Самба-храбрец. Сказки и легенды Сенегала

Автор неизвестен

Жанр: Народные сказки  Фольклор    1977 год   Автор: Автор неизвестен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Самба-храбрец. Сказки и легенды Сенегала ( Автор неизвестен)

Самба-храбрец

Сказки и легенды Сенегала

Сказочный мир Сенегала

Сенегал. Самая западная оконечность Африки. Дальше — необъятный и неспокойный Атлантический океан.

С севера к Сенегалу примыкает Мавритания с ее каменистыми плато и жаркой пустыней. С востока — Республика Мали, наследница культуры одного из древнейших государств Западной Африки. На юге — Гвинейская республика и ближе к Атлантике Гвинея-Бисау с влажными тропическими лесами. На юго-западе в Сенегал извилистым языком врезается Гамбия — узкая низменная полоса вдоль обеих берегов полноводной реки Гамбии.

Сенегал. Огромная серо-красная волнистая равнина, постепенно понижающаяся от восточных плоскогорий к Атлантическому океану, где вдоль низменных и ровных берегов до мыса Сангомар громоздятся песчаные дюны, а дальше на юг — неприветливые красные обрывы, прорезанные лишь устьями многочисленных рек. Вдоль этих рек — Сенегала, Казаманса, Гамбии в верхнем течении, Ферло, Салума — вечнозеленые леса, остатки джунглей. В первозданном их виде джунгли сохранились только в заболоченных низинах близ атлантического побережья, к северу от долины Гамбии да еще кое-где. Их окружают просторы саванны с колючими кустарниками и жесткой травой, среди которых стоят рощицы огромных акаций, тамариндов и одинокие могучие баобабы. Дальше на север не встретишь даже их, там уже полупустыня, сахель.

В Сенегале нет привычных нам четырех времен года. Есть только сухой сезон, когда трескается истомленная жаждой красная земля, и сезон дождей, когда в северной пустыне все не долго, но пышно зеленеет, а на южных равнинах от тропических ливней реки выходят из берегов.

Таков Сенегал, такова земля, где разворачивается действие преданий, легенд и сказок сенегальских народов.

Что же это за народ, создатель удивительных сокровищ мудрости, юмора и фантазии?

Издревле Сенегал населяли многочисленные племена: волоф (уало), тукулеры, фульбе, пёль (фуль), серер, мандинго, — всех и не перечислишь. У каждого из них были и есть свои обычаи, предания, легенды, свои мифические герои. Однако все они веками жили рядом в одной стране, и культуры их перемешивались, сплавлялись, дополняя и обогащая друг друга. Все эти племена частично или полностью входили в состав могущественных средневековых африканских государств, Мали и Ганы, и это замешало еще круче опару многоплеменной культуры. А затем пришел ислам, почти три четверти населения Сенегала было обращено в магометанство. А потом — европейцы: португальцы, англичане, голландцы и, наконец, с середины XVII века французы, с благословения кардинала Ришелье. Хотя католичество и плохо принялось в Сенегале, все же влияние христианства не могло не отразиться на народном творчестве.

Любая новая религия обычно стирает, уничтожает, искореняет древние мифы. Однако несмотря на засилие ислама и несмотря на трехвековое владычество французов, в Сенегале осталось много людей, сохранивших свои языческие верования. До сих пор многие сенегальцы почитают злых и добрых духов вод и лесов, обожествляют деревья, животных и силы природы. Они-то и являются истинными хранителями самых древних сказок, преданий, легенд.

Однако хранители хранителями, а кто эти сказки я легенды собирает? Кто их запоминает? Как они передаются из рода в род и от племени к племени?

В Сенегале, как и во всей Африке, помимо обыкновенных сказочников-любителей, деревенских стариков и старух, были и есть певцы-сказочники, гриоты, и певицы-сказочницы, гриотки. Они составляют как бы особый клан, почитаемый и одновременно презираемый во всех племенах. Презираемый, потому что гриоты ведут бродячий образ жизни, ничего не имеют и существуют за счет подаяний. Они как бы вне племени. А почитают их за то, что в своей памяти гриоты хранят бесценные сокровища народной мудрости, и без них, без их песен и сказок не обходится ни одно празднество. А еще гриотов побаиваются. Хозяин хижины или деревенский вождь, не ублаготворивший гриота, рискует стать героем очередной его насмешливой сказочки. А гриоты всегда славились своим острым языком.

Вот эти бродячие гриоты, объединенные между собой в своеобразное профессиональное братство, — истинные хранители африканского и, в частности, сенегальского фольклора. Они ходят из деревни в деревню, от племени к племени и по вечерам — только с наступлением темноты, как велит обычай! — рассказывают сказки, поют, вспоминают мудрые притчи, сыплют поговорками. И сами внимательно слушают, пополняя свой запас народной мудрости, ибо это их единственное богатство, единственное достояние.

И еще — во всяком случае, крупнейший знаток африканского фольклора Ролан Колэн [1] это допускает, — вполне возможно, что гриоты и гриотки, объединенные профессиональной солидарностью, при встречах обмениваются своими духовными сокровищами, непрестанно обогащая и дополняя свой репертуар. Такие гриоты — бесценный источник для фольклориста. Но, к сожалению, их осталось очень немного, потому что смены им в наш просвещенный век нет. Вместе с ними уходит, забывается веками накопленная мудрость, гаснет свет народной фантазии, — потому что гриоты не могли записывать то, что они знали, на племенных языках, не имевших письменности. А если бы и могли писать по-арабски или по-французски, то не стали бы, ибо это было бы нарушением священной традиции устного сказа.

Что же дошло до нас? Откуда мы знаем то немногое, что знаем? Откуда эта книга?

Нередко знакомство с африканским фольклором начиналось с миссионеров. Чтобы проповедовать «слово божье», им надо было изучить племенные языки. И вот составлялись словари, грамматики, и в качестве текстов довольно часто использовался фольклор. Целый ряд таких учебников проиллюстрирован сказками. Затем пришли путешественники, и в их дневниках мы находим немало местных преданий и легенд, — но это приблизительные переводы по памяти с приблизительных переводов проводников, которые сами еле знали французский язык. Наконец, уже в XIX веке, появились настоящие ученые-этнографы, вполне овладевшие племенными языками. Их точные, текстуальные записи, наряду с описаниями обрядов и обычаев, рассеяны по многочисленным специализированным журналам, и отыскивать их — дело нелегкое.

В этом отношении сенегальскому фольклору исключительно повезло. Большую подготовительную работу по сбору и предварительной обработке сказок, легенд и преданий Сенегала проделали два таких знатока, как сенегальский писатель Бираго Диоп и французский фольклорист Андре Террисс.

Бираго Диоп перевел на французский в основном сказки племени волоф и вольно пересказал несколько гораздо более поздних притч о мудрых марабутах. Андре Террисс собрал сказки и легенды различных племен Сенегала, добавив к ним весьма любопытные пословицы и народные песни племени пёль. Не будем здесь говорить о достоинствах и недостатках обработки того и другого автора, — степень этой обработки у обоих весьма значительна, и при переводе крайне трудно сохранить хоть какое-то подобие стилевого единства. Скажем лишь, что эти источники легли в основу сборника «Самба-храбрец». Для большей полноты в него включены и сказки, записанные другими авторами.

О чем же говорят сказки и легенды сенегальцев? Прежде всего об их жизни, об их повседневных делах, о привычках, обычаях, убеждениях и верованиях. Внимательный читатель может из, казалось бы, самых фантастических сказок узнать множество интереснейших фактов. Следует отметить, что в отличие от европейских застилизованных, олитературенных сказок, зачастую весьма далеких от подлинного фольклора, африканские, в частности, сенегальские народные сказки сохраняют в деталях всю свою достоверность, каким бы фантастическим ни был сюжет. А эти детали очень важны!

Из сказок «Поле Ландинга» и других подобных сказок мы узнаем, как в Сенегале расчищали, выжигали, засевали и обрабатывали поля, как выращивали просо, арахис, бататы, маниоку. Из забавной сказки «Храбрый маленький цыпленок» мы узнаем о ростовщичестве. В сказке «Боли» нам подробно рассказывают о ремесле кузнеца, о его инструментах и о том, что он изготовлял, — от драгоценных украшений до простых мотыг. В сказке «Охотник и крокодил» упоминается, что шорниками в Сенегале были мавры. В сказках «Сватовство» и «Строптивая Бинта» говорится о любопытных свадебных обычаях. В сказках «Как звери на одном поле сеяли» и «Как Лёк и Буки сестер продавали» — жестокая правда о том, что в голодные годы продавали в рабство сестер и даже матерей. Повседневный быт, ремесла, поверья, обычаи — обо всем этом правдиво и бесхитростно рассказывают нам сказки. И еще об одном, очень важном. О морали сенегальцев. Не будь жадным («Куропатка Тиокер и маленькие крабы», «Лёк и слепцы»).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.