Ты мое счастье

Грей Ронда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ты мое счастье (Грей Ронда)

1

Жизнь никогда не идет так, как ты этого желаешь, думала Мэйбл, глядя через иллюминатор на небоскребы Чикаго.

Агата и Питер были счастливы, и им было ради чего жить. На глаза навернулись слезы, и Мэйбл порылась в сумочке, ища бумажную салфетку. Ты не должна больше плакать, приказала она себе. Ты и так уже отплакалась на целую жизнь вперед.

Она никак не могла смириться с той мыслью, что ее сестра-красавица погибла и что никогда уже не увидит ни ее, ни Питера.

Голос командира экипажа прервал ее размышления. Прозвучало сообщение, что самолет скоро приземлится и что местное время пять тридцать вечера…

Мэйбл страшно разнервничалась, как только подумала, что сейчас снова увидит Фреда Гринвуда.

Прошло пять лет после их последнего свидания, а казалось, что миновала целая вечность. Ей потребовалось много времени, чтобы преодолеть то паническое настроение, которое он посеял у нее в душе. Даже сейчас, в самое неподходящее время, она обнаружила, что думает о Фреде и о том, как он ее одурачил.

Самолет коснулся земли, и долгий перелет из Лондона в Чикаго наконец завершился. Мэйбл подождала, пока пассажиры, собрав вещи, направились к выходу, и только тогда отстегнула ремень. Потом раскрыла сумочку, вынула пудреницу и посмотрела в зеркальце. От бессонницы у нее под глазами пролегли тени, а лицо сильно побледнело. Тяжело вздохнув, Мэйбл подкрасила темно-розовой помадой губы, а потом чуть-чуть взбила свои длинные белокурые волосы. Она собиралась предстать перед очами Фреда совершенно спокойной.

Мэйбл удивилась, когда он написал ей и предложил остановиться у него, и еще больше она изумилась, когда он пообещал встретить ее в аэропорту.

Вначале Мэйбл хотела отказаться от обоих его предложений. Ей претила мысль о том, что придется проводить какое-то время в обществе этого неприятного ей человека. И только подумав о детях, она написала ему письмо и согласилась.

Бедняжки Лора и Салли, подумала она и больно прикусила губу, вспомнив близняшек. Откровенно говоря, только мысль о детях позволяла Мэйбл сохранять присутствие духа. У нее было твердое намерение увезти их домой в Англию. Дети нуждались в ней, и она их не оставит.

Наконец с решительным выражением Мэйбл торопливо поднялась с кресла. Ей придется встретиться с Фредом Гринвудом и при этом забыть их собственную печальную историю.

Иммиграционная служба бесконечно долго проверяла ее документы. Даже теперь, когда ей не нужна виза для посещения Штатов, власти интересовались, зачем она приехала, и особенно тем, когда собирается выехать из страны.

Мэйбл радовалась тому, что по совету Элвина заранее забронировала билет на обратный рейс. Она всегда сможет вписать имена детей в свой билет, но, конечно, вначале все выяснит с Фредом.

Сердце у Мэйбл сильно забилось, когда она, взяв сумку, проходила таможенный досмотр. Ее глаза искали знакомое лицо в целом море людей, ожидавших по другую сторону барьера. Пока что она никого не узнала и забеспокоилась: неужели Фред все же не пожелал встретить ее?

Мэйбл, толкая тележку с поклажей, решительно направилась через толпу встречающих к телефонной будке. Я не собираюсь, ожидая его, долго топтаться здесь, подумала она. Если уж он не явился вовремя, я сама позабочусь о себе. Но тут же Мэйбл увидела Фреда. Он стоял, прислонившись к барьеру, и внимательно наблюдал за ней. Ей показалось, что на секунду сердце замерло у нее в груди и они остались единственными живыми людьми на всей планете. Толпа вокруг них, движение и шум как бы исчезли, когда она заглянула в эти темные, волнующие ее глаза.

Фред выглядел совсем иначе, чем прежде, но все же оставался таким же до боли знакомым. От этого сердце у Мэйбл сильно защемило. Он все еще сохранил остатки своей грубоватой красоты, только теперь в его темных волосах, на висках, серебрилась седина. И одет он был не в потертые джинсы, а в строгий темный костюм. В его облике все напоминало, что это преуспевающий адвокат.

Фред не поспешил к ней навстречу, а с какой-то ленцой медленно оглядел сначала ее туфли на высоких каблуках, а потом темно-синий костюм, который облегал прелестную фигурку, и только потом остановил свой взгляд на лице.

К большому неудовольствию, Мэйбл почувствовала, что краснеет, а Фред заулыбался, заметив это, и только тогда двинулся в ее сторону.

— Привет, Мэб, давненько мы не виделись, — протяжно произнес он своим бархатным голосом, который она так хорошо помнила.

Мэйбл прикусила язык, едва не сказав: «Недостаточно давно».

— Да, действительно… Ты совсем не изменился.

Вот и все, о чем она успела подумать, и сказала-то не совсем правду. Теперь она поняла, что он изменился, и дело не только в серебристых нитях, появившихся в его волосах. Человек, которого раньше знала Мэйбл, был добродушен и доступен, а нынешний Фред казался ей неприступно суровым и крутым. Над ним как бы витал ореол властолюбия.

Мэйбл предположила, что стремительный взлет в карьере прибавил резкости и непреклонности чертам его лица. Действительно, Фред за последние несколько лет добился того, чего многие не могут достичь за всю свою жизнь. Нельзя попасть в самые верхи общества, не обладая жестокой решимостью.

Его губы скривились, и он произнес:

— Не уверен, должен ли я воспринять это как комплимент.

— Прими это как простую констатацию факта, — сказала Мэйбл, пожав плечами.

Она прекрасно знала, что он до сих пор помнит те довольно резкие слова, которые она бросила ему в лицо при их последней встрече.

— Послушай, я вовсе не хочу затруднять тебя, — стремительно продолжила она. — Если ты считаешь, что мне лучше остановиться в отеле, я поживу там, пока мы не приведем в порядок все дела.

Мэйбл старалась говорить деловитым тоном, но у нее получалось довольно колюче, что можно понять: ведь она была напряжена и взволнована в этой необычной ситуации.

Фред посмотрел на нее совершенно спокойно:

— Все приведено в порядок, — произнес он тихо, но уверенным тоном. — Я обо всем договорился. Похороны завтра.

От этих слов Мэйбл охватил озноб. Фред подхватил ее сумку и зашагал в сторону автостоянки. Мэйбл последовала за ним.

— Ну как? — Фред остановился рядом с серебристо-голубым «понтиаком» и положил ее вещи в багажник. — Хорошо долетела?

— Отлично, — сказала она.

По правде говоря, Мэйбл не обратила внимания на перелет в Америку: всю дорогу ее голова была занята мыслями об Агате, беспокойством о судьбе детей и, разумеется, боязнью снова встретиться с Фредом.

Подождав, пока он усадил ее в машину и запустил двигатель, Мэйбл задала вопрос, который не давал ей покоя:

— Как дети?

Фред взглянул на нее, и она впервые заметила усталое, горестное выражение его глаз, до сих пор скрываемое внешним спокойствием.

— Если ответить одной фразой — они опустошены.

Мэб отвернулась, скрывая скатившуюся слезу.

— Я просто не могу поверить, что это случилось, Фред, действительно не могу. Это какой-то кошмар.

— И ты мне об этом говоришь? — сказал Фред и, сохраняя мрачное выражение лица, тронул машину с места парковки.

Они не обмолвились ни словом, пока не выехали на шоссе, направляясь к центру города.

— Как твоя мама пережила все это? — спросила Мэйбл и повернулась к нему.

— Она вела себя очень мужественно, главным образом ради детей.

— Она за ними присматривает?

— Да… Мама сразу же переехала в мою квартиру. И она хорошо справляется, хотя ей и приходится очень трудно. — Фред рассеянно провел рукой по волосам и продолжил: — Мне повезло с экономкой, которая приходит каждый день, а я пытаюсь выкраивать побольше времени для дома, но это нелегко.

— Разве в этом есть необходимость теперь, когда я здесь? — быстро спросила Мэйбл.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.