Книги лжепророков

Усовский Александр Валерьевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Усовский Александр Валерьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Моим друзьям и коллегам по работе

в Польше и Венгрии в 1992–2001 гг.

посвящается

И восстанут лжехристы и лжепророки,

и дадут великие знамения и чудеса, чтобы

прельстить, если возможно, и избранных;

и если скажут вам: "Вот, Он в пустыне" -

не выходите; "Вот Он, в комнатах" -

не верьте; Ибо, как молния исходит

от востока и видна бывает даже на западе,

так будет пришествие…

Евангелие от Матфея, глава 24, ст. 24-26

У нас нет места тем, кто привык проигрывать. Нам нужны крепкие

ребята, которые идут, куда им ука-

жут, и всегда побеждают.

Адмирал Джон Ингрэм

Bis vincit, qui se vincit in victoria!

Пролог

Вюнсдорф (Федеративная Германия, земля Бранденбург), 17 декабря 1992 года. Инженерный отдел штаба Западной Группы войск

— Товарищ полковник, у нас проблемы. — Вошедший в кабинет заместителя начальника инженерных войск ЗГВ майор Звягинцев был непривычно бледен и нервно возбуждён — что было для него крайне нехарактерно. Обычно майор, несмотря на весь творящийся последние три года в бывшей Восточной Германии бедлам, сохранял бодрость духа и выдержку — чему немало способствовало радующее глаз изобилие спиртного в доселе бедненьких военторгах бывшей ГСВГ, а также заработная плата в инвалюте, серьезным довеском к которой для него (впрочем, как для почти всех, без исключения, должностных лиц новоявленной российской армии в Германии) служил несложный гешефт по распродаже имущества, накопленного несокрушимой и легендарной на немецкой земле за сорок лет её там пребывания.

Полковник Антонович раздражённо махнул рукой.

— Какие, на хрен, проблемы? Опять эти балбесы из девяносто четвертой КамАЗ угля или бульдозер с длительного хранения немцам продали? Я этого Козинца из сто седьмого батальона когда-нибудь лично расстреляю! Вообще, быстрей бы эту свору из Шверина вывели… И так не знаешь, как всё это барахло вывезти, а тут еще отличники боевой и политической, что ни день, новые сюрпризы преподносят… Ну? Или сто тридцать четвертый в Майсене опять устроил пьяный разгул и поножовщину? Я просто поражаюсь — какой дурак додумался накануне вывода присылать сюда новобранцев с Кавказа? Ты что молчишь?

Майор Звягинцев покачал головой.

— Всё намного хуже. Намного!

Полковник сразу посерьезнел.

— Ну? Не тяни кота за хвост! Генералу Цветкову нужно будет докладывать? Что-нибудь вроде ЧП в Альтенграббе? Опять бундесы пытались проникнуть на территорию ракетно-технической базы?

Майор набрал воздуха, тяжело выдохнул и выдавил из себя:

— Изделие номер одиннадцать не поддаётся извлечению.

— То есть — как не поддаётся? У тебя что, крана под рукой не было? — Тут вдруг полковник мгновенно побледнел, и, почти шепотом, хрипло спросил: — Я правильно тебя понял?

Майор молча кивнул головой.

Полковник Антонович в сердцах грохнул кулаком по столу.

— Блядь! Ну что за жизнь?! — затем, уже спокойнее, деловито спросил: — А в чём там дело? Как быстро можно исправить ситуацию?

Майор Звягинцев покачал головой.

— Боюсь, не очень быстро. Детонатор системы неизвлекаемости не реагирует на коды. Система продолжает функционировать в автономном режиме.

В кабинете заместителя начальника инженерных войск повисла тяжелая тишина.

Полковник Антонович закурил, молча продвинув пачку "Честерфилда" и зажигалку своему сотруднику. Майор, не спеша, достал сигарету, прикурил, выпустил облачко синеватого дыма, пахнущего благовониями — и проговорил:

— Хрен его знает, что делать. Я лично коды — те, что в журнале в декабре прошлого года были зафиксированы — на детонаторе набирал, раз семь, наверное — ни черта не получается. Даёт сбой машинка, хоть ты плачь. Я и прошлогодние коды пытался ввести — бесполезно; "нет доступа" — и всё. А без отключения детонатора системы неизвлекаемости изделие из колодца вытащить — сами понимаете…

Полковник выпустил струю дыма, кивнул согласно. Затем спросил:

— Кто вводил коды? В прошлом году, помниться, ты отвечал за южные колодцы, в зоне ответственности восьмой армии?

— Ну да. — Майор оживился: — Я ж эти изделия и ставил, хотя официально на должности еще не стоял — ну, вы помните, я тогда как раз в капитанах лишний год ходил. Меняли старые изделия, семьдесят девятого года закладки. Два сюрприза мы тогда заложили в операционном районе семьдесят девятой гвардейской танковой. Тогда наш восемьдесят восьмой батальон из Йены ставил их в горах, в районе Лойтенберга и Обервайсбаха. И два "подарка от Андропова", как их особист наш, Зуйко, называл — мы тогда поставили в полосе тридцать девятой гвардейской мотострелковой, у Броттероде и Райхенбаха. Двести семьдесят второй батальон из Готы ставил, с комбатом его мы тогда ещё изрядно выпили… хм… такой здоровый был мужик, фамилия еще такая смешная… Сейчас не вспомню. Я в прошлом году своими руками коды на них менял, и все четыре в августе-сентябре мы извлекли без проблем. Под видом инженерного имущества — как того требовал Бурлаков — вывезли в расположение триста пятнадцатого отдельного ремонтно-восстановительного батальона специальных машин шестнадцатой воздушной, в Фюрстенвальде, там же погрузили в эшелон и отправили на родину…. Под видом сбрасываемых авиационных баков их тогда отправляли, кажется… Никаких сбоев и проблем. А тут…. Разрешите доложить?

Полковник кивнул.

Майор открыл свою папку, вытащил листок с какими-то графиками, протянул своему собеседнику.

— Одиннадцатый объект находится в зоне ответственности второй гвардейской танковой, в операционном районе двадцать первой мотострелковой дивизии; пас его триста сорок восьмой батальон из Людвигслюста. Расположен колодец с изделием в лесном массиве у станции Ясниц. Коды на нем в прошлом году менял майор Кведеравичус…. Который, как я понимаю, теперь неизвестно где. Не то в независимой Литве, не то в Латвии — я в них путаюсь, хрен этих прибалтов поймешь.

Полковник тяжело вздохнул.

— Мда-а-а, ситуёвина…

Затем, встав и подойдя к окну, Антонович поглядел на лежащий перед окнами плац, забитый предназначенной к эвакуации инженерной техникой, находящейся в окружении деятельно копошащихся вокруг нее двух сотен солдат в бушлатах второго (если не третьего) срока носки (старшины всё, что имело хоть какую-то ценность, старались сберечь для продажи, одевая бойцов в сущее рванье; бороться с этим полковник бросил еще полгода назад — ввиду полной бесполезности). Бойцы спешно обшивали досками разное инженерное имущество, крепили по-походному стрелы, ковши, грунтоотвалы и ЗИПы на инженерных машинах; а, кроме того, как предполагал полковник, отвинчивали от техники те детали, которые, по солдатскому разумению, они могли бы продать хозяйственным немецким бюргерам. В первые месяцы вывода пойманных с поличным солдатиков карали за это нещадно, но когда полковник, будучи в командировке в Богучаре, увидел, что бережно упакованное в Германии имущество в родимом Отечестве гигантскими бесхозными терриконами складировалось на голой земле под открытым небом, проще говоря — сваливалось в бесполезные кучи никому не нужного железа — репрессии против солдат, продававших немцам всякие мелочи, тут же были прекращены. И ладно бы под откос любимая Родина сваливала только железо — где там! Целые дивизии живых людей новоявленное российское руководство бросало жить в поле…

Еще раз тяжело вздохнув, полковник продолжил:

— Это тебе, Звягинцев, неизвестно, где ноне обретается майор Кведервичус — который, к твоему сведению, литовец из Каунаса. А Зуйко мне докладывал недели две назад — видели нашего бывшего, так сказать, товарища по оружию, возле дома номер девятнадцать дробь двадцать один, который на тихой улочке Форенвег в берлинском районе Далем расположен. На камере наружного наблюдения, какую чекисты подле этого домишки оборудовали, друг наш литовский засветился. А въехали в этот дом полгода назад, чтоб ты знал, не совсем обычные жильцы. Работу которых контролирует лично герр Конрад Порцнер, шеф лавочки под названием Бундеснахрихтендинст, штаб-квартира коей находится в Пуллахе, пригороде Мюнхена. Слыхал о такой?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.