Тихий омут

Лис Маргерит

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тихий омут (Лис Маргерит)

Глава 1

Кэти привела в порядок креповое платье тетушки Грейс, а потом полюбовалась тем, какой нарядной и счастливой выглядела женщина, спускаясь в комнату отдыха «возобновить необходимые знакомства». Кэти стояла на длинной открытой галерее, куда выходили двери спален. Ей казалось, будто она снова на палубе корабля. Девушка почти ощущала качку и слышала шум двигателей. Это любопытное и абсолютно нереальное чувство можно было объяснить пьянящим воодушевлением, какое она сейчас испытывала. Но все было куда более прозаично — она и правда совсем недавно сошла с корабля и еще не успела привыкнуть к твердой земле под ногами.

В лучах солнца гавань блестела и переливалась всеми цветами радуги, а вдали высокие пальмы словно врезались длинными тонкими листами в кромку темно-синего неба. От шумного западного берега скользили под парусами лодки рыбаков, охотящихся за летучей рыбой…

Острое лезвие злословия резануло слух и вернуло Кэти на землю.

— …Глупая старуха наконец-то дорвалась до денег, — раздался женский голос. — Я имею в виду — больших денег. Ей досталось поместье «Мэриет», и она примчалась из Англии, чтобы поглазеть на это неожиданное счастье. Я так понимаю, это в южной части острова. Очень живописная развалина.

Мужской голос лениво поинтересовался:

— А какова роль девушки? Платная компаньонка?

— Нет, племянница. Ноль без палочки. Поразительно ординарна.

— Я бы не назвал ее ординарной, дорогая. Натуральные блондинки в наше время так редки, что производят просто ошеломляющий эффект. Она лакомый кусочек.

— Натуральная? О господи, будто я никогда не видела волосы после гидроперита. Ее головка похожа на новенькую бесцветную монетку в двадцать гиней. Впрочем, она вся, наверное, стоит немногим больше.

— Гм-м, двадцать гиней? Интересно. Чистенькая, прямо с монетного двора, не так ли?

Они расхохотались. Затем вновь зазвучал женский голос:

— На самом деле грустно. Этот бесцветный вид вряд ли сослужит ей хорошую службу. В ней нет яркости, такие девицы в жизни — только фон. Она из тех, что всегда увиваются возле состоятельных старух.

Они вновь рассмеялись. В разговор вклинился другой голос:

— Не переживайте, дорогая. Могу вас уверить, пусть она только фон, но своего не упустит. В тихом омуте сами знаете…

Мужчина возразил:

— Если она и получит деньги, то они достанутся ей очень трудно. Вечные причуды старухи, бесконечные придирки, неуважение… Постоянный контроль, будь то даже необходимые покупки или игра в бридж. Ей придется постоянно думать о будущем, бояться сделать неверный шаг, беспокоиться, как бы старая дева не прожила слишком долго и не успела бы спустить все деньги.

Компания медленно удалялась, продолжая сплетничать.

Кэти стояла неподвижно. Она вся горела, тело била дрожь. Волшебство исчезло, а вместе с ним все краски и великолепие заката. Неожиданно быстро наступила ночь, звенящая жужжанием насекомых, показались такие странные и непривычные созвездия — Арго, Южный Крест и Кассиопея.

Девушка вернулась в спальню и стала собирать разбросанные тетушкой Грейс вещи — та всегда, одеваясь, оставляла после себя комнату похожей на берег, куда вынесло обломки после кораблекрушения. Она прошла к себе, через общую ванную, снимая на ходу шелковый халат. Ее комната была опрятной и скромной, не имела черт индивидуальности, за исключением, пожалуй, свойственной Кэти неудержимой страсти к порядку.

Она окинула себя в зеркале пристальным, оценивающим взглядом — тонкие руки, длинные стройные ноги, бледная кожа, не знающая косметических средств, кроме тонкого аромата моря, который впитала за время долгого плавания, резкие очерты лица, глаза цвета морской волны и ореол светлых, почти серебристых волос, с отливом… бесцветности, напомнил ей внутренний голос.

Кэти надела платье из плотного французского шелка в узкую розовато-лиловую полоску. Не глядя в зеркало, заколола волосы гребнем, одновременно обувая белые вечерние туфли. Затем, повинуясь силе привычки, окинула комнату взглядом на случай, если что-то лежит не на своем месте, и, убедившись, что все в порядке, вышла.

В комнате отдыха тетушка Грейс сидела в окружении людей, смеющихся и разговаривающих чересчур громко и выражающих чрезмерное удовольствие, когда она выделяла кого-то из них. Кольца на пухленьких пальцах поблескивали, внушительное ожерелье из граната и хрусталя притягивало внимание, напоминая украшенный цветами балкон. Ее розовое дружелюбное лицо светилось от удовольствия и выражало радость долгожданного триумфа.

Кэти стояла в стороне от этой группки людей. Ее улыбка постепенно становилась все более горькой и напряженной — девушка не знала, как к ним присоединиться. Смирившись с тем, что ей не удастся вступить в разговор, она отошла к одному из незастекленных окон. Наблюдая за суетящимися, снующими к барной стойке и обратно людьми, она думала: «Просто я не умею общаться».

Неожиданно Кэти ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. Из противоположного конца комнаты на нее с нескрываемым любопытством смотрел мужчина лет тридцати, хорошо одетый, стройный, с чертами хоть и не поражающими красотой, но создающими впечатление умного, легкого в общении человека. Девушка вспомнила, что видела его сегодня днем прогуливающимся по берегу с темноволосой девочкой в сопровождении очень строгой на вид английской гувернантки. Тетушка Грейс, проявляющая живейший интерес ко всем окружающим, каким-то невероятным образом узнала, что его имя — Филип Джеферс, о чем, естественно, рассказала Кэти.

Внезапно он подошел к ней, уселся в соседнее кресло и просто спросил:

— И как они находят столько тем для разговоров?

— Мне бы тоже хотелось это знать, — кивнула Кэти.

Мужчина улыбнулся и слегка наклонился к ней:

— А я все стоял там и пытался угадать ваши мысли, мисс Сомерс.

Он сказал это с таким обезоруживающим дружелюбием, что было просто невозможно воспринять его слова как оскорбление. К тому же в этих краях формальностям уделялось значительно меньше внимания, чем в других частях света.

Взгляд Кэти на секунду задержался на группе людей, окруживших тетушку Грейс.

— Я думаю, что, будь это любой другой отель, было бы то же самое.

Возможно, ее намек был чересчур ясен, потому что он тоже взглянул на людей, занятых тем, чтобы понравиться тетушке Грейс, и спросил:

— Грустно узнать, что люди одинаковы во всех частях света, не так ли?

— А ведь совсем недавно этот карибский остров был полон для меня такого очарования!

Мужчина улыбнулся:

— Я угощу вас коктейлем ром-пунш, и волшебство вернется.

Кэти с интересом глянула на него:

— Вы давно в этих краях?

— Банти и я провели здесь всю зиму. Дочке семь лет, и она — единственное, что у меня есть. Когда она отдыхает, у меня появляется масса свободного времени. Я познакомился тут с несколькими приятными людьми, вступил в яхт-клуб. Только все это интересно не более, чем играть дома в гольф. Сидишь себе в клубе, зеваешь и играешь в бридж. Жизнь кипит где-то вдали от тебя, и ты начинаешь понимать бармена, который придумывает новые напитки, просто чтобы хоть чем-то занять время. Хотя этот коктейль, кажется, вам не по вкусу?

Кэти вспыхнула и отвела взгляд. Плохо быть косноязычной, но еще хуже неумение скрывать свои мысли!

— Фамилия вашей тетушки тоже Сомерс? — спросил он так же непринужденно.

— Да, она сестра моего отца.

— Вы живете вместе или просто решили отдохнуть вдвоем?

— Мы живем вместе довольно давно. Понимаете, мои родители умерли, еще когда я училась в школе. Так что у меня осталась только тетушка. И с тех пор…

У нее вдруг возникло острое желание рассказать ему обо всем, что происходило с ней за эти годы. О скудной жизни за городом, о доброте тетушки, собственных хлопотах и беспокойстве и о том, как внезапно для них распахнулась дверь в Приключение… Кэти ошеломило желание выложить все незнакомому человеку, и она, опомнившись, скромно ответила:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.