Русский рукопашный бой

Скогорев Дмитрий Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русский рукопашный бой (Скогорев Дмитрий)

Школа Д. Скогорева — взгляд со стороны

Меня с детства привлекали самые разные виды единоборств. Я успел позаниматься борьбой, боксом, каратэ, ушу… Наверное, потому что мне нельзя было этого делать (из-за плохого зрения), меня манили они, как запретный плод, который, всем известно, сладок.

Я считал, что мужчина должен уметь защитить себя и того, кому вдруг может понадобиться его помощь. По большому, как говорят, «по гамбургскому счету», каждый мужчина должен уметь защитить себя, народ и государство.

То, что сейчас происходит в России, я думаю, можно назвать «мирным» завоеванием нас и с Запада, и с Востока. На телевидении преобладает «лучшее в мире» американское кино, в магазинах импортные товары вытеснены отечественными, да и мораль меняется под напором всего чужеземного явно не в лучшую сторону.

Но не будем о политике и экономике… Рассуждать о них — дело неблагодарное и бесполезное.

Как все это связано с боевым искусством? На мой взгляд — напрямую. Когда после долгого сдерживания на нас снежной лавиной обрушились импортные боевые искусства, они заняли давно пустовавшую нишу: многих привлекало физическое совершенствование, возможность научиться приемам самозащиты, экзотика.

Каратэ, ушу, кикбоксинг, тхэквондо — только выбирай.

И как-то не думалось, что это чужое. Пусть интересное, полезное, манящее… Но не свое. А чужую одежду как ни примеряй…

Да и бесплатный сыр — известно, где бывает.

А через некоторое время мне попали в руки журнал «Русский стиль. Боевые искусства» и новосибирская газета «Боевые искусства России». Для меня стало открытием, что у нас в стране, оказывается, многие понимают и развивают отечественное боевое искусство: в Краснодаре — Алексей Кадочников; в Петербурге — Андрей Грунтовский, Александр Ретюнских (президент Международной федерации русского боевого искусства); в Москве — Александр Белов (славяно-горицкая борьба), Михаил Ребко (современное направление русского стиля «Система»); в Твери — Григорий Базлов… Немало их, развивающих это самое свое, хотя «восточники» и преобладают количеством.

Наконец, повезло еще больше: я познакомился со Школой русского боя «Сибирский Вьюн» и ее руководителем — Дмитрием Скогоревым. После одной статьи были написаны еще несколько, журналистский интерес обернулся занятиями (чтобы почувствовать на практике, что это такое) и двумя семинарами. Надо сказать, я очень пожалел, что не встретил подобного раньше…

— Почему «Сибирский Вьюн»? — допытываюсь я у Дмитрия.

— Название выбрано не случайно. — объясняет он, — вьюн — это и растение, и рыба… Символизирует сложные спиралевидные движения: завивания, обвивания, мешающие движениям противника, сплетение воедино, заполнение пустого пространства — как раз то, что, на мой взгляд, характеризует русские единоборства. Вьюн — этнографическое название. Существует некое «вьюнение» в наработке техники кулачного боя. Также мы соотносим вьюн и хмель, который, в свою очередь, считается духовным растением. Есть и выражение «хмель в голове», означающее измененное состояние сознания, или инакость, — состояние бойца в боевом поединке.

Я испытал инакость на себе. Когда противник непрерывно движется, как бы соединенный с тобой невидимыми нитями, а любое твое нападение, почти незаметно для тебя, «уводится» с траектории атаки и оборачивается против тебя же — в этом мало приятного. Особенно, когда действия противника непредсказуемы.

В «Сибирском Вьюне», как и во всем русском боевом искусстве, нет приемов как таковых: работа строится на принципах и законах природы. Если их соблюдать и умело использовать, тело само адекватно ситуации среагирует на агрессию — вступит с нападающим во взаимодействие, восстанавливающее гармонию и равновесие в реальном мире.

По мере освоения некоторых технических принципов стиль Школы Скогорева стал казаться мне гораздо более изощренным и сложным: со стороны все выглядело простым, естественно происходящим действием в пространстве и времени.

Когда я наблюдал, как работают Скогорев и его ученики против невооруженного противника, противника с ножом, палкой, а также против нескольких нападающих, мне не раз приходила в голову мысль о том, что нам показывают в гонконговских боевиках просто дешевую подделку под настоящее боевое искусство.

Вот бы киношникам снимать свои фильмы с нашими ребятами!

Даже с точки зрения пластики — хореографам стоит оценить своеобразие и красоту их работы! А насколько реальны и тяжелы удары скогоревских учеников, я видел на тренировках, где они, используя принцип «волны», отрабатывают приемы на боксерских лапах, а также применяют их в состязательных боях.

Впрочем, описать, что из себя представляет Школа Скогорева — очень сложно, тем более что Школа постоянно развивается.

Начинали они в конце восьмидесятых, проводили тренировки где придется, порой в подвалах. Казалось, занимались непонятно чем, но уж точно не восточными видами боевых искусств. Собирали обрывки знаний, находили людей, владеющих практическим рукопашным боем, учились у них. Цели, по словам Дмитрия, ставились две: познание внутренних сил человека и работа в бою с противником так, чтобы «побеждать, не побеждая».

После трех лет поисков «вышли» непосредственно на русский стиль рукопашного боя, и дальнейшая работа пошла в этом направлении. Приобретенный опыт стал фундаментом для всего последующего. Их уже интересовала не только практика боя, но и его истоки: философия, культура Руси в целом.

— Чем отличается наше боевое искусство от восточного? Кулачный бой — от рукопашного? — переспрашивает меня Дмитрий.

— Прежде всего внешне, хотя и здесь есть кое-что общее. Но главное — внутреннее отличие. Оно в нашем этническом происхождении. Мы родились на земле русской, сибирской, и все наше мировоззрение строится на этом. Как бы мы ни хотели понять того же буддиста или даоса, мы в полной мере не можем этого сделать, мы — русские. И многое определяет такое понятие, как «род» — Родина. Сейчас очень часто говорят о памяти рода, о зове предков. На самом деле, оно так и есть. Каждый из нормальных людей иногда задумывается о том, кем были его пращуры, на какой земле они родились и жили, а в трудные времена отстаивали ее.

И тем, что мы сейчас живем, мы обязаны им. Тогда сразу возникает вопрос, а что мы оставим своим потомкам? Или это их проблема — как, с чем и где они будут жить?.. Каратэ или айки-до нам чужды. То, что наши ребята успешно осваивают их, говорит лишь о том, что русскому человеку все под силу.

Русский кулачный бой — состязательная культура, она является лишь одним из пластов, срезов многогранной русской культуры. В качестве составных частей она включает и фольклор — песни, частушки, которыми традиционно вызывали на драку, и философию, основанную на вековой морали и вере. В конце концов, это традиция выживания народа и целой культуры.

Вообще, в русском боевом искусстве условно можно выделить три направления: этнографическое, состязательное и прикладное.

С этнографическим и состязательным, я думаю, все понятно. Кулачные бои, устраиваемые во время проведения народных праздников, тяготеют к традиционному обряду и больше относятся к этнографии, самбо, как современный вид спорта, — к состязанию.

А вот к третьему, прикладному направлению, уже можно отнести владение любыми видами оружия и сам рукопашный бой, или, как называли его предки, — увечный бой. В отличие от кулачного, он рассчитан на уничтожение противника любыми подручными средствами, а не только голыми руками за короткое время. Да ведь и история наша была такой, что не только дружиннику, но и крестьянину зачастую приходилось браться за оружие, а иной раз и вилы с серпами шли в ход…

— Чем отличалось обучение боевым навыкам у русских? — спрашиваю я.

— Изначально на Руси не было «школ» — как на Востоке. Хотя существовало и монашеское направление (вспомним Пересвета и Ослябю), и скоморошеское. От них мало что осталось, хотя… На Руси кулачные бои были частью народной жизни, они позволяли быть готовым в любой момент встать на защиту родной земли, своего Отечества, Отсюда обрядовые, игровые бои на Масленицу, день Ивана Купалы и другие праздники.

Игры, направленные на развитие боевых навыков, мужества, соборности, практиковались с детства… Мальчиков определяли в так называемые беседы, где они начинали постигать азы воинской культуры, таким образом и шла передача традиционных знаний и навыков. Подготовка начиналась с двух лет. Детей приучали к игрушечному оружию, а в четыре года уже сажали на коня. В десять лет ребенок должен был владеть в совершенстве деревянным оружием. К двенадцати годам мальчик осваивал приемы рукопашного боя без оружия — ударную и бросковую технику. С двенадцати лет обучение шло с настоящим оружием. По достижении совершеннолетия парни проходили обряд инициации — жесткие испытания на посвящение в мужчины-воины. Они должны были продемонстрировать навыки выживания в экстремальных ситуациях, знать тактику и технику засад, хорошо бегать и плавать, и т. д.

Для профессиональных воинов (княжеской дружины), а также для самого князя обучение, конечно, было более изощренным и основательным. Князь должен быть максимально жизнеспособным, дабы продлевать и поддерживать свой княжеский род, от которого будет зависеть жизнь простого люда, его подданных, и защита Отечества.

Очевидная вроде бы мысль: а зачем заниматься чужими боевыми искусствами, если есть свое? Вспомню семинар по ушу, который я проходил когда-то, чтобы получить корочки инструктора. Тренировки проводились очень жестко и однотипно. Все происходившее походило на давно отрепетированный театральный спектакль — ни одного лишнего слова, улыбки, движения в сторону. Мы заучивали длиннющие тао — упражнения формы, которые практиковались в знаменитом Шаолиньском монастыре. Тренировались набирать чистую энергию ци в пыльном, пахнущем краской спортзале — там шел ремонт…

Что осталось от всего этого, не идущего от естества, интересного, но формального и утомляющего однообразием и некоторой театральностью? В реальной жизни мне больше пригодились игровые занятия, которые мы небольшой группой — когда боевые искусства были загнаны в подполье — свободно и раскрепощенно проводили в лесу, на снегу, на льду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.