Сто грамм для белочки

Луганцева Татьяна Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сто грамм для белочки (Луганцева Татьяна)

Глава 1

Молоденькая секретарша в короткой юбочке с примятыми от сидячей работы рюшами и приталенной кофточке цвета кофе с молоком заглянула в кабинет своей начальницы.

Дело было в частной стоматологической клинике «Белоснежка». Девушку-секретаря звали Вика, а начальницу – Яна Карловна Цветкова, и ее считали незаурядной личностью не только сотрудники, но и все, кого она встречала на своем жизненном пути.

В клинике царила непринужденная обстановка, и это шло от Яны Карловны, правда, работали все очень плодотворно, так как уважали свою слегка сумасшедшую хозяйку, любили свое дело, и оно хорошо оплачивалось.

Яна сидела, развалившись в кресле, водрузив длинные ноги в черных колготках и черных лакированных туфлях на высоченных шпильках на стеклянную поверхность ультрамодного рабочего стола. На ней были короткий джемпер легкомысленного розового цвета и кожаные черные шорты. Длинные светлые волосы были собраны в «конский» хвост, которым Яна изредка норовисто потряхивала. Макияж был очень ярким, красные ногти слишком длинными, и в целом Яна производила неизгладимое, хоть и не однозначное впечатление. Дополняли образ роковой женщины многоярусные бусы, браслеты и серьги угрожающих размеров, переливающиеся всеми цветами радуги.

– Яна, к вам посетительница, по личному вопросу, – сказала Вика.

– Как она выглядит? – спросила Яна.

– Молодая женщина неприметной наружности, в серой кофте, серой юбке, серых туфлях… и внешность такая…

– Серая? – уточнила Яна.

– Точно! Что-то ничего больше на ум не приходит… – смутилась Вика.

– Очень плохо, – вздохнула Яна, – по личному вопросу я предпочла бы принять яркого брюнета. Шутка! Пусть заходит! – махнула рукой начальница, убирая длинные ноги под стол и принимая благопристойную позу.

Вика исчезла, и в кабинет вошла женщина, столь метко описанная секретаршей. Она была не красивая, не страшная, не молодая, не старая, никакая. А это Яна не любила больше всего, так как не видела индивидуальности человека. Но женщину она узнала: та всегда была такой и нисколько не изменилась со студенческих времен. Да и имя у нее было запоминающееся и очень шло к ее образу невыразительной молодой бабушки.

– Арина Родионовна! – воскликнула Яна, вскочив с кресла, пулей подлетев к гостье и огрев ее по спине дружеским хлопком. – Привет! Сколько лет, сколько зим!

– Здравствуй, Яна, – смутилась дама, у которой, похоже, от пестроты наряда Яны зарябило в глазах.

– Аринка! Вот это да! Как я рада тебя видеть! Так давно никого из наших не встречала, и вот тебе на! Ты совсем не изменилась!

– Ты тоже, Яна…

– Ага! Все такая же высоченная дылда! – согласилась Яна с удовольствием, накручивая «хвост» на кисть руки.

– Ты все такая же яркая, красивая и худая… Словно время тебя обходит стороной, – Арина скользнула взглядом по фигуре Яны и сложила руки на слегка выступающем животе.

– Какое время?! Какие наши годы?! – снова стукнула ее по спине Яна. – Мы же еще молодые!

– Уже за тридцать, – поежилась Арина, на всякий случай отодвигаясь от бывшей сокурсницы на безопасное расстояние.

– И что? Ты так говоришь, будто нам уже за восемьдесят.

– До восьмидесяти я не доживу…

– Ты знаешь, как потрясающе выглядела в восемьдесят лет Коко Шанель? – Яна продолжала фонтанировать энергией, – она всегда радовалась встречам со старыми и новыми друзьями.

– К сожалению, я не Куку и не Шинель… – задумчиво ответила старая знакомая, а Яна закашлялась.

– Это точно… Эх, Арина, ты совсем не изменилась! Неисправимая пессимистка.

– Зато ты всегда была оптимисткой. Солнечный лучик всего нашего курса. И все наши мальчики в тебя были влюблены, – то ли обвиняя, то ли восхищаясь, сказала Арина.

– Ну уж не все… – покраснела Яна, – но некоторые были…

– Славка Рыбкин до сих пор не женился, все по тебе сохнет. И Абрамов Вовик не перестает тебя вспоминать.

– А мы с ним целовались, – Яна наклонилась к ее уху, заговорщицки подмигивая.

– С кем? С Вовиком или Славой? – заинтересовалась Арина, у которой даже лицо преобразилось и нос вытянулся, и сразу стало понятно, что, несмотря на свою внешнюю добропорядочность, сплетницей она была отменной.

– Эх! – тряхнула «хвостом» Яна. – Целовалась я с Сережей Артюхиным.

– Да ты что?! А мы и не знали…

– У нас был тайный роман, – вздохнула Яна, уносясь мыслями в далекое прошлое.

– Сережка… – наморщила лоб Арина. – Он же с красным дипломом окончил, уехал в Америку… и пропал.

– Я тоже ничего о нем не знаю, да честно говоря и не пыталась что-либо узнать, все быльем поросло, жизнь меня закрутила…

– Говорят, он стал богатым человеком. Ох, умеешь ты, Яна, мужиков выбирать! Муж у тебя был богатый, а теперь, говорят, настоящий князь в женихах ходит?

– Подозреваю, Арина Родионовна, что побывала ты у меня дома и попила чаю с плюшками с моей домоправительницей. Хорошая женщина Агриппина Павловна, жаль только, что язык длинный. Небось она и подсказала тебе адрес, где я работаю? Мы же с тобой не общались последние …адцать лет.

– Так все и было, – заулыбалась Арина, – башка-то у тебя всегда варила.

– Не без этого, – самодовольно заметила Яна.

– Ну а это не брехня? – спросила Арина и подалась к Яне.

– Что?

– Про князя-то…

– А! Сущая правда! Карл Штольберг-младший, прошу любить и жаловать. Высок, красив, богат, впрочем, как все мужчины в моем окружении, – начала перечислять Яна, – но есть один недостаток.

– Какой?

– То, что он князь! Не люблю я этого, понимаешь? Живет в Чехии в огромном замке, представляющем культурную и историческую ценность. Замок, заметь, свой, родовой. Ну и дел у него всегда выше крыши, благотворительность и все такое… А там еще и балы, и официальные приемы, тьфу! Я же, ты понимаешь, на это не гожусь. Вот уже года два он уговаривает меня уехать к нему, а я оттягиваю этот знаменательный момент. Так и живем, он в Чехии, я здесь, видимся нечасто, но я его люблю, это точно! Ладно, что мы все обо мне и обо мне, ты-то как, няня добрая моя… Обзавелась семьей?

– Нет… – опустила глаза Арина, она явно растерялась, не совсем понимая, почему нельзя уехать в Чехию, чтобы жить в настоящем замке с богатым красавцем.

– А что так? – полюбопытствовала Цветкова.

– Эх, Яна, не послушалась я в студенческие годы твоего мудрого совета выглядеть ярко и эффектно, выходить чаще на люди, вот и осталась в девках. Всё интеллектом хотела взять… а ведь по одежке встречают.

– Это поправимо, не волнуйся! Ты вовремя меня нашла! Еще ничего не упущено!

– Мне бы твою уверенность, – вздохнула Арина, глядя на раскачивающиеся серьги в ушах Яны и невольно задумываясь о том, почему они до сих пор не отвалились вместе с ушами.

– А чем ты занимаешься-то? – допытывалась Яна.

– Не всем же везет вырваться в Москву из нашего провинциального городка. Работала я в обычной стоматологии за государственную зарплату, а год назад умер отец, и я осталась одна…

– Сочувствую.

– Спасибо. Я тогда, чтобы сбежать из этого болота, продала нашу трехкомнатную квартиру и решила переехать в столицу. На деньги, вырученные от продажи шикарной квартиры, я смогла приобрести здесь только малогабаритную «однушку», но не жалею. Устроилась в частную клинику, стала неплохо зарабатывать и почувствовала себя человеком.

– Здорово! Значит, мы теперь живем в одном городе? Что же ты раньше меня не нашла? Я бы помогла тебе устроиться, и с работой тоже… да вот хоть ко мне…

– Неудобно было, да я сама со всем справилась, чем и горжусь. Да и не знала я, будешь ли ты рада меня видеть? – сказала Арина, опустив глаза.

– А сейчас тебе удобно? Что изменилось? Как ты вообще могла подумать обо мне такую гадость? Я своих не бросаю.

– Сейчас повод есть. – Арина попыталась уменьшиться в размерах, правда, ей это не удалось.

– Я вся внимание. Давай присядем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.