Бухта Барахта

Карпенко Галина Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бухта Барахта (Карпенко Галина)

Снег на берегу

На берегу тёплого моря в бухте Барахте лежит снег. Зимние ветры иногда перелетают через горы, и на тёплом берегу наступают холодные дни.

По крутой тропке к морю бежит мальчик, а за ним, уже не так храбро, спускается девочка.

Девочка держится за кусты молочая. Из-под ног у неё летит песок и мелкие камешки.

— Подожди! Я сейчас упаду!.. — кричит она.

— А ты не бойся! — отвечает ей мальчик.

Но вот девочка ступает на скользкую гальку и видит море.

— Смотри! — говорит она. — Смотри!

Маленький парусник, покачиваясь, огибает скалы, выходит из бухты и исчезает за грядой волн.

— А ты куда хочешь плыть? — спрашивает девочка.

— Никуда не хочу.

Мальчик откинул ногой ржавую водоросль и повернулся к морю спиной.

— Я пойду искать, — сказал он.

— Пойдём вместе, — попросила девочка.

— Нет, я сам.

И мальчик ушёл по каменистому берегу. Он даже не оглянулся на девочку.

* * *

Девочка осталась одна у моря. Она стояла на мокрой гальке у самой воды, и ей очень хотелось, чтобы волна лизнула её новые блестящие ботики.

Хитрые чайки, опустив лапки в воду и сложив крылья, успевали покачаться на волне, пока она катилась к берегу. И взлетали, когда волна убегала обратно.

Девочка никогда раньше не видела ни моря, ни чаек.

— Маруся! — позвал сверху громкий голос. — Маруся! Не замочи ноги!

— А я уже замочила! — радостно откликнулась девочка.

— Тогда иди домой! — приказал тот же голос. — Ты не слышишь, как я тебя зову? — Это говорит Марусина мама. Вот она уже спускается по крутой тропинке вниз.

В это время самая большая волна ударилась о камень, рассыпалась зелёными брызгами и упала обратно в море.

— Чудо! — сказала мама.

— Мы облились! Мы облились! — закричала Маруся.

Они с мамой совсем не испугались и не обиделись на волну. По узенькой тропке они добежали до порога дома под красной крышей, который стоял высоко над морем, и перед ними распахнулась дверь.

— Ну, как море? — спросил их отец.

— Мы совсем мокрые! — отряхиваясь, сказала мама.

— Совсем! Совсем! — повторила Маруся.

— Если мокрые, то скорее сушитесь.

В доме топилась печь. Отец подбросил в огонь корявых сучьев. Мама и Маруся протянули к огню озябшие руки.

— Всё время было совсем тепло, — сказал отец. — Это вы привезли зиму.

— Как это — мы? — удивилась Маруся.

— Зиме стало обидно, что вы от неё удираете, — сказал отец. — „Куда это они едут?“ — подумала зима и побежала за поездом, потом за машиной и вот прикатила.

Отец смеялся, а Маруся смотрела на огонь и молчала. Она понимала, что отец шутит, но здесь, у тёплого моря, всё по-другому. Вот в стакане на столе белые цветы. Папа сам их сорвал вчера, когда мамы и Маруси тут не было. Вчера на берегу светило солнце, а сегодня здесь выпал снег.

— Где же Валя? — спросила мама. — Ведь вы ушли вместе?

— Он убежал, он ищет свою собаку, — ответила Маруся. — Собаку зовут Букет. Правда, чудно?

— Здесь почти всех собак так зовут, — сказал отец. — Ну, я пошёл, а вы тут устраивайтесь.

* * *

Наступил вечер. В бухте Барахте зажёгся маяк.

По берегу издалека шёл мальчик — тот, который отправился искать своего друга. Он возвращался один.

Он не стал взбираться по тропинке к дому, а прошёл дальше по берегу к большому чёрному камню у самой воды.

Луч маяка раздвинул тьму, и мальчик увидел баркасы, стоявшие на якорях.

Луч передвинулся вверх, в небо, и баркасы исчезли. Где-то далеко загорелись и уплыли зелёные огни. В море стало совсем темно.

Но вот луч маяка пошарил в волнах и осветил лодку. Лодка шла на вёслах к берегу. Увидев её, мальчик взобрался на камень и замахал кепкой, потом побежал по берегу. В темноте лодка загремела днищем по камням.

— Валька! — крикнул мужской голос. — Валька!

— Я! — ответил мальчик.

Он помог отцу, который вернулся с рыбалки, подтащить лодку под дощатый навес, перевернуть её и привязать цепью к крепкой кедровой лапе.

Отец взял мешок с хамсой, и они пошли вверх по тропинке.

— Ну, как дела? — спросил отец.

Валька промолчал.

— Погоди! Может, ещё ночью прибежит, — сказал отец. — Ночь велика.

* * *

Ночь пришла и ушла, но Букет не прибежал.

Солнце ещё не поднялось над горой, и было темно, а на дороге уже стояли грузовые машины. Под их брезентовыми крышами уже сидели пассажиры с чемоданами.

Первая машина, поворчав на месте, тронулась в путь, за ней — остальные. Последняя машина задержалась.

— Валька! Валька! — слышались голоса.

Но Вальки не было.

— Как ты его упустил?

— А что его — связать?

— Вот мальчишка, вот характер! — крикнул водитель последней машины.

— Не потеряется, привезут! — сказал Валькин отец.

А мать всхлипнула:

— Он же маленький. Не можем же мы уехать без него!

И в это время на шоссе появился Валька. Ни отец, ни мать не сказали сыну ни слова. Сын, взобравшись на подножку, уселся на сиденье рядом с отцом, и машина тронулась.

* * *

На горных дорогах крутые повороты. Иногда кажется, что машина повернула и едет обратно. Но это только кажется. На самом деле машина взбирается вверх, потом преодолевает перевал и наконец начинает спускаться вниз и едет всё дальше и дальше.

Валька смотрел в окно, мимо неслись каменистые стены гор, поросшие седым молочаем. Вдруг далеко внизу снова появилось море и красное пятнышко на берегу.

Это была крыша дома, в котором Валька прожил с отцом и матерью целый год. Теперь в нём будет жить Маруся.

Вчера она сказала Вальке:

— Мы приехали строить дорогу.

— А мы её уже наполовину построили, — ответил ей Валька.

Отряд, с которым уезжала Валькина семья, шёл по будущей дороге первым. Рабочие взрывали скалы, откатывали камни и прорубали в горах тоннели. За ними пойдут другие рабочие, которые дорогу ровняют и укатывают тяжёлыми катками. Марусин отец у них бригадиром.

* * *

Когда море скрылось, отец сказал сыну:

— Не горюй!

Сказать „не горюй!“ легко, но разве можно не горевать, когда там внизу, в бухте Барахте, остался друг. И что с ним, Валька не знает. Может, его друга увёл злой человек, чтобы убить и содрать с него шкуру?

— Ты поищи, — попросил Валька Марусю, когда они прощались.

— Я буду, буду всё время искать, — пообещала она. — И, когда найду, напишу тебе письмо.

Валька ещё раз объяснил Марусе, что Букет лохматый, рыжий и на правом ухе у него чёрная метина.

— Непременно буду искать и найду, — повторила Маруся.

„А вдруг правда найдёт?“ — подумал Валька.

Машина взяла перевал, и снова пошёл снег. Снег летел над горами, опускался к морю и таял.

Цветёт глициния

Лиловая и синяя! Лиловая и синяя! Тебя зовут Глициния, Глициния, Глициния! —
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.