Москва

Бенедиктов Владимир Григорьевич

Близко… Сердце встрепенулось, Ближе… ближе… Вот видна! Вот раскрылась, развернулась, Храмы блещут – вот она! Так – она! – Давно ль из пепла? А взгляните, какова! Встала, выросла, окрепла И по-прежнему жива! И кресты церквей далече, В радость сердцу и очам, Идут в золоте навстречу Золотым небес лучам, — И спокойный, величавый, Бодрый сторож Русской славы — Кремль – и красен, и велик, — И светла, златовенчанна Колокольня Иоанна Движет звучный свой язык; Только с бурей поборолась, Глядь! Опять в лучах горит И во весь свой медный голос С Божьим небом говорит. Город – досыта простору! Город – есть на что взглянуть! Город – под гору да в гору! Так и эдак повернуть! Он не в вытяжку, не стройно, Но широко, но спокойно На холмах по-барски лег, Дал разгул своим палатам, И рассыпался по скатам, И раскинулся, как мог. Много прожил он на свете, Помнит предков времена, И в живом его привете Нараспашку Русь видна. Русь… Блестящий в чинном строе Ей Петрополь – голова, Ты ей – сердце ретивое, Благодатная Москва! Хладный, строгий, многодумный Он воспитанник Петра, Полн заботою разумной О стяжании добра. Он – питомец полуночи — К морю Финскому приник; У него России очи, Слух, и дума, и язык. А она – Москва родная — В грудь России залегла И в себе родного края Жилы жаркие сплела, И богата Русской кровью, И кипучею любовью К славе царской горяча, Исполинов коронует, И трезвонит, и ликует, Бьет по всем струнам сплеча; Но когда ей угрожает Силы вражеской напор, Для себя сама слагает Славный жертвенный костер И, врагов завидя знамя, К древней близкое стене, Повергается во пламя И красуется в огне, И, как феникс, вылетая Из трескучего огня, Снова блещет, золотая, С кликом: «Русь, целуй меня!»

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.