Непокорная невеста (Мятежная душа) (Другой перевод)

Хэмпсон Энн

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Непокорная невеста (Мятежная душа) (Другой перевод) (Хэмпсон Энн)

Глава 1

Стоя на веранде своей спальни, Джуди смотрела на прекрасный Киренский залив, который от их владений отделяла узкая полоска пляжа. На востоке от гавани высился замок, а вдалеке, за синей гладью спокойного теплого моря, виднелись покрытые сверкающим на солнце снегом вершины турецких гор.

Родившаяся в Англии, Джуди жила на сказочно красивом острове Кипр с пяти лет. Ее дед, отец ее матери, грек-киприот, волевой и обладающий решительным характером человек, взял Джуди на воспитание после того, как с промежутком в три месяца ее родители погибли. Дед любил девочку, поселил ее в роскошном доме и дал хорошее образование. Но он воспитал ее точно так же, как традиционно воспитывали девушек-киприоток, — в строгости, иногда граничащей с суровостью, и чуть ли не в заключении. Однако, когда Джуди исполнилось шестнадцать, он послал ее учиться в одну из французских школ. Она провела там год и недавно вернулась — всего два месяца назад.

Дед к этому времени, соскучившись, несколько смягчился и позволил единственной внучке бывать в обществе самостоятельно, посещать друзей в Никозии и в других частях острова.

Джуди вернулась в спальню, больше не обращая внимания на пейзаж за окном. Взяв расческу, она причесалась, потом взглянула на часы и побежала вниз. Ее дед сидел во внутреннем дворике и читал газету. Она хотя и торопилась, так как ее автобус уходил меньше чем через пятнадцать минут, на миг остановилась и посмотрела на него. Безжалостное солнце иссушило его кожу, и дед выглядел гораздо старше своих шестидесяти двух лет. Но его внешности было присуще изысканное благородство, которое подчеркивали твердые линии подбородка и губ, высокий лоб и выразительные темные глаза. Его волосы до сих пор сохранили иссиня-черный цвет, загорелая кожа лица стала смуглее, чем у араба. Он был подтянутым, мужественным и очень высоким, чем сильно отличался от обычных киприотов, нередко приземистых и грузных.

Кристалис когда-нибудь станет похожим на него, подумала Джуди. Кристалис, которого дед выбрал ей в женихи и с которым обручил ее. Джуди сосватали два года назад, когда ей было пятнадцать, а Крису — двадцать шесть… Сосватали, несмотря на то что девушка даже ни разу его не видела. Когда шли переговоры, ее отослали в другую комнату. А когда она наконец увидела этого молодого человека, то поразилась. Неужели он был способен согласиться на брак по расчету? Импозантный, стройный, с аристократичной внешностью, он выглядел до такой степени надменным и самоуверенным, что Джуди почему-то показалось: такой человек, как он, современный, образованный, не может соглашаться на подобный брак. Да, они нередко заключались на Кипре и на родине Криса, в Греции, — он по происхождению был не киприотом, а афинянином. Но, как и многие богатые судовладельцы, Крис купил великолепный дом на острове Гидра, а также бунгало высоко в горах, в окрестностях деревни Карми, на Кипре. Именно там он и увидел Джуди, в церкви в Кирении, и немедленно попросил ее руки. Не прошло и недели, как их помолвку отпраздновали в ресторане «Корнер», одном из самых фешенебельных и дорогих в Никозии.

Когда Джуди обручили, она считала слово деда законом. Тогда она думала, что, как и многие девушки-киприотки, должна прожить жизнь с мужчиной, которого не любит. Но в вечер помолвки, в разгар веселья, она вдруг почувствовала необъяснимый страх перед Крисом. У него был такой внушительный и замкнутый вид! Джуди напомнила себе о том, что свадьбу сыграют только через два года. Она подсознательно лелеяла надежду, что их не поженят, потому что этому обязательно что-нибудь помешает.

Но время летело так быстро… а Джуди к тому же познакомилась с одним молодым англичанином, Ронни Теннантом. В числе других иностранцев киприотское правительство позволило ему работать на Кипре. Работы не хватало даже уроженцам острова, поэтому такое разрешение получали только опытные специалисты и служащие посольства. Ронни получил должность в телевизионной компании в Никозии, потому что у него была очень высокая квалификация и как профессионал он оказался необходимым компании. Кроме того, он занялся обучением молодого киприота, которому со временем предстояло занять место Ронни. Они с Джуди летели из Афин на одном самолете. Она ездила в гости, а Ронни пересел на этот самолет, возвращаясь из Англии.

Они встречались тайком, и Джуди жила в вечном страхе, что об этом узнают. На Кипре девушки не ходили на свидания, даже если их еще не просватали… а уж о том, чтобы невесте встречаться с другим молодым человеком, не могло быть и речи. Если бы их отношения получили огласку, последовал бы ужасный скандал, а на имя такой девушки и честь ее семьи навсегда легла бы тень позора.

— Дедушка, — наконец проговорила она, подходя к нему. — Я еду в Никозию. Мне надо кое-что купить к свадьбе Манулы…

— К свадьбе Манулы? — нахмурился тот, откладывая газету. — Но на прошлой неделе ты уже два раза ездила в Никозию. Я полагал, что теперь у тебя есть все, что нужно.

Джуди с трудом проглотила слюну и уставилась на свои руки, которые молитвенным жестом сложила перед собой и крепко сжала их, чтобы дед не заметил, как они дрожат.

— Не все, дедушка. Мне еще надо купить пояс для платья и несколько… несколько ленточек для волос. — Она подняла глаза. Неужели дед смотрит на нее с подозрением? Или у нее от страха разыгралось воображение и ей это показалось?

— Понятно. Ну что ж, тогда тебе лучше поехать. — Он взглянул на часы. — И придется поторопиться, чтобы не опоздать на автобус. Во сколько он уходит?

— Через десять минут. Я вернусь на том, который идет в пять пятнадцать.

— Не опоздай, Джуди. Ведь ты не забыла, что сегодня вечером мы ждем на обед твоего жениха? И он пишет, что приедет рано, около шести.

Девушка кивнула и направилась к автобусной остановке. Приедет Крис. Сколько же раз она вообще его видела? Первый — в день помолвки, когда ее привела из салона бабушка Астеро, двоюродная сестра ее деда. Джуди робко и нерешительно вошла в гостиную и увидела мужчину, который к ней посватался и которому ее дед дал согласие. Он посмотрел на нее совершенно бесстрастно… и даже не поцеловал, чтобы скрепить заключенный между ними контракт. Во второй раз они встретились на церемонии помолвки. Большую часть времени и внимания Крис уделил ее деду, — может быть, они обсуждали приданое, подумала тогда Джуди, — а весь остальной вечер разговаривал со своими друзьями, которых пригласил в гости. Но раза два Джуди заметила, что Крис смотрит на нее. Просто разглядывает ее тело, как будто пытается определить, сколько удовольствия получит от обладания им, когда наступит время. Джуди отнеслась к этому равнодушно, скорее ее удивило бы его безразличие к ней. Ее воспитали так, что она принимала подобные вещи, не испытывая ни обиды, ни оскорбления. Тем не менее Джуди все-таки покраснела — так же, как покраснела бы на ее месте любая другая девушка-киприотка. Ее жених насмешливо поднял прямые черные брови.

В третий раз она увидела его на свадьбе Маргариты. Тогда Крис оказался на Кипре. Он отдыхал от дел на своей вилле над Карми и принял приглашение на свадьбу даже несмотря на то, что был совершенно незнаком с Маргаритой, как и с собственной невестой. Но на Кипре на свадьбу приглашали всю деревню и приглашения обычно принимали. В тот раз Крис потанцевал с Джуди и немного поговорил с ней. Но их беседа ничем не отличалась от разговора случайно познакомившихся людей, которые в первый раз встретились на этой свадьбе.

А теперь Крис приедет снова… На этот раз чтобы договориться о свадьбе — в этом не оставалось никаких сомнений. Увидев, что автобус уже вот-вот уйдет, Джуди бросилась бегом, и водитель, заметив девушку, подождал ее. Они ехали всего несколько минут, как вдруг один из пассажиров обнаружил, что у него нет сигарет. Водитель остановился, чтобы тот купил их в ближайшем магазине. Вскоре автобус присоединился к колонне автотранспорта. Последовала обычная проверка турецкими служащими, а потом подъехали джипы ООН с развевающимися флагами. Два автомобиля обогнали их, направляясь к началу колонны, а остальные последовали за ней. Один из турецких служащих вошел в автобус и сел перед Джуди, улыбнувшись ей. Девушка улыбнулась в ответ, и они немного поболтали друг с другом. Наконец колонна двинулась с места, проехала по извилистой дороге через великолепный Киренский горный кряж, а потом оказалась на засушливой, безлесной Мессаорийской равнине, в центре которой находилась прекрасная столица острова.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.