Сталь и пепел

Вадим Львов

Жанр: Альтернативная история  Фантастика    Автор: Вадим Львов   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Русские танки вынырнули из-за дымовой завесы, гудя турбинами на расстоянии меньше двух километров, от расположения американцев. "Барсы" создавались именно для того, что бы в маневренном бою, сокрушить "вероятного" противника и расчистить дорогу вглубь Европы — тысячам более примитивных, советских танков. Конструкторы уповали на три составляющих успеха Т-80- подвижность, огневую мощь и защиту. Если с первым и вторым- у "Абрамсов" генерала Меллоуна- всё было в норме- защита, как обычно ни к чёрту не годилась. Плата за комфорт экипажа, приходилось прикрывать бронёй эргономичный внутренний объём. Причём бронёй тонкой, поставь туда основательную броневую преграду- вес танка перевалит за сотню тонн. Стреляй "Абрамсы" с места, как в "Буре в пустыне" по устаревшим машинам арабов- это было бы не важно. Но в "собачьей свалке" которая началась после прорыва русских на близкую дистанцию- бронезащита играла ведущую роль. Видели бои на ринге, когда низкорослый, но шустрый боксер прорывается к огромному увальню, спокойно ждущему у канатов?? Вот то же и случилось в танковом бою под Радомом- 29 июля…

Часть первая. Три всадника

Акула будет рада

Если весь мир окажется под водой

(Китайская пословица)

Пляшет небо под ногами, пахнет небо сапогами,

Мы идем, летим, плывем. Наше имя — Легион.

"Легион". Группа "Агата Кристи"

Пекин. Чжуннаньхань. 2 мая

Если вы были в столице бывшей Поднебесной империи, то обязательно посещали сердце этой древней страны — Пекин, или Бейджинг как его называют сами китайцы. В центре этого магического для иностранцев, сердца, в районе Сичен, к западу от Запретного города лежит озеро Бэйхай в простонародье — "северное". Вокруг этого озера, сегодня крутится вся общественная и политическая жизнь тысячелетней империи народа хань. Здесь находится Чжуннаньхань- китайский аналог Кремля, скопление правительственных учреждений и штаб квартира ЦК КПК.

Один из самых могущественных людей в китайской партийной иерархии, глава организационного отдела Секретариата ЦК и по совместительству основной куратор органов разведки и госбезопасности, товарищ Чэн Юаньчао, внимательно смотрел на двух зашедших к нему людей. Генералы — Вань Цзян и Ян Чжи, представляли две длани китайской системы безопасности. Сухощавый и жилистый Цзян руководил вторым бюро "Гуанбу"- министерства государственной безопасности, упитанный и жизнелюбивый Чжи — командовал департаментом разведки и контрразведки в министерстве общественной безопасности. [1] Оба генерала, были ставленниками Чэна и его давними знакомыми, со студенческой скамьи.

Юаньчао сделал пригласительный жест рукой и вошедшие сели на стулья по обоим сторонам огромного лакированного стола. Социализм, несмотря на заклинания его идеологов, не только не преодолел синдром борьбы за власть среди государственной верхушки но и обострял его. Несмотря на единую идеологию — Госсовет КНР увлеченно интриговал против ЦК..А региональные партийные организации — против центра. Чэн Юаньчао служил Генеральному секретарю КПК и только ему. Генералы сидящие перед ним — это кадровый резерв партии на ближайшие годы. Пора было разогнать зажравшихся бюрократов с их сыночками-олигархами и продолжать уверенный рост Поднебесной. [2]

— Какие проблемы, товарищ Цзян? Спросил Чэн, гляди исподлобья на своего визави. Зачем вы настаивали на экстренной встрече?

— Возможно раскрытие нашего агента Аиста и срыв операции "Три всадника". Ситуация весьма серьёзна.

Сидящий напротив Цзяна, Ян Чжи с немым стоном закатил глаза к лепному потолку и спросил коллегу.

— Насколько вероятно раскрытие?

— Если не принять срочных мер, раскрытие практически неизбежно. Агента узнал беглый уйгурский диссидент.

Вам, Цзян кивнул в сторону Чжи, профессор Шохрат Юсеф — хорошо знаком. Вы же настаивали на его срочной депортации из страны в девяносто пятом..

— Как это, могло получится? Насколько я знаю, Аист больше десяти лет работает "нелегалом". И очень успешно — это наш лучший оперативник..

— Возможно, я подчёркиваю, возможно…он ослабил бдительность. Насколько нам известно, Юсеф опознал его в Каире. На международной конференции по вопросам ислама. Столкнулись в ресторане.

— И что? Нетерпеливо спросил Чэн, явно теряя терпение.

— Юсеф остановил Аиста на выходе и назвал его прежнее имя и звание. Естественно, Аист не отреагировал, сказал, что опознались и пошёл по своим делам.

— Чёрт. Чистая случайность. Буркнул Ян Чжи. Как такое могло быть, после всех хирургических вмешательств. Пять операций, гарантии специалистов по пластической хирургии. и какой то уйгурский учёный клоп опознаёт нашего человека.

— Нет товарищ Чжи. Это говорит о том, что нельзя, привлекать сотрудников вашего ведомства, к операциям стратегической разведки. Юаньчао сверкнул глазами.

Повисла неловкая, тяжёлая, словно нож гильотины, пауза. Генералы спрятали глаза.

— Товарищ Цзян. Неужели в "Гуаньбу" не нашлось агента уровня Аиста?

— Нет. К сожалению исламский фактор — это относительно новое дело для внешней разведки. Тем более для тайной операции такого масштаба. Основная масса оперативников со знанием исламского вопроса сосредоточены у генерала Чжи. По крайней мере — тогда. И действительно- Аист, это лучший из лучших.

Генералы были правы. Чэн — это знал. Значит часть ответственности, за срыв "Трех всадников" будет лежать на нём. Отвертеться — не удастся. В лучшем случае — выгонят на пенсию или послом в Непал или Гондурас. А в худшем- инфаркт и пышные похороны. Слишком большие деньги потрачены, слишком многое поставлено на карту. Председатель Лю Хайбинь — такого провала не простит. Ни ему, ни его команде.

Об операции "Три всадника" среди миллионов китайских чиновников, знало только четыре человека. Председатель КНР и первый человек Китая — Лю Хайбинь и люди, сидящие сейчас за столом напротив друг друга. Уровень секретности был таков, что Цзян и Чжи обращались к Чэну напрямую, через головы своих непосредственных начальников, министров общественной и государственной безопасности. При успехе операции — Китай должен утвердится, в роли единственной мировой сверхдержавы. А конкуренты — погрязнуть в бесконечной войне или сгинуть в безвестности. Тем более, ситуация внутри "красного дракона" с каждым днём, все более и более осложнялась. Перегретая экономика "всемирной фабрики по пошиву трусов" стала выдыхаться. Безработица — росла ужасающими темпами как и обнищание населения. Пока, государственным и партийным органам — удавалась держать ситуацию под контролем, но прогнозы, увы, были тревожными. Через год, кризис должен был сорваться в штопор. Тогда Китай с многомиллионными ордами безработных, голодных и на всё готовых людей- становился на грань распада и гражданской войны. Операция "Три всадника" — могла спасти страну и обеспечить её уверенное развитие. Новые заказы для промышленности, новые рынки сбыта.

— Что делал Юсеф после встречи с Аистом?

— Засел в ресторане со своими друзьями, учёными-религиоведами. Господами Виалли и Городниковым.

— Русский и итальянец?

— Так точно. Оба весьма известные специалисты по исламу. Авторы книг и научных монографий. С Юсефом — общаются давно, ещё до депортации последнего.

— Вот тварь! Не выдержал Чжи. Надо было тогда его не выпускать из Урумчи. Или устроить несчастный случай!

Чэн неожиданно хлопнул ладонью по столу.

— Прекратить. Что Юсефа — депортировали, на это было решение ЦК. Оно не обсуждается. Тогда было такое время, что нескольких особенно крикливых и безобидных уйгуров и тибетцев — выгнали из страны на радость либеральным американским СМИ. Надо решать- что делать с Юсефом. Сейчас же.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.