал он. — Однажды я оставил Париж ради провинции…

Как и я когда-то Будапешт, мысленно провела параллель Кэй. Правда, я сделала это не ради провинции, а ради Тибора.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.