Роковая женщина

Мэримонт Лесли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роковая женщина (Мэримонт Лесли)

1

Несколько минут езды — и следов цивилизации как не бывало. Вокруг простиралась холмистая равнина. То здесь, то там высились терриконы, вдали на горизонте уже ясно прорисовывались горы. Вдоль дороги изредка мелькали чахлые деревья. Довольно унылая картина. Можно, конечно, сделать поправку на то, что сейчас зима. Однако Гордон знал, что и весной, а тем более, летом здесь не лучше. Весна своими живительными дождями на некоторое время делала пейзаж веселее, но летнее солнце безжалостно выжигало все. Бурый и коричневый — вот основные цвета этого края. Ни зеленого, ни голубого. Кто сказал, что Новая Зеландия — это сплошное гигантское пастбище для коров, буйно поросшее сочной травой?

Гордон распахнул дверцу джипа, взятого на прокат в аэропорту Крайстчерча. Бросив на заднее сиденье пакет с сандвичами и бутылку воды, купленные в придорожном супермаркете, он снова сел за руль и уткнулся в атлас автодорог, который ему навязал предусмотрительный клеркиз бюро проката. Найдя то, что искал, Гордон захлопнул атлас, выжал сцепление, включил передачу и резко надавил на педаль газа. Машина взревела и стремительно рванулась с места… Его абсолютно не интересовали ни достопримечательности городка, который он проскочил без остановки, ни его окрестности, хотя раньше он здесь никогда не был. Не для того он пролетел сотни километров, чтобы полюбоваться сомнительными красотами церквушки на главной улице.

У Гордона была иная причина — единственная причина, по которой он очутился здесь, в этой глубинке: забрать мисс Александру Суинберн из отеля «Солнце маори» и доставить ее в Сидней. Шахтерские поселки, даже такие большие, как только что промелькнувший за окнами джипа, не вызывали у Гордона никаких эмоций. Он не чувствовал их очарования, не замечал своеобразной прелести таких поселений. Все это он презрительно называл одним словом — «провинция».

Впечатлениями от таких забытых Богом, проклятых глубинок он был сыт по горло еще с детства. Похоже, что их ему хватит на всю жизнь, несмотря на то, что он сбежал от всего этого уже в шестнадцать лет.

Гордон еще раз посмотрел по сторонам. Не прошло и суток, как он оставил Сидней, а тоска по этому городу уже полностью завладела им. Перед его мысленным взором возникли сверкающий в лучах солнца голубой залив, зеленые сады и парки, великолепные мосты, величественное здание Оперы. Он был просто влюблен в город, причем эта горячая любовь возникла у него с первого взгляда, с первой минуты знакомства. Гордон принял в нем все и сразу, даже несмолкаемый шум сверх оживленного уличного движения. Да, там-то жизнь бьет ключом, заставляет и его чувствовать все гораздо острее. Ему уже сейчас не терпится поскорее вернуться назад. Нет, больше суток он разлуку выдержать не сможет. А потом… Потом он как на крыльях понесется домой. И она, наследница «Роковой женщины», будет рядом…

Сотрудничество с ней продлится не больше месяца. Не так уж и много, даже для нее, если призом может стать целое состояние. В то время как сейчас все, что она сможет получить, продав свою долю, это какие-то жалкие двести тысяч долларов. Но именно этой продажи так боится Майкл. Он тщательно изучил сложившуюся ситуацию, все просчитал досконально. Его исследованиям Гордон полностью доверяет и чувствует уверенность в успехе задуманного.

Мисс Александра Суинберн, мисс Алекс. Ей чуть больше двадцати. Она высокая. Привлекательная. Блондинка, но как удалось выяснить, не натуральная. «То, что надо» — такова единодушная оценка мужчин.

Физически привлекательные девушки всегда нравились Гордону. А то, что она еще и молода, оказалось настоящим подарком. Всегда легче уговорить молодую женщину, чем старую ворону, которая считает себя умнее всех.

По своей натуре Гордон не был тщеславен. Но и излишне скромным его назвать тоже, пожалуй, было нельзя. Он — довольно привлекательный мужчина, нравится женщинам. Достаточно красноречив. Его гибкий, изощренный ум нередко позволял совершать сногсшибательные сделки. Он мог продать все и всем, имея хотя бы один шанс из сотни. Его рекламное агентство «Ничего невозможного нет» считалось одним из лучших в Сиднее. Не самым большим, но лучшим.

Поэтому убедить молодую крашеную барменшу из глубинки принять его предложение не должно составить для него большого труда. То, что она ненатуральная блондинка, тоже было плюсом. Ясно, что такая девушка — нередкий гость у парикмахера и следит за своей внешностью. Гордон органически не переваривал тех сельских замарашек, которые искренне полагали, что лучшее — только натуральное.

Он с содроганием вспоминал свою тетушку, которая «воспитывала» его, если этот мучительный процесс можно так назвать, с восьми лет. Она никогда не посещала парикмахера, презирала косметику, понятия не имела о приличном нижнем белье. К тому же была крайне тучной, попросту говоря толстой, с отвисшими щеками и тройным подбородком. Ее волосы свисали длинными неряшливыми патлами неопределенного цвета. Какая-то смесь серого и бурого.

Неудивительно, что, впервые попав после своего захолустья в Сидней, Гордон просто сходил с ума при виде хорошеньких молодых девушек, модно подстриженных, с великолепным макияжем.

А как же они пахли! Когда такие девушки приходили в кафе «Динго», куда Гордону удалось устроиться официантом, он замирал на месте и с наслаждением вдыхал воздух, наполненный ароматами «Диора» или «Шанель», которые легким шлейфом тянулись за очаровательными посетительницами. А когда изредка кто-нибудь из этих волшебниц обращался к нему с просьбой проводить ее домой, потому что очень страшно одной на ночных улицах, он думал, что умер и теперь на небесах.

Первый же юношеский опыт пробудил в Гордоне вкус к женщинам. Он научился наслаждаться ими, получая самое лучшее. В то же время закрепилось устойчивое отвращение к неряхам, «грязнулям», как он их презрительно называл. Все его женщины были изящны, умны, превосходно одевались и умели держать себя.

Однако со временем Гордон понял, что его подружкам вовсе не обязательно блистать умом и эрудицией. Отлично, если твои коллеги имеют не только привлекательную мордашку, но и сообразительную головку. Хотя тогда, пожалуй, лучше от них держаться подальше. И никогда не путать работу и удовольствие — в противном случае это может плохо закончиться. За примерами недалеко ходить. Взять хотя бы Элис. Она чертовски привлекательна, умна, тоненькая как тростинка. Но Гордон даже и не пытался очаровать ее. И, как оказалось, был прав. Она быстренько женила на себе Артура Брауна, парня из их же агентства. Он был жутко счастлив, но… Но его счастье длилось всего пару месяцев. И где же он теперь? Ни любви, ни денег, ни работы. Элис просто послала его ко всем чертям, успев значительно уменьшить его банковский счет и основательно подмочить бывшему мужу репутацию.

Эти воспоминания так расстроили Гордона, что он потянулся за сигаретой. Прикурив, он глубоко затянулся. О да! Умница в постели — большая опасность. Такие женщины всегда хотят получить гораздо больше, чем мужчина готов им отдать. Даже если они не требуют жениться на них, то намерены жить вместе, что означает постоянный контроль за поступками мужчины. Они пытаются командовать, решать за него, что и как делать, куда идти, что носить, и так далее, и тому подобное.

Еще убегая от тетушки, Гордон решил раз и навсегда: никому и никогда он не позволит распоряжаться собой. Ни мужчине, ни тем более! — женщине. И сейчас он достиг желаемого, став хозяином каждого мгновения своей жизни. Когда близкие друзья, такие, как Майкл, спрашивали его, хочет ли он иметь жену и детей, Гордон в ответ улыбался и отрицательно качал головой. Нет, это не для него, черт побери!

Будь у него жена, разве смог бы он сейчас мчаться в этот забытый Богом шахтерский городок, предварительно не объяснив цель своей поездки и не ответив на бесчисленные вопросы? Конечно нет! Миллион раз нет!

Будь он чьим-то мужем, он не смог бы даже подумать о том, чтобы броситься за тридевять земель за неизвестной молодой женщиной, чтобы привезти ее в Сидней и поселить у себя на месяц. Боже мой! Конечно нет!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.