Пляски демонов

Сафронов Виктор Викторович

Серия: Жизнь прекрасна [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пляски демонов (Сафронов Виктор)

Посвящается Алёне

ГЛАВА 1 Гусаров

Неважно, что происходит, главное, чтобы это приносило счастье!

Дом как дом: просторная кухня, гостиная с камином, две уютные спальни на втором этаже. Перестроенная спасательная станция на берегу холодного моря. Летом на Балтике хорошо, а вот поздней осенью и зимой, когда ветры и штормы начинают с ведьмами и другой нечистью заводить свои бесконечные игры — тогда не очень. Особенно грустно, когда ветер рвет горизонты и с ними электрические провода. Хотя запаса мощности, скрытого в аккумуляторных батареях на пару часов хватает. Но, как правило, аварийная бригада прибывает через неделю, это когда они поторопятся… Поэтому надо идти в отдельно стоящий сарай и заводить отечественный дизелёк.

Полярники и бывшие военные, служившие на крайнем севере, меня поймут. Ежесекундный, нудный стук двигателя-дятла, от которого нигде не укрыться, от которого просто нет спасения. К нему просто следует привыкнуть, так же, как и к запаху солярки… Но если с запахом можно смириться, то издаваемый дизелем звук, я его называю смехом дятла, долгое время не дает возможности расслабиться. Первые двое, трое суток, психика разболтана донельзя, а её носитель находиться на грани помешательства.

Но лучше пусть воняет и стучит, чем замолкнет. Вот тогда всему полный и окончательный звездец. Отопление, подогрев воды, все коммуникации, включая и систему электрической охраны, все накрывается большой крышкой медного таза… Захочешь потанцевать или потаращиться в телевизор, вилку со штекером в нужное место всунешь — не работает. Свеча горит на столе и на подоконнике, а все остальное не фунциклирует. Вот такие неприятные события наступают.

Апатия… Отсутствие желания поднимать тяжести и грести на байдарках и… Да элементарно, достать из рюкзака денег пачку и пересчитать их ненаглядныххх… наххх… нуххх… Я предпочитаю многоточие, вместо чёткой и определённой точки, перекрывающей дорогу обратно. Три обычные распластанные на бумаге точки оставляют надежду — на интригу и неожиданные повороты сюжета.

Вроде бы, всё работает как часы и даже адскую машину с солярой, давно не заводил, ан, нет… Всё не так.

Ребята! Тяжелое состояние. Отсутствие настроения. С чего бы это?

Может водки-самоделки выпить, да хрустко прикусить её солёным рыжиком в сметане? Рыбки, только-только выловленной, большими увесистыми ломтями зажарить на пахучем подсолнечном маслице, а? Как тебе?

Нет?

Зря.

А, что случилось? С души от всего воротит? Только в стену смотреть и думать о приближающейся смерти? Да, ребятки, это уже «клиника», связанная с отсутствием женской ласки и с присутствием суицидальных настроений…

Завел движок… Пытаюсь под звук натужно работающего дизеля разобраться во всем этом. Сейчас середина ноября, погода? С ней все в порядке. Моя любимая погода. Что-то со мной твориться непонятное.

За окном дождь. На море, буквально у самых дверей дома, стихия беснуется и бушует. Еще один накат волн и, кажется, что домишко смоет в воду, вместе с дизельной установкой и всеми моральными обязательствами, что накопил в течение всей бездарно прожитой жизни. Эх-ма…

Не знаю, окажись я в Болдино, может быть при свечах и лучине, смог бы запятнать себя литературным трудом, замутить, выдать на гора «дубль два Болдинской осени»? Но, нет. С души воротит, всё плохо. Сижу рядом с бушующим морем, тоскую по-черному и даже зарядку с обтиранием не делаю. Или делаю? Или «обтирание» написал неправильно?

Фиксирую движения в сторону абсолюта… Для чего? Чтобы по вешкам памяти найти дорогу обратно.

…С этого момента, предварительно закрыв под замок верёвки и огнестрельное оружие (ключ выбросил в море) моё здоровьё было сильно подорвано и потрёпано традиционным славянской тоски, хандры и скуки.

* * *

Есть такие люди, чтобы не путаться в понятиях — назовём их парнями, которые к себе что-нибудь притягивают. Например: ложки, вилки, лопаты и другой сельскохозяйственный инвентарь. Обвешаются сверху донизу металлоломом, радуются и кричат во все горло «Даешь, хеви металл!». Нет — ты даёшь! Отвечают им во «Вторчермете»…

Скажем, другие, такие как Чайковский и Моцарт, эти притягивают к себе звуки. Притянут. Выстроят, в только им ведомой последовательности. Люди слушают, плачут или смеются, в зависимости от состояния психики. И все так ладно и складно, что мамочки мои, так хорошо.

Если, к примеру, вспомнить Леонардо или Дали, эти до сих пор притягивают к своим творениям глаза других. Они дружили с цветом, палитрой (прошу не путать с пол литрой — пишется иначе) могли видимые фантазии представить другим так, что дух захватывает. И стоишь рядом с картинкой, и отойти не можешь, такое благолепие на лице и фиалки в нетрезвой душе расцветают… Вытрешь слёзы, да и пойдешь, куда шел, оставаясь ленивым и нелюбопытным невеждой.

Ставя себе в один ряд с этими людьми, вижу, что пока не тяну. Ни с музыкой, не с живописью не дотягиваю, да что говорить, простые железки на груди не держаться. Впрочем, я в других моментах непревзойденный чемпион, т. к. надо не надо, притягиваю к себе разные забавные происшествия и анекдотические веселые случаи. Притягиваю и притягиваю — делов-то куча, но совершенно не понятно почему, именно сам и являюсь непосредственным участником всех этих событий. В них большой сермяжной правды нет, зато навалом беды, перестрелок и других несчастий со сломанными ребрами, выбитыми зубами и горящими скирдами сена.

А еще, прости господи, я, как какая-нибудь Спиноза, люблю думать. Представьте, залезет эдакая подлость в башку, и нечем ее оттуда не вытащишь, не приманишь, чтобы сразу удавить, сничтожить. Оно и понятно, Спиноза — она есть Спиноза. Пока удалишь, измаешься, последние силы отдашь.

А доложу я вам, ясноглазые господа, следующий интим. Особенно хорошо думать, надев халат и развалясь на диване, с черешневым чубуком в зубах. Такое я видел на старорежимных картинках русских художников-передвижников. Эти ребята сумели, поднатужившись придвинуть вековую мечту загадочной русской души, лежать целыми днями и ни черта не делать. Главное чтобы кормили, одевали и к празднику справляли модную обновку — сапоги со скрыпом.

И вот сегодня, в канун своего дня рождения, я уже и забыл какого по счету, все с большой скоростью проносясь мимо вешек славного жизненного пути, приятно осознавать и думать, что здоров и непоколебим, как приснопамятный «Бронетемкин Поносец». Список не полный? Каюсь и дополняю. Сына родил лично. Дом построил. С посаженным деревом незадача, зато засадил крышу озимой коноплей, жду результата. Что ещё, железки в виде пуль тело притягивает, и шутейные неприятности на буйную головушку сыплются и прут по-прежнему сплошным потоком.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.