Как большой бизнес построил ад в сердце Африки

Тюрин Александр Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как большой бизнес построил ад в сердце Африки (Тюрин Александр)

Александр Тюрин

Как большой бизнес построил ад в сердце Африки

Африка, недавно столь далекая, просто другой мир, за последние 20 лет приблизилась к нам на угрожающая расстояние. Господство либералов в нашей экономике, политике и информационном пространстве делает Россию всё более похожей на Черный континент. Под сладкие разговоры «сделаем, как в цивилизованном мире» мы лихо обзавелись типичными африканскими чертами, среди которых вывод доходов национальной экономики в офшоры и «валютные резервы», приватизация государственного аппарата бизнес-кланами, огромное имущественное расслоение, финансовая, информационная и культурная зависимость от Запада, прогрессирующая этнизация — рост силы и влияния этнократий. Те, кто когда-то подленько называл Советский Союз «Нигерией со снегом» и «Верхней Вольтой с ракетами», усердно проводят курс, который можно назвать африканизацией России. А меж тем история Африки, которая могла бы послужить уроком, особенно новейшая, гражданам России известна неудовлетворительно.

Часть I

В 1482 г. капитан Диого Кан по приказу португальского короля Жоана II вошел в устье р. Конго и обнаружил государство Баконго. У него имелась столица Мбанза Конго (дословно «королевский двор») и король-маниконго, выбираемый на собрании племенных вождей. А также единая валюта — «монетой» служили раковины из вод около острова Луанда. Король, сидевший на троне из дерева и слоновой кости, сердечно принял португальцев.

В стране Конго были рабы — военнопленные и те, кто попал в рабство за долги и преступления. Но и на рубеже 15 и 16 в., даже до начала плантационного хозяйства в Новом Свете, Европа вряд ли имела в этом вопросе какое-то моральное преимущество. На галерах европейских государств трудились закованные в цепи невольники, в том числе купленные у турок и татар; на нижних уровнях феодальной пирамиды находились полностью зависимые от господина кнехты; к востоку от Эльбы расходилось второе издание крепостничества, делавшее крестьян Польши, восточной Германии, Венгрии, Чехии, Ливонии фактически рабами, обязанными работать на господина порой всю неделю за пайку; к западу от Эльбы шла принудительная пролетаризация, тоже нередко заканчивающееся тяжкими формами порабощения для бывших крестьян, ставших нищими и бродягами (колодки, истязания, принудительный труд работных и исправительных домов). И, самое главное, Европа готовила распространение громадное распространение рабства — на Новый Свет, где индейцы погибали слишком быстро, чтобы можно было наладить прибыльное производство на плантациях и копях.

Неподалеку от того места, где причалил Кан, в южной части устья Конго, сразу образовалась работорговая гавань, там уже в 1530-е отгружалось около 5 тысяч рабов в год. К 17 веку это число увеличилось до 15 тыс. в год.

Учетные книги, которые вели западные торговцы, имели примерно такой вид: количество рабов в «штуках» с указанием имени, телесных недостатков и рыночной цены. В конце списка находился самый неценный товар: «Ребенок, имя неизвестно, лежит при смерти и не может говорить…»

Поскольку работорговые караваны шли обычно в сухое время, пленники имели и крайне скудное питание, и пили стоячую воду из луж — их убивал не только голод, жажда, но и заразные болезни. Современники вспоминали, что караванные маршруты всегда обрамлены выгоревшими костями.

Если взять Конго, то большинство рабов в 17–18 вв. доставлялось оттуда в Бразилию, меньшая — в британские колонии в Северной Америке. Заметим, что Бразилия, как и остальные португальские колонии, особенно со времени договора Метуэна от 1704 г, была сырьевым придатком именно Англии, а не стремительно деградировавшей Португалии.

Но вернемся к королевству Конго, которое прекрасно обходилось и без европейцев, однако его правители были чутки ко все веяниям прогресса. Принц Нзинга Мбемба, крестившийся и получивший прекрасное образование у католических священнослужителей, стал королем под именем Аффонсо I и правил с 1506 по 1545. Аффонсо пытался наладить взаимовыгодную торговлю с европейцами — конголезской медью, перенимал медицинские достижения и обработку дерева, однако Западу нужны были рабы, рабы и рабы для американских плантаций. Невероятно прибыльное производство в Новом Свете было мотором западного капитализма и поддерживалось за счет рабской силы, привычной для жаркого климата. (Индейцы слишком быстро вымирали, недолго задерживались на плантациях и белые рабы — были и такие, в основном из числа ирландцев, продаваемых в рабство после подавления восстаний, а также ирландцев и англичан, которые сами продавали себя в рабство из-за нищеты.) В это время португальские власти даже с чиновниками расплачивались рабами; для работающих в южных странах зарплата составляла до 5000 негров в год.

На глазах у просвещенного короля население Конго сократилось в разы. Рабство, имевшее до прихода европейцев патриархальный характер, превратилось в трансатлантическую работорговлю, обслуживающую западный капитал и складывающийся мировой капиталистический рынок.

Европейцы покупали рабов для американских хлопковых, сахарных, табачных плантаций и расплачивались оружием и текстилем с африканскими «сильными людьми».

Работорговля обессилила и разрушила государство Конго. Но в то же время на побережье возник своего рода компрадорский класс из африканцев, который похищал людей и продавал их европейцами, которые тут же клеймили свою «честно нажитую собственность» раскаленным железом.

Король Аффонсо — наверное, единственный из африканцев, вплоть до новейшего времени, который оставил эпистолярное наследие. В 1526 в письме португальском королю Жоану III он жалуется:

«День за днем хватают и уводят торговцы людей нашего народа — детей этой страны, сыновей нашей знати и вассалов, даже людей из нашей собственной семьи… Эта порча и зло столь распространилось, что наша страна полностью обезлюжена… Нам нужны в этом королевстве только священники и учителя и никаких товаров, сверх того что выменивается на вино и мука на ярмарках… Мы желаем, чтобы это Королевство не было местом для торговли и транспортировки рабов.»

Аффонсо упоминает, что даже католических священники занимаются работорговлей.

Король Конго мог только жаловаться: ни сильной власти, ни пушек, ни крепостей у него не было. Не помогла и тяга к западному образованию. В 1539 десять юных племянников, внуков и других родственников Аффонсо, посланных для религиозного обучения в Португалию, были захвачены и проданы в рабство. Заметим что конголезский король был младшим современником нашего «тирана васильевича», которому до сих пор ставят в вину то, что при нем не случилось «вхождения в мировой рынок» на конголезском уровне и западные бизнесмены вкупе с нашими любителями «качественных зарубежных товаров» не смогли разрушить страну.

А сумел бы Аффонсо как-то совладать с работорговлей, то был бы немедленно ославлен по всему миру как ужасный деспот, а те вожди, которые хватали и продавали европейцам своих соплеменников, предстали бы борцами за свободу.

Но Аффонсо не смог. После его смерти региональные вожди и старейшины (так сказать, князья и бояре), разбогатевшие на работорговле, стали посылать подальше королевский двор в Мбанза. Тем временем, сверхприбыльная торговля рабами разрасталась. Уже в конце 16 века в ней участвовали английские, французские и голландские бизнесмены, искавшие живой товар вдоль всего побережья Африки.

Что касается истории королевства Баконго, то в 1665 португальцы разбили его армию и последний маниконго был обезглавлен. В 18 в. от него почти ничего не осталась, некогда процветавший город Мбанза насчитывал всего 22 хижины.

Кстати, в отличие от просвещенного Аффонсо, простые африканцы долгое время принимали европейцев за духов предков — «вумби». То, что корабли «вумби» увозили скованных негров на Запад, откуда те никогда не возвращались, только утверждало африканцев в мнении, что европейцы пришли из царства мертвых.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.