Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР

Верхотуров Дмитрий Николаевич

Серия: Сталинский ренессанс [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сталин против Великой Депрессии. Антикризисная политика СССР (Верхотуров Дмитрий)

Предисловие

Эта книга о событиях поистине исторического масштаба. Событиях настолько грандиозных и затронувших самую большую страну в мире, что повернули ход мировой истории. Это первые два десятилетия Советской власти, между революцией 1917 года и Второй мировой войной. За это короткое время мир настолько сильно и резко изменился, что люди, родившиеся в одной эпохе, викторианском времени, при расцвете колониализма, молодыми увидели рождение нового мира и стали гражданами индустриального мира с огромными, мощными и сверхвооруженными государствами, затеявшими кровавый передел мира. Мы живем в мире, основанном на результатах этого миропередела.

История сталинской индустриализации – это также история грандиозного рывка вперед отсталой, разоренной и разрушенной Первой мировой и Гражданской войнами страны. В исключительно тяжелых условиях большевики смогли разработать программу экономического и технического развития своей страны и нашли в себе силы ее реализовать.

Эта программа ускоренной модернизации оказалась в состоянии преодолеть разруху после Гражданской войны, обеспечила рывковое развитие тяжелой индустрии как раз в тот момент, когда во всем мире бушевала Великая Депрессия. Она же составила уникальный опыт борьбы с тяжелейшими кризисами, который был с успехом применен во время Великой Отечественной войны в виде эвакуации промышленности на восток и разворачивания военного производства везде, где только можно. Без этого опыта вряд ли удалось бы добиться победы.

В ходе индустриализации шло не только интенсивное развитие экономики и индустрии, но и проходили стремительные социальные изменения. Индустриализация шла в условиях, по сути дела, гражданской войны, да еще одновременно с одним из ее наиболее острых проявлений – коллективизацией. Однако коммунисты сумели переломить ее в свою пользу, и по мере их успехов она все более и более становилась скрытой и подпольной. Эту борьбу невозможно отделить ни от какого события и ни от какой ситуации. Она была тесно переплетена со своими остальными сторонами жизни Советского Союза 1920-х и 1930-х годов.

Строительные площадки и хозяйственные организации стали одним из фронтов этой гражданской войны. Борьбой и столкновениями было пронизано все, начиная от ВСНХ и Госплана СССР, и до рядовой строительной конторы и заводоуправления маленького заводика. Везде шла борьба за курс и против курса индустриализации. Противники большевизма – как внешние, так и внутренние – приложили массу усилий, чтобы сорвать план индустриализации. Коммунистам и парторганизациям удалось отбить и стройки, и хозяйственные органы, закрепить инициативу в хозяйстве за собой.

Но вместе с тем первые два десятилетия Советской власти были временем совершенно невиданного, массового народного энтузиазма. Такого сейчас нет и, можно сказать что не было в последние лет пятьдесят. Революция разрушила многочисленные сословные перегородки, уничтожила разнообразнейшие запреты, в результате чего народ приобрел на какое-то время очень большую свободу. Практически любой человек в то время мог заниматься практически всем, чем угодно. Тогда не было запретов типа: это у нас не принято. Если же он сумел найти понимание среди партийных руководителей, то его дело могло вырасти в очень большое начинание, на что указывает пример стахановского движения.

Партия за 1930-е годы передвинула миллионы человек из деревни в город, обучила рабочим профессиям, дала грамотность и минимальное образование, а также сделала городскими жителями. Очень многие тогда получили уникальный шанс подняться от сохи, от кустарного верстака к руководству крупнейшими, самыми современными предприятиями, целыми отраслями индустрии. Многие поднимались на эти вершины. Партия была коллективным руководителем этой массы индустриальных рабочих, десятков тысяч инженеров и техников, направлявшая усилия этих людей в единое русло, на достижение одной цели.

При всем при том, что народ нередко враждовал с партией, и общество в СССР много раз балансировало на грани открытой вооруженной борьбы, тем не менее стройки увлекли народ. Дело, которое в миллионы раз превышает возможности собственных рук, которое требует высочайшего напряжения ума, сообразительности и умения, увлекает и отбрасывает противоречия на второй план. На всех без исключения крупных стройках рабочая масса постепенно заражалась трудовым энтузиазмом, делала рекордные выработки и выдающиеся достижения. Легко представить себе чувства рабочего, возводящего завод размером с город или домну высотой до облаков. Даже сухие документы сохранили отблеск огромной радости и эйфории, которая наступала в тот момент, когда яркая струя чугуна устремлялась из новостроечной домны в изложицу.

Опыт этой исторической эпохи обладает и теперь огромным значением. Во-первых, вся промышленность бывшего СССР вышла из сталинской индустриализации и основана на ее идеях. Во-вторых, в условиях мирового кризиса становится очень важен и интересен опыт преодоления кризисов, каждый из которых был гораздо страшней, чем все то, что мы наблюдаем сегодня. В-третьих, этот опыт дает ключ к пониманию того, как можно построить лучшее будущее, с чего начать и что делать.

Автор

Глава первая

Паровозы, рельсы и металл

«Мне очень скоро стало ясно, что основной проблемой для изготовления промышленной продукции в Советском Союзе является не сбыт, как в Америке, а почти исключительно производство».

Арманд Хаммер «Мой век – двадцатый»

«Жить на авось и небось, совсем без плана и твердить при этом всякие несуразные зады – это наш исконный национальный стиль. Это в русском духе… Но, спрашивается, соответствует ли этот старый русский дух, который «твердил зады и врал за двоих», соответствует ли это… повторение пройденного и давно превзойденного новым творческому духу русской революции?»

С.Г. Струмилин

К началу 1922 года советская промышленность начала выходить из топливного кризиса, с особой силой разразившегося летом 1921 года. В РСФСР был острейший недостаток не только продовольствия, но и промышленных изделий. Внутренний рынок требовал скорейшего насыщения самыми простыми товарами народного потребления. Перед промышленностью все острее и острее становилась задача форсирования производства. Добыча топлива позволяла надеяться хотя бы на топливный фонд определенных размеров, а прицел был на максимально возможное расширение добычи угля и полную ликивидацию топливного голода.

Нам сейчас трудно представить себе то время. Нужда чувствовалась практически во всем, даже в самых простых вещах. Три года одежда производилась только для нужд армии. Красная Армия потребляла 90 % всего производства мужской кожаной обуви, которой все равно не хватало. Производства женской обуви, конечно же, не было. Сильнейшая нехватка обуви заставила Чрезкомснаб в 1920 году загрузить кустарную промышленность производством лаптей. Главкустцентру был выдан заказ на 5 млн. пар лаптей. В 1921 году последовал еще больший заказ, на 16 млн. пар лаптей [1] . То же самое было и с одеждой. Вся текстильная промышленность производила только сукно для фабрик военного обмундирования, и то при этом запасов сырья едва-едва хватало в обрез. Производство товаров народного потребления, особенно тех, которые не имели применения в армии, сократилось вполовину или даже больше.

Нэп решал и эту задачу. К концу 1920 года подавляюще большая часть производства товаров народного потребления сосредоточилась в кустарной и мелкой промышленности. По портняжному делу кустарями производилось 98 % продукции, по обуви – 95 %, по столярному делу – 81 %, кузнечно-слесарному – 66 % [2] . Государство сбросило все эти мелкие предприятия со снабжения и предоставило им право работать самостоятельно при условии самоокупаемости и самоснабжения, оставив за собой только самые крупные и самые важные фабрики.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.