Харизма [СИ]

Павлик Анастасия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Харизма [СИ] (Павлик Анастасия)

ГЛАВА 1

Зеленая и круглая, как сама планета, физиономия Ревы-Коровы улыбалась с билборда на крыше главпочтамта. Алюминиевые ламели, звякнув, встали на место. Я опустилась обратно в кресло и впервые за целый день позволила себе проникнуться тем, что собираюсь сделать.

  На перламутровых, похожих на пасхальное яйцо, часах - начало одиннадцатого ночи. Дверь в мой кабинет была закрыта на замок, и тем не менее я боролась с поползновением подергать за ручку. Это было бы слишком даже для меня. Нет причин для беспокойства. Я повторила эту фразу про себя несколько раз, и сняла трубку с рычага - медленно, осторожно, будто это действие таило в себе невысказанную опасность. Именно это и таило, без шуток.

  Я знала только одного человека, кто на заднем сиденье своего внедорожника возит надувную лодку на случай, если прорвет плотину. Человека, у которого паранойя была своего рода профессиональным заболеванием. Фокус состоял в том, чтобы держать ее в ежовых рукавицах и не позволить затмить здравый смысл. Поскольку Багама был все еще жив, он в этом явно преуспевал.

  Разумеется, 'Багама' - это липовое имя, более того, выбранное с несвойственной его обладателю небрежностью. Все очень просто: у Веры, моего секретаря, на столе стоит перелистываемый календарь с самыми красивыми островами мира, а в августе, когда Багама впервые переступил порог моего офиса, на фотографии был 'рай на земле' - Багамские острова. Нет, это не совпадение - только не в случае с Багамой. Смею предположить, если бы Багама начал ходить ко мне раньше, скажем, в июне, мне бы, вероятно, пришлось звать его Кокоа или, чего хуже, Мюстик. Так или иначе, последнее больше подходит для дружелюбного, пускающего слюни в хозяйскую подушку английского бульдога, чем для жутковатого Багамы.

  Когда я увидела Багаму, первой моей мыслью было: 'Работник среднего звена'. Он улыбнулся, я улыбнулась в ответ. Так случилось, что это была моя первая и последняя искренняя улыбка в его адрес.

  В 'Чтеце' написано: клиентам 'Реньи' гарантируется конфиденциальность предоставляемых ими воспоминаний для анализа. Поэтому сразу оговорюсь - вы держите в руках не путеводитель по чужим воспоминаниям. Но Багама... дело в том, что он не был работником среднего звена. Помнится, в тот первый раз, лежа на софе, он все говорил, говорил, говорил, а я буквально чувствовала, как у меня медным тазом накрываются синаптические связи.

  Веди себя естественно, без излишнего напряжения, два раза в неделю протягивай рыдающему наемному убийце коробку с бумажными носовыми платками, отмежевывайся от личностных реакций. Обычное дело, видите?

  После одного из сеансов Багама оставил мне свою визитку. Я спросила зачем. Багама ничего не ответил - просто улыбнулся и вышел, тихо прикрыв за собой дверь. А я, ослепленная его улыбкой, будто олень светом фар, нащупала в ящике стола визитницу и вложила визитку в свободное отделение.

  И вот, до недавнего времени я была больше, чем полностью уверена, что мне не придется звонить по этому номеру. Ладно, ладно, если так рассуждать, я могу смело опустошать свою толстушку-визитницу.

  На визитке не было ничего, кроме телефона. Я набрала номер и принялась ждать.

  Бормотал кондиционер, тикали часы, деловой центр Зеро воинственно гудел за стеклопакетами.

  Трубку подняли на четвертом гудке.

  - Алло.

  - Багама? Здравствуйте, это...

  - А, госпожа Реньи! Рад вас слышать. Как ваши дела?

  Мои глаза расширились. Он сказал, что рад меня слышать?

  - Чудесно, спасибо.

  - Чудесно, - повторил Багама.
- Приятно знать.

  Терпеть не могу неловкие паузы в телефонных разговорах, а сейчас повисла как раз такая пауза. Багама терпеливо ждал, пока я соберусь с мыслями, не пытался заполнить молчание шаблонными фразами, просто ждал. Действительно чудесно.

  Я переложила трубку в другую руку.

  - Багама?

  - Я слушаю вас предельно внимательно, госпожа Реньи.

  - Надеюсь, это не слишком поздний звонок.

  - Глядя для чего.

  Мне не понравилось, как он это произнес.

  - Простите?

  - Поздний. Глядя для чего. Да бросьте, госпожа Реньи, ручаюсь, вы позвонили не для того, чтобы сообщить об изменениях в графике наших с вами встреч - этим занимается ваш регистратор. Кстати, как она поживает?

  - С Верой все в полном порядке.

  - В отличие от вас.

  Кроме бормотания кондиционера и тиканья часов никаких звуков, и в этой псевдотишине я буквально услышала расползшуюся по лицу Багамы ухмылку.

  - Я не должна была звонить вам.

  - Не кладите трубку. Харизма? Вы слышите меня?

  Возможно, сыграло роль то, что он назвал меня по имени, или же тот факт, что 'не кладите трубку' прозвучало вовсе не как просьба, а как приказ. В любом случае, я не положила трубку.

  - Да, слышу.

  - Выкладывайте.

  Я сделала глубокий вдох и на выдохе выпалила:

  - Черная иномарка с тонированными стеклами. Я замечаю ее везде, куда бы ни шла. Позавчера, когда я возвращалась домой, она была припаркована рядом с моим подъездом. Но стоило мне приблизиться, как она сорвалась с места и укатила. Не могу сказать, что мне все это шибко нравится.

  Повисла еще одна пауза, дольше предыдущей, но на этот раз не я должна была заполнить ее. Моя очередь ждать. С этим у меня проблем нет.

  - У вас есть предположения, кто это может быть?
- спросил Багама все тем же спокойным голосом, но теперь что-то появилось за этим спокойствием. Что-то, что не на шутку озадачило меня.

  Я подумала над этим пару секунд, решительно мотнула головой, ответила:

  - Нет.

  - Очень хорошо.

  - Не вижу ничего хорошего.

  - Очень хорошо, - повторил Багама, - что позвонили мне. Думаю, небольшая страховка вам не помешает. Вы же знаете, госпожа Реньи, у нас с вами много секретов. Много пыльных скелетов вытащено из шкафа. И лучше бы вам беречь их как зеницу ока. Иное положение вещей расстроит меня.

  Я опешила:

  - Вы что, подумали, будто я звоню в расчете получить услуга за услугу, иначе сдам вас?

  - Я этого не говорил, но в свою очередь настоятельно не рекомендую делать вещи, которые пошатнули бы наши с вами доверительные отношения.

  - Багама, - сказала я, - это угроза?

  Я буквально видела, как на его невыразительном лице прорисовывается удивление и невинность. Один из узоров, всего-навсего. Багама - великолепный архитектор гримас своего лица. Пожалуй, это и пугало меня больше всего. Да, все верно: меня вгоняло в ужас не то, о чем он мне рассказывал, а его поразительная способность сооружать на своем лице столь привычные всем нормальным людям узоры: узор сочувствия, радости, невинности. Я не могла ни с кем сравнить Багаму, потому что прежде не знала таких, как он. Вероятно, душевнобольные тоже имеют где-то внутри себя переключатель, заменяющий одно выражение лица на другое, как калейдоскоп. Багама не был душевнобольным, он и больным-то не был. По правде говоря, с ним все было в полном порядке, конечно, за исключением его рода деятельности. Но кто нынче может похвастаться хорошей работой?

  - Ни в коем случае! Я доверяю вам.

  - Помнится, вы говорили, что не доверяете никому.

  - Так и есть, госпожа Реньи. Потому я и плачу вам по столь мародерским тарифам, чтобы заставить себя поверить в обратное.

  Мародерским тарифам? Вслух я сказала другое:

  - Маленькая безобидная ложь во имя спасения вашего ночного сна.

  - Браво, - смешки окрепли и стали полноценным смехом.
- Слово в слово. Вы всегда нравились мне, а теперь стали нравится еще больше. Я помогу вам и сделаю это с огромным удовольствием. Завтра в 'Земляничных полях', скажем, в десять утра. Вас устроит?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.