Любительский вечер

Лондон Джек

Серия: Лунолицый [4]
Жанр: Классическая проза  Проза    1961 год   Автор: Лондон Джек   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любительский вечер (Лондон Джек)

Мальчик-лифтер понимающе усмехнулся. Когда онподнимал девушку наверх, глаза ее блестели, на щекахпылал румянец. И таким едва сдерживаемым волнением веяло от всего ее молодого существа, что даже в тесной кабинке стало как-то теплее. А теперь, на обратномпути, в кабинке словно зима наступила. Блеск глаз ияркий румянец погасли. Она хмурилась, и, когда емуудавалось поймать ее взгляд, он видел, что серые глазапотемнели и смотрят холодно. О, он хорошо знал все этипризнаки. Его не обманешь, он все видит насквозь. Ведькогда-нибудь он и сам непременно станет репортером,вот только подрастет немножко, а пока… пока он изучаетпоток жизни, который разливается из его кабинки повсем восемнадцати этажам огромного небоскреба. Онраспахнул перед девушкой дверцу и сочувственным взглядом проследил, как она решительным шагом направляется к выходу.

Во всей ее повадке чувствовалась сила — та сила, чтодается близостью к земле и не так уж часто встречаетсяна асфальте городских тротуаров. Но это была своеобразная, утонченная сила, придававшая всему облику девушки что-то мужественное, в то же время ничуть не лишая ее обаяния женственности. В этом сказалось доброе наследие предков. Искатели и борцы, люди немалопоработавшие и головой и руками, — эти тени далекогопрошлого, — подарили ей неутомимое тело и вложили внего деятельную и смелую душу.

Но сейчас ее обидели, оскорбили.

— Я заранее знаю все, что вы скажете, — вежливо,но твердо прервал ее многословное вступление редактор,кладя конец свиданий, на которое, возлагалось так много надежд. — И вы сказали мне предостаточно, — продолжал он (с поразительным бессердечием, как казалось ей теперь, когда она припомнила весь разговор). — В газете вы никогда не работали. У вас нет ни опыта, нисноровки. Вы, что называется, не набили себе руку. Выполучили среднее образование, а может быть даже окончили колледж или университет. По английскому языкуу вас всегда были прекрасные отметки. Друзья в одинголос твердят, что пишете вы великолепно, талантливои так далее и тому подобное. И вот вы забрали себе вголову, что можете работать в газете, и требуете, чтобыя вас принял в штат. Но, к великому моему сожалению,вакансий у нас нет. Вы не знаете, сколько…

— Но, если, как вы говорите, у вас нет вакансий, — прервала она, в свою очередь, — как же попали к вам тесотрудники, которые уже работают? И как мне тогдаубедить вас, что я тоже могу работать не хуже прочих?

— Они сумели доказать, что нужны редакции, — последовал краткий ответ. — Докажите и вы.

— Но как же, если вы не даете мне случая?

— Случай уж вам надо найти самой.

— Но как же, как? — настаивала девушка, мысленно возмущаясь тупостью своего собеседника.

— Как? Это уже дело ваше, — сказал в заключениередактор и поднялся, показывая, что разговор окончен. — Должен заметить, дорогая мисс, что на этой неделе у меня перебывало по крайней мере девиц восемнадцать, жаждущих, как и вы, работать в газете, и у меня,право, нет времени всем растолковывать «как». Ей богуже, в мои обязанности не входит читать курс лекций пожурналистике.

Она вскочила в шедший на окраину автобус и весьдолгий путь думала о своем разговоре с редактором. «Нокак же? Как?». — повторяла она, взбираясь на третийэтаж, в меблированные комнаты, где жила вдвоем с сестрой. Хотя от предков, когда-то переселившихся из Шотландии, ее отделяло не одно поколение, в жилах ее всеже текла их кровь, и она с чисто шотландским упорством старалась разрешить неразрешимый вопрос. Да и нельзя было медлить. Сестры Уаймен перебрались из захолустья в город, надеясь пробить себе дорогу. ЗемляДжона Уаймена была давно заложена и перезаложена.

Неудачные коммерческие операции разорила фермера,и двум его дочерям, Эдне и Летти, пришлось самим заботиться о себе. Год преподавания в школе позволил имсколотить небольшую сумму денег — тот капитал, с которым они двинулись на завоевание города, а вечерниезанятия стенографией и машинописью вселяли веру вуспех задуманного предприятия. Однако предприятие пока оборачивалось не слишком-то удачно. Казалось, весьгород буквально наводнен неопытными стенографистками и машинистками, а сестрам, кроме своей неопытности, нечего было предложить. Втайне Эдна мечтала о журналистской карьере, но думала сначала поработать вконторе, чтобы оглядеться и решить, в какой именно области журналистики и в какой газете она применит своиталанты. Однако место в конторе все что-то не подвертывалось, скудный их капитал таял день ото дня, меж темкак плата за комнату не уменьшалась, а печка с прежнейпрожорливостью поглощала уголь. От сбережений почтиуже ничего не оставалось.

— А что, если тебе пойти к Максу Ирвину, Эдна? — предложила Летти, внимательно выслушав рассказ сестры. — Он известный журналист. Уж Ирвин-то, конечно,знает, как пробиться в газету, и даст тебе совет.

— Но я ведь с ним совсем незнакома, — возразилаЭдна.

— А с редактором, к которому ты сегодня ходила, тыразве была знакома?

— Н-да-а, — задумчиво протянула Эдна, — но это совсем другое.

— Почему же другое? Ведь придется же тебе со временем интервьюировать незнакомых людей? — подзадоривала сестру Летти.

— Пожалуй, ты права, — согласилась Эдна. — В самом какая разница — интервьюировать мистераМакса Ирвина для какой-нибудь газеты или интервьюировать мистера Макса Ирвина лично для себя? К томуже это практика. Пойду посмотрю по справочнику его телефон и адрес.

— Уверена, что я могла бы писать и писала бы неплохо, если бы только представился случай, — говорилаона сестре минуту спустя. — Я чувствую, у меня есть этажилка, — ты понимаешь, что я имею в виду?

Летти утвердительно кивнула.

— Любопытно, какой он из себя? — произнесла оназадумчиво.

— Обещаю узнать и в двухдневный срок доложитьтебе, — уверила ее Эдна.

Летти захлопала в ладоши.

— Вот это по-журналистски! А если ты сумеешь все проделать не в двухдневный срок, а за двадцать четыречаса, это будет просто замечательно!

— …Так что простите, если я вас побеспокоила, — добавила она, изложив свое дело прославленному военному корреспонденту и старому журналисту Максу Ирвину.

— Какие пустяки, — отвечал он, отмахиваясь. — Есливы сами о себе не позаботитесь, кто же о вас позаботится? Я прекрасно понимаю ваши затруднения. Вы хотите, чтобы вас приняли в редакцию «Интеллидженсера», приняли немедленно, а опыта газетной работы у вас нет. Может быть, у вас имеются какие-нибудь влиятельныезнакомства? В нашем городе есть с десяток людей, чьязаписка раскроет перед вами двери любой редакции, аостальное уж будет зависеть от вас самой. Например,сенатор Лонгбридж, Клаус Инскип — владелец всех трамвайных линий в городе, Лэйн, Мак-Чесни… — Он остановился, выжидая.

— Я никого из них, к сожалению, не знаю, — сказалаЭдна упавшим голосом.

— Да этого и не требуется. Быть может, вы знаетекого-нибудь, кто с ними знаком? Или кого-нибудь, ктознаком с кем-нибудь из их знакомых?

Эдна отрицательно покачала головой.

— Тогда надо искать других путей, — продолжал журналист нарочито бодрым тоном. — Придется вам самой что-то предпринять. Что бы такое нам придумать?

Он на мгновение закрыл глаза и наморщил лоб. Атем временем она разглядывала его, изучала его подвижные черты. Но вот голубые глаза широко раскрылись и лицо просияло.

— Нашел! Хотя постойте-ка…

И с минуту он, в свою очередь, разглядывал Эдну,- разглядывал так пристально, что краска помимо воли,бросилась ей в лицо.

— Думаю, что справитесь! Впрочем, поживем — увидим, — произнес он загадочно. — Во всяком случае этопокажет, на что вы годитесь, и, кроме того, послужитлучшей рекомендацией для «Интеллидженсера», чем записки от всех сенаторов и миллионеров на свете. Придется вам выступить в любительском вечере на Кругу.

— Я… я не совсем понимаю… — Предложение Ирвинаничего не говорило Эдне. — Что это за «Круг»? И какойтакой «любительский вечер»?

— Ах, да, я и забыл, что вы из провинции. Но темлучше, если только у вас действительно есть журналистская хватка. Первые впечатления всегда непосредственны и потому живее, ярче, вернее. Круг — это увеселительное заведение на окраине города, возле парка. Там имеются всякие аттракционы: туристский вагон, колесо смеха, играет духовой оркестр, есть театр, зверинец, кинематограф и так далее и тому подобное. Простой народходит туда смотреть на зверей и развлекаться, а прочаяпублика развлекается, глядя, как и где развлекается простой народ. Словом, настоящее народное гуляние насвежем воздухе, где веселятся без затей, — вот что такоеКруг.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.