Полет души

Кларк Дейзи

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Полет души (Кларк Дейзи)

1

Нет, что ни говори, в жизни много удивительного, размышляла Джун, бумажной салфеткой промокая лоб. Вроде бы только что тряслась от холода под промозглой лондонской изморозью, а теперь вот плавлюсь от жары. И это в конце декабря! Ну и ну.

Настроение у Джун было, конечно, нерадостное — откуда бы взяться радости, не тот повод, — но какое-то выжидательно-приподнятое. Как ни старались все в один голос убедить ее, что романтика этого континента осталась в прошлом и потому нет смысла лететь в такую даль — вполне можно обойтись услугами какого-нибудь филиала австралийской юридической фирмы в Лондоне, Джун на уговоры не поддалась. Она была уверена: эту землю, где все наоборот — декабрь — лето, июнь — зима, медведи не нападают, а просятся на руки, — стоило бы посмотреть и просто так, в качестве туриста. А уж если представился повод, хотя бы и такой печальный…

Покрытый пылью автобус, который высадил Джун, уже скрылся за поворотом, а она все стояла, уставившись в поблекшую надпись на обесцвеченной горячим солнцем деревянной арке: «Парк Свенсона». И чуть ниже: «Спешите видеть: Найси, любимец публики». А рядом — изображение дельфина, прыгающего в горящее кольцо.

Джун вздохнула — тяжело, печально — и покатила чемодан на колесиках к входу в парк. По-видимому, там и находился дельфинарий, аквариум или как он еще называется — Джун не очень разбиралась в таких тонкостях — с тем самым Найси, о котором она только что прочитала.

У небольшого киоска, приткнувшегося к самой арке, она остановилась. В киоске продавали входные билеты, а заодно и всякие мелкие сувениры: игрушечные бумеранги, крошечные меховые коалы — изображения этих медвежат, заметила Джун, были чуть ли не на всех рекламных щитах, — стеклянные черные лебеди, ракушки и прочие туристские радости.

Молоденькая девушка приветливо улыбнулась ей и спросила:

— Что угодно, мэм?

— Привет! Я Джун Росс, дочь мистера Свенсона. Хотела бы поговорить с управляющим, мистером Деппом.

— О, мисс Джун, вы не представляете, как мы рады вас видеть! Я — Элис. А Робин, мистер Депп, сейчас в конторе, вон там. — Девушка махнула рукой вглубь парка.

— Спасибо, Элис.

Джун помедлила у ворот, не веря, что она и в самом деле теперь владелица этого зеленого уголка на берегу океана. Слева она увидела большой ярко сверкающий на солнце водоем, вокруг которого толпились люди. Справа еще несколько водоемов — поменьше. Возле них тоже бродили люди, в основном пары с детьми.

Глядя на легко одетых, а точнее — едва одетых людей, Джун еще раз почувствовала неуместность своего льняного костюмчика — она приобрела его перед отлетом в «Хэрродсе», самом дорогом и модном лондонском универмаге. Кто бы мог подумать, что здесь такое пекло?

Она устремилась к небольшому строению, примостившемуся к зданию повыше. Над широко распахнутой дверью неказистого здания была надпись: «Парк». Джун вошла. Ничто здесь не радовало глаз: старый стол посередине, деревянные полки по стенам, заваленные всяким бумажным хламом, ракушками и разными засушенными и заспиртованными морскими тварями.

У стола стоял мужчина средних лет, черноволосый коренастый, с резкими чертами лица, и раздраженно кричал в трубку:

— Да, да, подпись я видел, но и нас надо понять!.. Почему вы не хотите нас понять?.. Ах, вы уже во всем разобрались? Ну посмотрим, посмотрим… — И он гневно швырнул трубку на рычаг.

Джун шагнула вперед и протянула ему руку.

— Должно быть, вы мистер Депп? А я — Джун Росс, дочь мистера Свенсона.

— О, миз [1] Джун, об этом вы могли бы и не говорить! Те же волосы… — Он откинул голову, приглядываясь к ее блестящей золотисто-рыжей гриве, перехваченной на макушке узкой темной ленточкой. — Те же карие, нет, зеленые, хотя… Ох, миз, — видимо, мистер Депп решил не ломать голову над определением цвета ее глаз, — как я рад вас видеть! У нас проблема, большая проблема, миз. Представляете: явился какой-то парень и собирается забрать Найси, нашу знаменитость. Ну кто же придет к нам, если у нас не будет Найси, нашего главного артиста? И что же тогда нам делать? Миз Джун, вам надо решить что-то с этим молодым человеком. Лучше всего — вышвырнуть его отсюда. Вышвырнуть — и дело с концом!

Джун проделала огромный путь, пролетела почти половину земного шара, приехала в Австралию, чтобы забрать отцовское имущество, если таковое обнаружится, и решить, что делать с парком, владелицей которого она неожиданно стала. А тут вдруг выясняется, что ее отец, похоже, был на грани банкротства. И вдобавок ко всему ей предлагается «вышвырнуть» какого-то наглеца, что уж совершенно не вписывалось в ее планы.

— Почему он хочет забрать Найси? — попыталась прояснить ситуацию Джун.

Но Робин Депп уже направился к толпе людей, обступивших бассейн.

Идя вслед за ним, Джун старательно припоминала все, что она знала о рыбах, решив, что дельфин — та же рыба, только большая. И оказалось, знает она очень немного: рыба должна быть свежей и правильно приготовленной. Вот, пожалуй, и все. Но дельфин по имени Найси в эту схему не вписывался.

Джун снова надела снятый было жакетик — босс должен впечатлять! — и обратилась к мистеру Деппу:

— А кто здесь еще работает?

— Да только я, миз Элис и Большой Босс, упокой Господи его душу. Больше никого здесь нет.

Толпа кипела и бурлила.

— Я пришел сюда, только чтобы взглянуть на дельфина! — возмущался какой-то толстяк. — А этот малый запрещает нам подходить к нему! Что за безобразие?!

— Пусть тогда вернут наши денежки! — требовал другой.

— И что, этот облезлый дельфин и есть та знаменитость? — негодовал третий.

— Вот видите? — Мистер Депп горестно взглянул на Джун. — Видите? — И, подняв руки, повернулся к толпе. — Спокойно, господа, спокойно! Мы работаем, готовим новое шоу. Идите к бассейну Подводного мира: пособирайте раковины, поиграйте с крабами и морскими звездами. Идите, идите, — торопил посетителей Депп, махая руками.

Люди отошли в сторонку, но расходиться не торопились, очевидно догадываясь, что вот-вот начнется шоу поинтереснее обещанного.

От волнения у Джун пересохло в горле, но в ней уже вовсю клокотал гнев: как может какой-то тип забрать ее артиста, ее личную собственность?

Джун подошла к невысокому, по колено, заборчику, огораживающему бассейн.

Мужчина, стоявший по грудь в воде, не обратил на нее никакого внимания. Он был полностью сосредоточен на чем-то, что выделывало быстрые круги в воде. Русые, чуть вьющиеся волосы, выгоревшие на солнце, неровными прядями спускались почти до плеч — широких, покрытых бронзовым загаром. Сильный, четко очерченный подбородок с ямочкой. Глаз его Джун рассмотреть не могла: он ни разу на нее не взглянул.

Должно быть, лет тридцать с небольшим, прикинула она, и ее сердце ёкнуло: ну просто греческий атлет, ожившая скульптура из лондонской Национальной галереи. Он сам мог бы служить приманкой для зрителей: «Спешите видеть! Великолепный образчик настоящего мужчины!» С таким бы кокетничать напропалую, а не выгонять его, но Робин слегка подтолкнул ее локтем.

— Извините меня, — сказала Джун, склоняясь над оградой. — Вы, в бассейне!

Мужчина вытащил из красного пластмассового ведра, стоявшего на платформе в воде, небольшую трепещущую рыбку и помахал ею над водоемом. Большая рыбина подплыла ближе и высунула голову из воды. Открытая пасть была усеяна рядом мелких зубов, и на какое-то мгновение Джун испугалась: а вдруг рыбина откусит пальцы этому «атлету»?

Большущая рыбина на лету поймала свой полдник и с легким всплеском ушла под воду.

Толпа взорвалась аплодисментами, но мужчина даже не поднял головы.

— Извините меня, — сказала Джун, на этот раз громче. — Будьте добры, выйдите из бассейна. Нам надо поговорить.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.