Разлитая вода

Анискова Наталья

Жанр: Рассказ  Проза    Автор: Анискова Наталья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разлитая вода ( Анискова Наталья)

Наталья Анискова

Разлитая вода

Снег да лед кругом. Господи, сколько льда… Лед и ветер, ветер и холод, пробирающий до жилки.

Несколько дней шли дожди, и кубанская земля раскисла в жидкую грязь, по которой тащились и кавалерия, и пехота, и обоз с гражданскими и ранеными. А потом ударил мороз, и в лед обратилось все, что было вокруг: земля, измокшее платье, сабли. Одеяла на раненых покрылись ледяной коркой, которую с ужасом обнаружили сестры милосердия и сбивали потом штыками санитары.

Штабс-капитан Виталий Сулеев пошевелил онемевшими пальцами, огляделся зачем-то. Ничего нового – вокруг офицеры Второго конного полка Третьей дивизии полковника Дроздовского. Усталые, злые, в обтерханных шинелях, а позади темной змеей тянется остальная Добровольческая армия.

Подошел поручик Елагин, похожий на тощего рыжего кота лихорадочным блеском в глазах и впалыми под бакенбардами щеками.

– Огоньку не найдется, штабс?

– Извольте, – Виталий нырнул под шинель за спичками, которые держали теперь во внутренних карманах, чтобы не промочить. Достал заодно папиросу и себе. Елагин, щурясь, глядел вперед.

– Как считаете, штабс, выберемся мы из этого ледового царства?

Виталий жадно затянулся, выпустил сизый прогорклый дым.

– Выберемся, поручик. И будем давить красную сволочь дальше. Как вошь давить.

– Это вы точно сказали, – поддержал ротмистр Полянский. Большой, чернобровый, раньше плотный, налито-румяный, теперь он казался нездорово рыхлым. На Полянском была выменянная на самогон у черкесов генерала Эрдели казачья папаха, украшенная по нынешней погоде сосульками.

– Что точно? – обернулся к ротмистру Виталий.

– Точно вы сказали про вошь, – невесело хмыкнул Полянский.

– У вас личные счеты, штабс? – негромко спросил Елагин.

– У меня личные счеты, – отчеканил Виталий. – К пропивающему Россию быдлу.

Войско генерала Корнилова выступило из Ростова в феврале и до последних дней двигалось к Екатеринодару. А потом грянула новость – город уже занят красными, и придется поворачивать на юг. Теперь они ползут к Кубани, тяжко, медленно, будто каждый волочет с собой камень, и имя этому камню…

Красные налетели внезапно. Ордой, лавиной, пахнущей железом, кровью, немытым телом, орущей, стреляющей, гикающей. И оставалось теперь только рубить, не думая, не оберегая себя, не останавливаясь. Вокруг свистело и жахало, храпели кони и хрипели раненые, металл звонко сталкивался с металлом и глухо – с телом. Виталий рубил – c натугой, наотмашь, с плеча, заходясь ненавистью и гневом. Слева ротмистр Полянский с оттяжкой махнул саблей – надвое, от плеча до пояса, развалил кавалериста со звероватой цыганской рожей, в папахе с красным околышем. Виталий мотнулся в седле – справа налетал дюжий, наголо бритый здоровяк в кожанке, с раззявленным в крике ртом. Виталий ощерился, поднырнул под свистнувшую в воздухе шашку, колющим ударом свалил бритого с коня. Распрямился в седле, краем глаза успел заметить еще одного, русоволосого. И – свет взорвался болью. Сабля вылетела из рук, Виталий почувствовал, как летит куда-то вниз, и мир вокруг кончился.

* * *

Витька очнулся от холода – колотило так, что зуб на зуб не попадал. Голова гудела, а больше вроде ничего – больно не было. «Подымайся, чего разлегся, как фон-барон», – сказал Витька сам себе и, оглядываясь, встал.

Кругом были мертвые. Мутный свет, не то утренний, не то сумерки вечерние, заснеженная равнина и мертвые. В офицерских шинелях, в тулупах, в кожанках, уже припорошенные белым. Витька сглотнул и помотал головой, отгоняя жуть. Атака была, сообразил он и вспомнил скачку до одури, перекошенные офицерские морды, сабельный звон. Контузило, значит.

Витька сунул было руку в карман и обнаружил, что кармана на месте нет. И кожанки нет, вместо нее на плечах у Витьки задубевшая, почти деревянная шинель. Мать честная, что за… В двух шагах, раскинув руки, с колотой раной на груди лежал навзничь бритоголовый дюжий красноармеец. Витька опустился на колени, стянул с того кожанку, матерясь, напялил на себя. Проморожена кожанка была еще пуще шинели, зато не белогвардейское тряпье.

До ближайшей станицы, Ольгинской, получилось часов семь ходу. А там Витьке повезло – в станице квартировал полк седьмой красногвардейской дивизии, его полк. И еще больше повезло, когда здоровяк-ротный Семка Михеев, дружок еще с Петрограда, облапил с криком:

– Сулеев! Живой! А мы тебя уж списали. Эй, братцы, глядите, комиссар вернулся! Где ж ты был, Витюха?

– Не помню… – тряхнул головой Витька. – В атаке контузило, ничего сейчас не помню, только как офицерье рубил.

И снова покатились вперед боевые деньки, покатились навстречу белой армии красные отряды. Все вокруг были свои, и все было правильно, и Витька легко встроился в привычный порядок, забыв о контузии – на войне контузии дело обычное.

Пленного взяли под Ново-Дмитровской, после жаркого боя, в котором полегла едва не четверть полка. Взяли – громко сказано, мальчишка отстал от своих, брел и крутил головой на тонкой цыплячьей шее. Он даже застрелиться не сообразил, обычно офицерье живым в руки не давалось. Мальчишку сгребли, связали руки за спиной и, подталкивая штыком для бодрости, погнали в станицу, в штаб.

– Это кто у нас такой? – поинтересовался Семка-ротный. – Витюха, ты допроси его по-грамотному.

Пленный же вытаращился на Витьку, будто у того рога выросли.

– Штабс… Откуда вы здесь?..

– Какой я тебе штабс, выродок ты белогвардейский? – спокойно, почти ласково спросил Витька.

– Штабс-капитан Сулеев, – как само собой разумеющееся ответил парнишка.

На допросе он ничего толкового не сказал, и Семка под конец бросил брезгливо:

– Даже стрелять жалко.

– А белая сволочь нашего брата жалеет?! – вскинулся Витька и в ответ на молчание ротного продолжил: – Не жалеет. И нам нечего. Под корень их всех. Галактионов! Васин!

На пороге штабной избы выросли фигуры бойцов.

– В расход!

– Витюха, ты мне вот что скажи… – задумчиво проговорил Семка Михеев, когда пленного вытолкали за дверь. – Как атака была, видал я у белых одного офицера. В упор видал – вот как тебя сейчас. На саблях с ним схлестнулись, а потом развело нас. Так вот – вылитый ты с лица. А теперь этот фамилию твою назвал. Откуда ему знать ее?

Витька сел за стол, уложил подбородок на кулаки и глянул на Семку хмуро.

– Брат у меня был. Похожий один в один, близнец.

– Почему был? Убили?

– Долгая история, – Витька крякнул, сплюнул на неметеный дощатый пол. – Мы с детства неразлейвода были. Куда он, туда и я. Нас и назвали похоже. Меня – Виктором, его – Виталием.

Витька замолчал, уперся взглядом в столешницу.

– И чего? – помог ротный.

– В германскую дело было, в начале еще. Отступали мы сильно, на флангах уже немчура, окружением дело пахло. И вот оставил полковник наш взвод – прикрывать. До вечера продержаться приказал. Выкосило всех, вдвоем мы с Виталькой остались. Но продержались, как велено было – до вечера за пулеметом. А как вернулись, полковник целовал обоих. Герои, дескать. Орден, мол, каждому, и офицерский чин.

– Ну а дальше, дальше чего?

– А дальше и орден был, Святой Анны, и бумага на офицерство пришла. Да вот какое дело – одному только. Может, в штабах попутали, может, еще что. Вот тут пути наши и разошлись.

– Как же так? – ахнул ротный.

– Да так. Тиф меня свалил тогда. Не помню ни черта, как было. С тех пор один раз его только и видал, в Петрограде, юнкерами он, гнида, командовал. Столкнулись, можно сказать, лицом к лицу, на Суворовском. Шмальнул в меня братишка мой, вражина белогвардейская. В упор из трехлинейки шмальнул, так-то вот.

Скачка бешеная была, горячая, в лоб добровольческому конному эскадрону несла она за собой Витьку. Он чувствовал, что почти летит, орал на скаку. Не долетел – грудью нарвался на пулю. Запрокинулся, завалился с коня, головой грянулся оземь. И мир померк.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.