Мы хотели играть

Симонян Карен Арамович

Жанр: Детская фантастика  Детские    1982 год   Автор: Симонян Карен Арамович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мы хотели играть ( Симонян Карен Арамович)

Карэн Арамович Симонян родился в 1936 году. По образованию он инженер, окончил факультет механизации Ереванского политехнического института имени К. Маркса. Увлекшись фантастикой, первые книги («Марсиане» и «В щупальцах Медузы») выпустил еще в студенческие годы. Затем вышли сборники его повестей и рассказов «Цирк на Луне» (1960), «Второе солнце» (1962), «Мы хотели играть» (1963), «Улыбка» (1964), «Луг» (1967), романы «Тайна свинцовых людей» (1959), «Блуждающая планета» (1961), «Аптекарь Нерсес Мажан» (1970). В 1972 году в Ереване был издан в переводе на русский язык его сборник «Фантастика».

Пишет К. А. Симонян и реалистическую прозу. Таковы, например, известные и русскому читателю роман «Сицилианская защита», повесть «До свидания, Натанаел!».

Рисунок Е. Стерлиговой

Мы затаили дыхание, замерли средь пожелтевших кустов. В безмолвии осеннего сада раздавалось лишь поскрипывание гравия. Он шел медленно — разыскивал нас. А мы с Тиграном прятались, чтоб смыться от него и поиграть с ребятами из соседнего двора в теннис. Тигран его об этом со вчерашнего вечера просил, но наш робот-нянь был неумолим. Он все твердил, что ему поручено следить за нами, что мы обязаны в такое-то время заниматься, в такое-то время есть, в такое-то время отдыхать. Поручила ему это наша мама. Если б сама мама была сейчас в городе, мы бы с Тиграном, конечно же, ее уговорили. В крайнем случае, пришлось бы немножко поныть, мама чуть-чуть посердилась бы, а потом улыбнулась, и все бы вышло по-нашему. А теперь вот…

— Он нас не найдет, Тигран?

— Не найдет, если болтать не будешь! — шикнул на меня Тигран.

Шорох гравия раздался совсем рядом. Я окаменел. Сквозь просвет в кустах мне было видно металлическое тело нашего няня, поблескивавшее в лучах осеннего солнышка. Мне вдруг стало ясно, что прятаться бессмысленно — из укрытия все равно не выйдешь, робот тут же нас заметит, значит плакал наш теннис.

Робот прошел мимо. Шаги его заглохли, и я перевел дух.

— Ушел.

— Не заметил.

— Улизнем? — предложил я. — Что толку тут сидеть?

— Да, мне тоже надоело, — согласился Тигран. — Только все-таки потерпим еще чуток.

— Почему?

— Да он не так далеко отошел.

— Если б мама тут была!..

— Она поздно вечером должна вернуться, — сказал Тигран.

Опять помолчали.

До чего же скверно, когда няня не человек, а робот. Раньше было все иначе: няни были терпеливыми тетями и бабушками. Порою строгими. Но все-таки ребята могли их уговорить, убедить в чем-то. А с роботом каши не сваришь…

— Тигран, — прошептал я. — Давай сыграем с нянем какую-нибудь шутку.

— Какую?

— Да что-нибудь придумаем в воспитательных целях.

Тигран ухмыльнулся невесело.

— Не выйдет, это же машина: какое задание ей дано, то она и будет выполнять.

— Еще лучше, что машина! Порвем какой-нибудь провод…

— Вы здесь? А я вас ищу, — прозвучал прямо над нами голос робота. — Ну-ка, вставайте.

У меня сердце оборвалось — нашел-таки!

— Не слышите? Я с вами разговариваю!

Мы вышли из кустов. Мне видеть не хотелось холодные стеклянные зеленоватые глаза робота. И было даже чуть-чуть страшновато.

Когда вышли в аллею, Тигран незаметно подмигнул мне: мол, смоемся?

И в тот же миг наш прекрасный нянь схватил нас за руки.

— Мы пропали! — сказал Тигран.

— Прощай, теннис! — добавил я.

И осенний сад тут же утратил для нас свое очарование.

Я слышал теперь только знакомое и такое несносное жужжание моторчика, исходившее из металлического тела нашего воспитателя.

Когда подходили к дому, я принялся ныть:

— Ну, пожалуйста, отпусти нас… Мы потом позанимаемся… Нас ребята ждут…

— Нужно учить уроки, — нянь был непреклонен.

— А мы попозднее, вместо вечерней прогулки… ну, честное слово, сядем заниматься…

— Нет! — отрезал нянь.

— А мама нам позволяет, — прибегнул я к последней уловке.

Он на это ничего не ответил — просто втащил нас в комнату. Ничего не поделаешь, мы сели, раскрыли тетрадки и грустно переглянулись.

— Начнем с астрономии, — сказал нянь.

— Начнем, — вздохнул Тигран.

Я написал на промокашке: «Отвлеки его, а я его проучу», — и показал фразу Тиграну. Тот кивнул.

— Чем вы заняты? — спросил нянь и, ловко перехватив промокашку, прочитал: — «Отвлеки его, а я его проучу». Что это?

— Предложение. Сложносочиненное предложение, которое состоит из двух простых. — Тигран подмигнул мне, и я встал у робота за спиной.

Пока Тигран разбирал первое предложение, я отважно приступил к делу: принялся отвинчивать крышку на спине у робота.

О! Чего только не оказалось внутри: электрические лампочки, разноцветные провода, фарфоровые изоляторы, коричневые интегрирующие щиты… Не долго думая, я оттянул один из красных проводов, и — опля! — провод оборвался. Робот и этого не почувствовал. Но, поскольку Тигран уже закончил разбор нашего сложного предложения, робот спросил:

— Что вам задано на завтра по астрономии?

— География Сатурна.

— Ясно. Внимание. Сатурн делится на два полушария — Северное и Южное. В Северном полушарии преобладают горные цепи, долин почти нет…

И вдруг зеленоватые глаза нашего няня засветились ярче прежнего, внутри его раздался какой-то скрежет: с ним творилось что-то непонятное. Потом он повторил:

— Сатурн делится на два полушария — Северное и Южное. В Северном полушарии преоб-обладают горные цепи, долин почти нет…

Солнце давным-давно закатилось, и сумерки перешли уже в ночь, а мы все еще сидели за письменным столом. Нянь позабыл и про нашу вечернюю прогулку, и про ужин, и про то, что нам пора спать. Он все не отпускал нас и твердил свое:

— Сатурн делится на два полушария — Северное и Южное. В Северном полушарии преобладают горные цепи, долин почти нет…

А мама, как назло, все не возвращалась и не возвращалась.

Перевод с армянского Аллы Тер-Акопян

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.