Варяжко

Срибный Игорь Леонидович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Варяжко (Срибный Игорь)

Глава 1

Варяжко [1] попал в крутую волну, которая закрутила его и понесла к берегу. Сильно ударившись боком, он успел схватиться рукой за острый выступ рифа, прежде чем волна схлынула. Переждав следующую волну, он из последних сил подтянулся повыше и распластался на рифе — неподвижный, вконец обессиленный. Варяжко не мог пошевелиться, даже руку поднять, чтобы убрать с лица слипшиеся волосы.

Отдышавшись и поднабравшись сил, Варяжко принялся шарить рукой в расщелинах рифа... Он нащупал раковину и, разломав её створки, жадно проглотил сладковатые внутренности, больше похожие на слизь. Запустив руку поглубже в щель, он нащупал целую гроздь раковин, прилепившуюся к камню. Он уже не помнил, когда насыщался… Последней его пищей был Гунлаг — один из берсерков [2] , нанятых в поход конунгом Харальдом. Они оба голодали, и Гунлаг умер во сне: Варяжко не хотел убивать храброго воина-берсерка, но иной возможности выжить не было.

Варяжко прожил долгую жизнь в военных походах и был опытным мореплавателем. Он знал, что после долгого голода нельзя наедаться, и с трудом заставил себя прекратить трапезу. Откинувшись на спину, он закрыл глаза…

Всё началось в тот день, когда Варяжко вынужден был присоединиться к дружине князя Василия. На двенадцати лодьях дружинники поплыли к конунгу Харальду Хадраду – зятю Ярослава Мудрого, который затеял войну с конунгом Свейном. Варяжко попал в дружину лишь потому, что жил в большой деревне рыбаков на Старой Ладоге и знал кратчайший путь из Балтийского моря в Северное по рекам Айдер и Треене. Он уже не раз водил княжеские лодьи к норманнам по торговым и военным делам...

В жестокой битве войско Хадрада, усиленное дружиной князя Василия, одержало победу над свеями. Стольный град свеев - Хедебю был предан огню, а полуостров Ютландия перешёл во владения конунга Хадрада. После битвы часть княжеской дружины с богатыми дарами ушла в Киев, а часть осталась у Хадрада, чтобы помочь тому удержать власть и получить долю от сражения со свеями. Остался и Варяжко – старшим над кметами…

В течение месяца свеи несли дань - франкские мечи, фризское сукно и кувшины, составные роговые гребни, стекло, вино, украшения маврского происхождения, моржовую кость и китовые шкуры. Скоро три лодьи, оставленные князем для военной добычи, были загружены доверху.

Но Харальд Хадрад не был бы самим собой, если бы остановился в своих неуёмных устремлениях. Он призвал русов, коих было около двух сотен, к себе в замок. «Вы получили всё, что причиталось вашему князю за победу над свеями. Но я хочу дать вам больше! Идем со мной в Англию, — сказал Харальд. — Там богатые города».

И русы дали уговорить себя.

Конунг Харальд Суровый не сказал им всей правды… Он шёл не за тем, чтобы пограбить английские города, хотя по пути викинги безжалостно грабили богатые монастыри и местное население, отправляя добычу к морю, чтобы не связывать себе руки… Он шёл за тем, чтобы занять Английский престол, и потому ему так необходимы были сильные воины и мореплаватели, коими были русы! Войско Харальда высадилось в Кенте и дошло до Стамфорд Бридж, где и состоялось решающее сражение. Войско конунга было разбито королём Англии Гарольдом, а сам он был убит..

Остаткам войска конунга Харальда ничего не оставалось, как уйти к драккарам [3] , сняться ночью с якоря и отплыть к Гибралтару, тем более, что самая ценная добыча уже находилась на драккарах.

Их преследовали… Потеряв в абордажной схватке драккар, Варяжко успел перескочить на другой, но, отрезанные от берега, они вынуждены были повернуть на запад, в Море Мрака. Вскоре опустился вечерний туман, а погоня продолжалась. Пронзительные удары бронзовых дисков, усиливающие темп гребли, слились в сплошной звон. Гребцы конунга начали уставать, и сменить их было не кем.

Викингов спасла внезапно налетевшая буря.

Драккар Варяжко, словно щепку, уносило куда-то в темноту. Когда сквозь тяжелые, низкие тучи, раздираемые сполохами молний, пробился серый рассвет, Варяжко приказал облегчить драккар, выбросив за борт половину добычи. Но через день пришлось выкинуть за борт и всё остальное, поскольку шторм разбил мачту, порвал парус и корабельные снасти, расщепил руль. Корпус драккара был еще крепок, и ветер, волны и морские течения продолжали гнать его все дальше и дальше в неизвестность. Наконец, всё кончилось: грозовые тучи ушли, выглянуло солнце, цвет моря изменился, став из серо-стального лазурным, вода — теплой. Варяжко понял: они очень далеко от знакомых берегов. Людей было мало, а те, что остались в живых, были ранены снастями, обломками мачт и вёсел во время бури... Но он надеялся, что рано или поздно драккар прибьет к какой-нибудь земле. Шли дни и недели, а драккар все плыл и плыл, подгоняемый неведомыми течениями. Казалось, Море Мрака не кончится никогда.

- Неужели правы скальды? – сказал берсерк Гунлаг, вглядываясь в бесконечность водной пустыни. – Они сказывали, что огромный океан, достигая края мира, изливается в бездонную яму — Утгарду. Там злой Локи вместе с волком Фафниром ждет назначенного часа, чтобы победить Вотана. В этой последней битве при Рагнаради падут все боги и все герои.

С помощью берсерков, коими верховодил Гунлаг, Варяжко собрал на корме остатки провизии и запасы воды. Уцелевшие викинги и русы возмутились, но никто не захотел вступить в единоборство с берсерками, которые шли в битву с одним мечом в руке, с обнажённым туловом…

Но надолго провизии не хватило, и скоро викинги съели свою обувь, кожаные части снаряжения… Многие викинги ослабели и не могли даже встать. Тогда Гунлаг помог им быстро и легко умереть. Мясо нарезали полосами и повесили сушиться на солнце. Теперь у оставшихся вживе была пища. Но и она скоро кончилась… И Варяжко с Гунлагом остались вдвоем.

А течения все влекли драккар в незнаемое, туда, где каждый вечер заходило солнце. Варяжко каждый новый день делал зарубку на древке, оставшемся от мачты. Когда их стало боле полутора сотен, он прекратил это занятие. А скоро наступили дни голода и мучительной жажды…

Варяжко пил дождевую воду, а когда не было дождей, выжимал сок морских рыб. Его могучее тело стало сдавать. Он с тоской вглядывался в край моря, ждал — не покажется ли обещанный Гунлагом спуск в Утгарду. Пусть их швырнёт в черную яму! И придет покой...

Волны постепенно крушили драккар… По ночам из глубин моря поднимались какие-то чудовища, и в их громадных глазах отражался свет звезд.

Теперь Варяжко и Гунлаг сидели каждый на своём краю драккара – один на корме, другой на носу. И каждый бросал на соседа голодные взгляды… Варяжко был более терпелив и дождался своего часа… Он досыта напился крови и высушил мясо берсерка.

Варяжко страшно устал, рассудок уже начал мутиться, и он едва удерживался от соблазна навсегда погрузиться в морскую пучину…

Но вот сего дня на туманном краю неба, словно мираж, возник берег. Варяжко до рези в глазах всматривался в смутные очертания земли и ему мерещились деревья, селения… Земля приближалась, и вскоре он отчетливо увидел остроконечные горы, розовеющие в лучах солнца... Прошел день, начался второй… Земля приближалась: прибрежные течения тащили обломки драккара к берегу. Варяжко уже отчётливо видел полосу прибоя, разбивавшегося о рифы.

Он надел кольчугу и подвязал канатом меч на спину. Приготовился…

Когда обломки драккара разбились о риф, Варяжко бросился в воду. Кольчуга сразу потащила его ко дну, но он собрал в кулак весь свой дух и поплыл, благо до ближайшего рифа, о который разбился драккар, было всего-то три-четыре сажени…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.