Огненная западня

Коротеев Николай Иванович

Жанр: Прочие приключения  Приключения    1965 год   Автор: Коротеев Николай Иванович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огненная западня ( Коротеев Николай Иванович)

8 июля

— Итак, товарищи, я собрал вас, чтобы сообщить… интересное известие.

Петр стоял у костра, держа в руках небольшой кусок известняка. Остальные, устроившиеся вокруг огня, смотрели на него снизу вверх.

— Садись, — подражая хорошо поставленному голосу педагога, сказала Марина. — Двойка. Свои мысли необходимо выражать своими словами.

Склонив голову набок, Петр с любопытством оглядел своих спутников. Деловитая, хозяйственная Марина сосредоточенно дула на ложку с горячей кашей, которую собиралась попробовать. Загорелая, с разгоревшимся от жара лицом, девушка пыталась быть серьезной, но это ей плохо удавалось. Зато Тимофей был предельно сосредоточен. Громадный увалень, он отвечал столь же неторопливо, сколь и мыслил. Секунд через пять, когда до него дошли слова Петра и Марины, он оторвал наконец взгляд от подвесного мотора, в котором копался, глянул на высившегося у костра командора. Потом Тимофей добросовестно провел ребром ладони под носом, оставил на щеке рыжий след масла:

— Ну…

Дзолодо не обратил на заявление Петра ровно никакого внимания. Он полулежал у костра. Его узкие раскосые глаза не отрываясь глядели на пламя. Петр искренне усомнился, слышал ли Дзолодо сказанное. Как всегда, он блуждал в дебрях шахматной мысли.

«Жаль, коли так», — решил командор. Интереснейшее известие, которое он собирался сообщить, касалось Дзолодо самым непосредственным образом.

— Ну! — протянул Тимофей. — Говори, что ли…

— Нам необходимо вернуться на развилку рек и идти вверх по Лосиной, а не по реке Солнечного луча, куда мы свернули. Ясно?

Марина зашипела, ожегшись кашей:

— Это плохая шутка, командор.

— Да… — среагировал Тимофей.

— А как же я? — Дзолодо сел. Его глаза необыкновенно округлились.

— Мы не можем изменить маршрут, — твердо сказала Марина. — Что за чепуха! Не пешком же пойдет Дзолодо до Высокого. И меня там дела ждут. Выдумает…

— Да, — подтвердил Тимофей. — Ерунда получается, командор.

Все замолчали.

Марина поднялась, захватила чайник и ушла к реке. Она считала заявление командора несерьезным.

В темноте на перекате плескалась вода. Слышался глухой перестук камней, которые течение волочило по дну. Стояла удивительная тишь. Такой никогда не было. В безветрии затаилась тайга.

Что-то неясное, скрытое темнотой, поднималось в поросшие тайгой горы из далекой долины.

Тревожно дрожал свет звезд. Они не мерцали, как обычно, а именно дрожали, словно их лихорадило.

Марине показалось, что на той стороне у воды мелькнули во тьме чьи-то горящие зеленым светом глаза.

Она готова была поклясться, что видела их на самом деле, и, возможно, так оно и было. На какое-то мгновение Марина ощутила себя в полном одиночестве, и тогда пришел страх.

Позади нее, у костра, громко заговорили. Марина прерывисто вздохнула и направилась обратно.

— Я видела на том берегу чьи-то глаза, — сказала Марина, но ее никто не слушал.

— План не догма, а руководство к действию. Нам необходимо изменить маршрут, — сухо сказал Петр.

— Мы должны знать — почему? — отрезал Тимофей.

— Идти вверх по реке через заломы? — Дзолодо вскинул брови. — И как же я? Когда я попаду домой? К родным?

— Может быть, ты все-таки объяснишь, в чем дело? — попросила Марина и добавила: — Нельзя же не считаться с нами.

— Дайте договорить. Набросились!.. Ну вот. — Петр знаком попросил всех приблизиться к карте, которую он расстелил у костра. — На всем протяжении Лосиной, до впадения в нее реки Солнечного луча, я находил на берегах ископаемого моллюска Мидендорфа. Мидендорф — ученый-геолог, который в прошлом столетии исследовал бассейн реки. Но тогда палеогеология не была еще достаточно развита. Приуроченность вымерших существ к залежам полезных ископаемых почти не изучалась.

— Это интересно, — кивнул Дзолодо. — Значит, как их…

— Моллюск Мидендорфа, — ответил Петр.

— Значит, моллюски Мидендорфа выносятся из Лосиной. а в реке Солнечного луча, куда нам по плану надо свернуть, их, по-моему, нет.

— Точно.

— Река Солнечного луча течет в предгорьях. На равнине фактически. И на ее берегах нет известняков. А в каньоне Лосиной, посмотрите, известняков полно. Поэтому я настаиваю: надо изменить маршрут.

— А к чему они приурочены, как ты говоришь? — спросил Дзолодо.

— К месторождениям олова.

— Серьезно? — подался вперед Тимофей. — Чего же ты молчал? Кустарь-одиночка.

— Я не мог сказать. Не был уверен.

— Ничего себе! — заворочался Тимофей. — Не был уверен. Ты, что ли, открыл этих моллюсков в Лосиной? Тебя же просили проследить. Так?

— Не совсем. Самые верховья реки Солнечного луча и Лосиной почти не были обследованы палеогеологами. Понимаете? Случайно в школьной коллекции обнаружен образец с отпечатком моллюска. Три года назад выпускники ходили в этот район. Вот меня и просили проверить.

— И ты молчал! — хлопнул себя по колену Тимофей. — Нет, ты пижон. Махровый пижон.

— Действительно, — подтвердил Дзолодо.

— Как у вас все быстро получается, мальчишки. — Марина пожала плечами. — Р-раз — и повернули. А дела, которые ждут в Высоком? Я что же, не выполню задания? Не соберу фольклор?

— Потом. Обследуем Лосиную — и пойдем по реке Солнечного луча в Высокое. Решили? — Петр оглядел товарищей. — Меняем маршрут. Завтра проскочим к Лосиной — и вверх.

— Дорога там дрянь. Говорят, завал на завале и течение очень быстрое, пороги. За мотор я не ручаюсь. — Тимофей говорил это неторопливо, отделяя фразы длинными паузами. Петру показалось, что он произнес целую речь.

Марина усмехнулась:

— А за себя? Будто мы просто пойдем по другой улице.

— Но ведь время, Петя. Сколько времени уйдет! — веско заметил Дзолодо.

— Две — три недели нам понадобится. Потом — отдохнем в Высоком. Вы одно поймите: у нас есть возможность сделать открытие!

— Этот моллюск всегда, как это, приурочен к олову?

— Ну, знаешь, Тим! — Командор развел руками. — Может, моллюск есть, а олова нет.

— Короче — риск, — подытожил Тимофей.

— Петр неправ! Надо идти намеченным путем. Мы не уложимся в срок. А у каждого свои дела, планы. Останется время — вот тогда другое дело.

— Хватит, Марина. Ты можешь оставаться и ждать нас здесь, — сказал Петр. — А еще про романтику говорить любишь. Комиссаром у нас числишься, уважаемый замсекретаря комсомольской организации школы.

— Демагогию разводишь, Петенька, — почти пропела Марина.

— Ну, это ты брось! Я предлагаю настоящее большое дело. Конечно, я понимаю, Дзолодо — пассажир, он просто в гости к родным едет. Поэтому он против.

Дзолодо смутился:

— Почему же…

— Значит — «за»? — приступил к нему Петр.

— Так нечестно! — возразила Марина.

— «За»?

— Как все… — Дзолодо растерянно опустил глаза.

— Мы не имеем права менять маршрут! — с отчаянием воскликнула Марина. — Если мы вовремя не придем в Высокое, нас искать начнут.

Петр отмахнулся:

— Мелочи. Я, как командор, беру ответственность на себя. Понятно? Ну, Тим?

— Мотор… Ведь он не такой уж сильный… В верховьях Лосиной течение…

— На шестах дойдем! — воскликнул Петр. — Ну, Тим!

Тимофей поморщился, почесал щеку, окончательно испачкал лицо смазкой:

— Давай!

— Вот так, Марина, — Петр развел руками. — В меньшинстве. Придется подчиниться.

В безмолвии ночи послышалось тугое дыхание ветра в вершинах. Шум заглушил звонкое биение реки в каменистых берегах. Марина глянула вверх. Звезды лихорадило, но только на половине неба. Другая была аспидно-черной. Ее затянуло громадой тучи. От нее потянуло резким холодом.

— Дождь будет! Крепить палатку надо! — крикнула радостно Марина, подумав, что непогода задержит их и Петру волей-неволей придется отказаться от своей затеи. — Скорее! Скорее!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.