Вокруг и около

Баблумян Сергей Арутюнович

Серия: Диалог [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вокруг и около (Баблумян Сергей)

Annotation

Вокруг и около событий, людей, стран и городов и, конечно, Армении – в статьях, очерках, небольших зарисовках. Сергей Баблумян любит и знает Армению и хочет, чтобы ее узнали и полюбили читатели. Он много ездит по миру, и то, что ему показалось интересным, собрано в этой книге. Живо и искренне автор рассказывает об увиденном и пережитом. В книге много имен, которые хорошо известны не только в Армении. К большинству героев своей книги Сергей Баблумян относится с откровенной симпатией и выражает надежду на то, что эти чувства смогут разделить и другие.

Сергей Арутюнович Баблумян

От автора

ЛИЦА

Академическая успеваемость

Всё в порядке!

Дела сердечные

Орехи для младшего школьного возраста

Песни первой любви

Светлый человек из Еревана

Свои и чужие

Факультет нужных вещей

Шаварш

Энергетика духа и любви

Эффект Варданяна

ВРЕМЯ

Абсолют в жизни и Абсолют в водке

Большая нога Кейт Уинслет

В горьком осадке

В поисках утраченного бремени

Восточные мотивы

Дорогая моя Москва

«Зиг хайль» для города-героя

Как нас теперь называть?

Кому держать подсвечник?

«Лего» для взрослых

Минуты славы

Осенний марафон

Осенний призыв

Площадь невезения

После парада

Профессия армянин

Сад камней

Скверная история

Сфта – юзгяр, бирик – сиктир и др. ( Немного занимательной лингвистики на злобу дня )

Уроки для Армении

Уроки с продолжением

Что за словом

СВЕТОТЕНИ

Без ГАИ в голове

Ваны, Чжаны и Яны…

Ваше место на подиуме!.

Вожди у дачи

Если женщина хочет

Зачем павлину телогрейка?

Канцелярские принадлежности и теория относительности

Куда караван идет?

Мент – имя унизительное

Мужчина и женщина

Национальный вопрос

Первый и второй

Профессор Гейтс, сержант Кроули и другие неофициальные лица

Тень победы

Уходящая натура

ИСТОРИИ ОДНОГО ГОРОДА

«Кино-Москва»…

Стиляги

Коньячный

Разные песни о старом

Система Станиславского

Звонок по «ВЧ»: исполнить и доложить!

Совершенно секретно

Ненаучная ихтиология

Дело в шляпе

Ленин с нами!

Тот самый проспект…

Прощание с Марией

Рынок на проспекте

Трибуна

Человек на «зебре»

СТРАНЫ

Бонжур, мадам – пардон, месье…

Имена

Конец света

Конь в пальто

Левон и Лео

Люди и годы

Найти свое место

Портрет в лазурном интерьере

Родиться в Америке

Родиться в Швейцарии

Сколько раз думать в году

Снимается кино

Страна Советов

Судьба резидентов

У кого метро круче?

У озера

Фейерверк

Флаги на башнях

Чисто швейцарское спокойствие

«Эйрбас» попадает в цель

Ираклий

Сергей Арутюнович Баблумян

Вокруг и около

От автора

В Китае говорят: «Если ты не знаешь, куда идешь, зачем тебе туда идти?» В нашем случае можно сказать так: «Если не знаешь, для чего пишешь, зачем пишешь?» Тем более книгу Автору кажется – он знает. Теперь дело за тем, чтоб с ним согласился и читатель. Проявил интерес, прочитал, поверил. И тогда можно признать – книга состоялась.

Нельзя сказать, что автор выпускает в год по книге и это для него рутинная работа. Нет. Книг у него не много. Но эта ему особенно дорога. Потому что выйти в свет ей помогли Ашот и Катя Баблумяны, которым он с любовью посвящает свое произведение.

А поскольку вместе с сыном и невесткой у автора есть столь же любимые дочь, трое внуков, зять, не говоря уже о жене, он надеется, что этот том в его жизни не последний. Тем более если в ходе чтения подтвердится, что автор и в самом деле знает, куда и за чем он идет.

Сергей Баблумян

ЛИЦА

Академическая успеваемость

Мэтр, как всегда, держался самоуверенно, но с той уверенностью в себе, которая других не тяготит, поскольку изъянов в них не ищет. Так бывает, но не часто: очевидное присутствие чувства собственного достоинства при полном отсутствии чувства собственного превосходства.

За прошедшие десять лет мэтр если и сдал, то самую малость, а хорошее настроение, в котором он пребывал, скрывало даже это. И с чего бы, скажите, быть настроению плохим, когда с детьми и внуками все в порядке, работа ладится, указ Путина о награждении российским орденом уже подписан, а рядом залетный гость, который говорит хорошие слова, и от души. Да еще вечерняя прохлада за дверью.

Дверь выводила на старую ереванскую улицу имени Пушкина, тихую и уютную, что полностью соответствовало духу ресторана «Дол-ма-ма», который здесь же и прописался. Народу в ресторане бывает не много и не мало, а ровно столько, сколько необходимо, чтоб, поедая по-домашнему вкусные кушанья, оказаться в атмосфере, по-еревански раскованной, настраивающей на повседневное и пафосное – в одном бокале.

Выразить почтение мэтру подходили люди, которых трудно причислить к представителям армянского бизнеса, но скорее тяготеющие к ереванской богеме прежних лет.

Современность в ее лучшем виде представлял молодой коллега мэтра. В силу чисто объективных причин он приобрел широкую известность, как в Армении, так и за ее пределами, и, что особенно интересно, известность эта не была скандальной. Будучи человеком думающим, знающим и умеющим, записываться в «буревестники» демократии он не пытался, предпочтя слову дело, благодаря которому в не столь давние времена он занял вторую после президента иерархическую ступеньку в Армении.

Мэтра с коллегой связывали отношения, которые трудно называть товарищескими – из-за значительной разницы в годах. Непросто считать их и деловыми – по причине очевидной душевности в общении, и тем более панибратскими – в силу воспитанности младшего коллеги. Думаю, уместнее говорить о взаимном уважении.

Мэтра я знаю не столь близко, сколь давно. Высокое положение в научной, общественной и, в известном смысле, политической иерархии делает его узнаваемым не только по неизменному стилю в одежде, но и активным действиям, которые в зависимости от перемен в общественном порядке также способны переходить в решительное противодействие. (Не исключено, что этому помогает глубокое понимание механики деформируемых сред – научное направление, в котором мэтр-академик безоговорочный авторитет.)

Те высоты в науке, которые он брал самостоятельно, и та многообразная педагогическая, научная и общественная, деятельность, с которой справляется благодаря академической успеваемости, позволяют жить и получать от жизни по делам. Впрочем, здесь, кажется, уместны слова одного политика: «Я хорошо знаю себе цену – она всегда выше моей зарплаты», но тут вопрос отменяет полная самодостаточность мэтра.

В этом смысле он определенно счастлив. Ибо несчастен тот, кто получает удовольствие с позволения другого индивидуума. Отношение к сковывающим аксессуарам из личного гардероба у него точно такое, как в свое время у Альберта Эйнштейна к носкам: «В юности, – вспоминал Эйнштейн, – я обнаружил, что большой палец ноги рано или поздно проделывает дырку в носке. Поэтому я перестал надевать носки». Свободе движений мэтра мешали галстуки, и он перешел на водолазки.

Внимательный читатель должен бы обратить внимание на то, что все, что говорится о мэтре, говорится в настоящем времени: никаких «учился», «стремился», «молился». Объясняю почему.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.