Нашествие космических паразитов, или Бешеная карьера капитана Радовски

Рублёв Сергей Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1. Вторжение

…Когда с невесть откуда приблудившегося летающего блюдца раздался отвратительный скрежет, капитан Радовски не сразу понял, что это голос. Для начала по основному каналу связи пронесся залп отборнейших ругательств на всех языках Земли, а затем глумливым тоном было произнесено буквально следующее:

— Мы есть великий народ всея Галактика… Мы будем трахать ваш Земля… Мы будем брать наложница ваш жена и систер, хо-хо-хо!!! — после чего перед самым носом капитана на экране вспыхнуло довольно натуральное изображение задницы, сопровождающееся демоническим хохотом.

Рассвирепевший капитан нажал сразу на все гашетки, в считанные секунды превратив добротное летающее блюдце в груду пылающих обломков. Засадив по ним еще парочку ядерных ракет, он обрел некоторое душевное равновесие — багровый туман перед глазами рассеялся, и он осознал, что произошел так долго ожидаемый первый контакт. «Он же и последний!» — с удовлетворением отметил Радовски, разворачивая свой орбитальный перехватчик. Как настоящий военный, он воспринимал любой контакт (даже с прекрасным полом) скорее как разведку боем. Этот бой он выиграл, как ни крути.

Если бы капитан знал, чем в будущем обернется его победа, он взвыл бы от крутой тоски — и сам царь Пирр не позавидовал бы ему!

* * *

…Происшествие на орбите вызвало переполох — еще бы! В дверь дома, где жило человечество, кто-то постучал, и теперь хозяева в душевном томлении пытались догадаться, кто бы это мог быть? Как всегда, первой на этот вопрос ответила пресса. Газеты, радио и телевидение переполнились свежайшей информацией (иногда настолько свежей, что она опережала события). Благодатная тема летающих тарелок обрела вторую жизнь, и залежавшийся материал о встречах с разноцветными и разнокалиберными энлонавтами могучим потоком хлынул на головы растерянных обывателей, хороня под собой какие-то жалкие факты. Факты оставались уделом ученых, а они, как обычно, не могли прийти к единому мнению.

Единственное оставшееся свидетельство — запись речи инопланетян, анализировалось и перетолковывалось на сотни ладов с помощью всемогущей математики, семантики, информатики, лингвистики и других инструментов познания, но безуспешно. Что скрывалось в нем? Предположения были самые разные — от антиэтики загадочных существ, которой предписывалось бы считать приветствием самое страшное оскорбление, до простого недоразумения из-за перегруженности земных телеканалов сценами скорее однообразными, чем пристойными.

Общее возмущение научной общественности вызвал поступок капитана Радовски — употреблялись такие термины, как «вандализм», «варварство», «армейская тупость». Однако все эти бессильные вопли, как волны о гранитный утес, разбивались об Управление Обороны — капитану дали повышение и внеочередной отпуск. Сам маршал Огарио пожал ему руку и назвал «Верным сыном Земли», что было равносильно высшей награде.

Кстати, общественное мнение склонялось скорее в пользу военных, и весьма далекие от христианской морали настроения (типа: «Этих вонючих пришельцев надо заставить уважать Землю») были широко распространены. Взрыву земного шовинизма помешало лишь то, что заставлять было вроде уже некого…

* * *

Полгода спустя, когда страсти поутихли, а очередные сенсации (вроде появления преподобного отца Бенедикта, главы Новой Моральной Церкви, на пляже нудистов) вытеснили хамов-пришельцев с первых полос газет, майор Радовски спокойно попивал кофе, сидя в уютном бункере перед пультом глобальной системы слежения. На громадном экране разворачивалась захватывающая дух панорама Солнечной системы. Майор изредка бросал на нее скучающий взгляд.

В космосе все спокойно — за орбитой Плутона то появлялись, то пропадали в радиотени блестки кораблей международной экспедиции; в поясе астероидов оживленно сновали «челноки», перебрасывая сырье и людей ко вновь открытым месторождениям и транспортным кораблям; стройным косяком, как журавли в полете, шли ракеты очередного каравана к Марсу… В околоземном пространстве летало столько, что уследить за всем без помощи ЭВМ было бы просто немыслимо — цели фиксировались тысячами! Ни одна уважающая себя страна не могла обойтись без своего спутника, а в самых развитых свои спутники имелись уже у штатов, областей и отдельных городов. Бесчисленные заводы, лаборатории, научные станции и оранжереи дополняли картину — бедняга Ньютон перевернулся бы в гробу, узрев сию «гармонию звездных сфер».

Но, как уже говорилось, все было спокойно, как вдруг… Майор Радовски подавился кофе и выпучил глаза на экран — откуда-то из-за громады Юпитера вывалилась целая гроздь огоньков, мчащихся на предельной скорости к центру системы. Не успел майор откашляться и протянуть руку к кнопке общей тревоги, как вспыхнула еще одна гроздь.

«Черт возьми, они тормозят — до этого их скорость была слишком велика для локаторов!» — мелькнула догадка.

Сирена общей тревоги сотрясла стены, на миг поселив в душах страх и растерянность. Армада неизвестных кораблей все прибывала, сейчас их уже было столько, что они сливались в одну дрожащую светом кляксу — разрешающей способности аппаратуры не хватало.

— Пришельцы! — рявкнул кто-то над ухом майора, клацнув зубами — Так их разэтак и растак! — начальник главного штаба генерал-адмирал Исмаилов потряс мощным волосатым кулаком — Добрались-таки, разнюхали, а?!

— Гады! — согласился Радовски, пробегая по клавишам вызова глав военного ведомства.

По сигналу общей тревоги власть над всеми вооруженными силами Земли сосредотачивалась здесь, на неприметном островке, затерянном в освистанных ветрами просторах Тихого океана. Дежурный главнокомандующий сейчас, наверное, спешно натягивает китель, лихорадочно перебирая в уме шифры и коды, дающие ему власть над заблокированным вооружением. Власть, впрочем, чисто номинальную — без одобрения специальным советом ООН ни одна ракета не сдвинется ни на миллиметр. Совет состоял из глав межгосударственных объединений — Европейской гиперреспублики, Афро-Азиатского конгломерата и Объединенных Штатов Обеих Америк — не говоря уже о Тихоокеанском Королевстве…

…В течение ближайшего часа главный штаб был весьма шумным местом. Прибывали чины. Маршал Огарио, преодолев на стратосферном истребителе десять тысяч километров, сразу прошел на командный пункт и забрал бразды правления в свои руки — после этого общая суетня и шум достигли апогея и стали походить на шабаш. Телефоны звонили не переставая, группа секретарей едва успевала отвечать на запросы ведомств, правительств, международных организаций — ужасная новость в мгновение ока облетела мир.

Армада пришельцев! Идет к Земле!! Человечество в опасности!!!

Комитет ООН безропотно отдал контроль над оружием Управлению Обороны, выразив уверенность в полной и окончательной победе. Уверенность выражал президент Объединенных Штатов, как наиболее тренированный оратор, но и в его бархатистом голосе проскальзывала предательская дрожь. Однако военным чужды сомнения: уже разрабатывалось с полдюжины вариантов отпора агрессору на основе военной доктрины и плана стратегического развертывания. Вариант глухой обороны Земли был сразу отвергнут, как недостойный — многочисленные поселения на Марсе и Венере, рабочие поселки и научные станции на Меркурии и в поясе астероидов взывали о помощи, и Земля не могла бросить их на произвол судьбы. Но защитить каждое в отдельности не удастся — у нападающих слишком много кораблей… Остается единственный выход — атака! Генеральное сражение, как в старые добрые времена — в нем решится судьба человечества (и начальник контрразведки потихоньку принимается набрасывать план партизанской войны — на случай поражения). Результатом первых же часов работы штаба явился знаменитый «Приказ N1»:

Всем, всем, всем!

Неведомый агрессор вторгся в пределы Солнечной системы, неся с собой рабство и разрушение нашей цивилизации. На Земле и в поселениях вне Земли объявляется чрезвычайное положение, вся власть переходит к Комитету Обороны во главе в маршалом Огарио.

Во исполнение своего священного долга перед человечеством я приказываю:

Всем космическим кораблям, имеющим противометеоритные и другие средства поражения стартовать по готовности и на крейсерской скорости следовать навстречу противнику. До особого распоряжения в бой не вступать, в дальнейшем действовать по обстановке.

Подпись: маршал Огарио.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.