Ён Тру

Гамсун Кнут

Жанр: Классическая проза  Проза    Автор: Гамсун Кнут   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ён Тру ( Гамсун Кнут)

Одинъ изъ нашихъ товарищей разсказываетъ: Въ пять часовъ вечера въ сочельникъ заперъ я свою дверь и отправился къ Кьюслингу. На улиц было порядкомъ холодно, а я зналъ, что у Кьюслинга топили, и кто знаетъ, быть можетъ, у него даже найдется, что пость. Хотя, въ сущности, у него не было никакихъ средствъ къ жизни, но онъ все же ухитрялся какъ-то жить изо дня въ день и, собственно говоря, никогда не сидлъ безъ гроша. Недлю тому назадъ онъ даже купилъ себ новыя калоши, несмотря на то, что его кошелекъ казался совершенно тощимъ.

Я вошелъ и въ полутьм разглядлъ Кьюслинга, сидящаго у стола.

— Садись, — сказалъ онъ лаконически.

Это была его обычная манера. Онъ никогда не говорилъ: «пожалуйста, садись» или «сядь, прошу тебя», а только коротко и ясно: «садись».

— Желаю теб веселыхъ праздниковъ, — сказалъ я. — У тебя хорошо, тепло, я же сегодня совсмъ не топилъ, въ моей печк прескверная тяга, такъ что ее совершенно безполезно топить.

Кьюслингъ не возразилъ ни слова. Онъ всталъ и досталъ откуда-то кусочекъ колбасы и большой кусокъ хлба.

Я сидлъ и старался глядть въ другую сторону въ то время, какъ онъ занимался своей колбасой. Когда же онъ предложилъ и мн пость и даже придвинулъ для меня стулъ къ столу, я притворился очень удивленнымъ.

— Право, милйшій, у тебя все какія-то неожиданности. Какъ, у тебя даже есть, что пость! Ну, что же, большое теб спасибо! Стоитъ, право, немыого попрсбовать, въ особенности, когда это такая вкусная вещь!

И я принялся сть церемонно, маленькими кусочками.

— Ахъ, пожалуйста, не корчи изъ себя дурака, съшь все это, — сказалъ Кьюслингъ.

И я сълъ колбасу и хлбъ, потому что онъ желалъ этого.

Кьюслингъ съ минуту просидлъ молча, погруженный въ какую-то думу. Затмъ онъ всталъ и, ероша волосы, пробормоталъ:

— Теб бы слдовало теперь выпить рюмочку водки, но у меня нтъ дома водки… Что ты скажешь, если мы возьмемъ да пойдемъ къ Ёну Тру.

— Ахъ, — отвтилъ я, уже навшись, — ну что мы станемъ длать тамъ у него? А впрочемъ, если ты хочешь…

Да, Кьюслингъ хотлъ непремнно итти къ Ёну Тру и уже надлъ для этого свои новыя калоши.

Ёнъ Тру былъ преоригинальный человкъ — сынъ крестьянина, студентъ-теологъ, а практиченъ какъ кузнецъ. Онъ былъ до того скупъ, что съ трудомъ уплачивалъ аккуратно за квартиру. Занималъ онъ самое невозможное помщеніе, хуже котораго нельзя было и придумать для человка, — какую-то конурку, въ которой не было ни одного порядочнаго стула, ни даже занавсокъ у окна. Но никому не могло притти въ голову, встрчая Ёна Тру на улиц, что онъ живетъ хуже другихъ. Насколько я могу судить, онъ былъ всегда прекрасно одтъ и даже въ дождливую погоду имлъ при себ дождевой зонтикъ.

— Врядъ ли онъ теперь дома, — сказалъ Кьюслингъ и постучалъ въ дверь. Но онъ былъ дома.

— Веселыхъ праздниковъ.

Мы сли, на чемъ попало, и принялись болтать. Я оглянулся кругомъ. Полъ весь покосился, потолокъ совершенно покатый и гд-то въ самомъ ушу, чуть ли не подъ самой крышей, маленькое оконце. На стн противъ насъ висли цилиндръ и соломенная шляпа — больше ничего. Все голо и пусто, — только эти дв шляпы. А на кровати даже не видно признаковъ постели.

Вдругъ Кьюслингъ сказалъ:

— Ты, въ сущности, удивительный человкъ, Ёнъ Тру, такъ что ничего не будетъ удивительнаго въ томъ, если ты мн одолжишь пять кронъ, когда я тебя попрошу объ этомъ.

— Хм… нтъ, этого я не могу сдлать, — отвтилъ Ёнъ. — Да, положительно я не въ состояніи этого сдлать! Я долженъ былъ получить изъ дому немного денегъ, но он еще не пришли.

— Ну, я также долженъ на-дняхъ получить деньги, — продолжалъ Кьюслингъ, — я сегодня получилъ извстіе, он уже высланы, такъ что теб нечего бояться, что я не отдамъ, если ты мн дашь взаймы пять кронъ.

— Да, да, знаю, но… Нтъ, къ сожалнію, не могу въ данный моментъ. Я вдь даже не могъ сегодня, въ сочельникъ, надть чистой рубашки, потому что нечмъ было заплатить прачк,- говоритъ Ёнъ, показывая на свою грязную рубашку.

Пауза.

— Такъ вотъ какъ! Значитъ, и у тебя не густо! — какъ бы нехотя замчаетъ Кьюслингъ, — а мы-то, по правд сказать, оба на тебя разсчитывали.

Ёнъ, улыбаясь, качаетъ головой. Я молчу, потому что сытъ и совершенно доволенъ. Но я не могу удержаться отъ улыбки, услыхавъ отъ Кьюслинга, что онъ на-дняхъ ожидаетъ денегъ. Хотлось бы мн знать, откуда онъ ихъ ждетъ.

— Да, Рождество бываетъ только разъ въ году, и ты, Ёнъ, чортъ меня возьми, долженъ сегодня сдлать что-нибудь для насъ, угостить насъ, что ли, — говоритъ уже прямо Кьюслингъ. — Да, да, теб не отвертться отъ насъ.

— Какъ, я? — возражаетъ Ёнъ испуганнымъ голосомъ. — Но что могу я сдлать для васъ, вдь у меня нтъ денегъ!

Тогда Кьюслингъ указываетъ на стну, гд висятъ шляпы, и говоритъ:

— Если у тебя нтъ денегъ, то позволь намъ заложить твой цилиндръ.

— Цилиндръ?! — Ёнъ привскакиваетъ на мст. — Нтъ, нтъ, я вдь еще не сошелъ съ ума.

— Видалъ ли ты когда-нибудь подобную свинью? — восклицаетъ Кьюслингъ, обращаясь ко мн съ удивленнымъ видомъ. — У него дв шляпы, и онъ не хочетъ одолжить намъ одну изъ нихъ для заклада!

— Хорошо, ты можешь взять соломенную шляпу!

— А, соломенную шляпу? Нтъ, благодарю покорно. Какъ ты полагаешь, много ли дадутъ въ это время года за соломенную шляпу?

— Нтъ, нтъ, ни за что!

Пауза.

Кьюслингъ повторяетъ свою просьбу.

— Никогда въ жизни я не слыхалъ ничего подобнаго! — кричитъ Ёнъ Тру. — Можетъ быть, ты желалъ бы видть меня идущимъ въ это время года по улиц въ соломенной шляп?

Я попрежнему не говорю ни слова, потому что я сытъ и сижу такъ уютно. Но у меня въ голов мелькаетъ мысль: что, если бы пришить къ этой соломенной шляп наушники? И я начинаю думать о красныхъ фланелевыхъ наушникахъ, потому что незадолго до этого я мечталъ о теплыхъ, очень теплыхъ фланелевыхъ рубашкахъ.

А т двое продолжаютъ спорить о цилиндр.

— Если на то ужъ пошло, то вдь ты сидишь въ новешенъкихъ калошахъ, — говоритъ Ёнъ Тру, — почему же ты ихъ не заложишь?

Вмсто отвта Кьюслингъ сбрасываетъ одну калошу и поднимаетъ кверху ногу. Сапогъ его — сплошная зіяющая дыра, и мы вс трое чувствуемъ ужасъ подобнаго положенія.

— Ну что, находишь ли ты, что я могу обойтись безъ калошъ? — спрашиваетъ онъ.

— Нтъ, нтъ, но скажи, Бога ради, мн-то что за дло до всего этого?

Кьюслингъ встаетъ и протягиваетъ руку къ цилиндру. Все это дло одной секунды, но Ёнъ все же успваетъ предупредить его: онъ схватываетъ цилиндръ и крпко держитъ его на далекомъ разстояніи отъ себя, чтобы какъ-нибудь не помять.

— Встань же, — кричитъ мн Кьюслингъ, — чортъ возьми, да отними же у него цилиндръ!

Я поднимаюсь съ мста, но Ёнъ грозно произноситъ:

— Говорю вамъ, не подходите, вы испортите мой цилиндръ!

Но ему все же пришлось отдать его. Намъ не стоило ни малйшаго труда осилить его. Практическій инстинктъ крестьянина подсказалъ ему, что цилиндръ утратитъ всякую цнность какъ для насъ, такъ и для него, если будетъ помятъ, а поэтому онъ предоставилъ его намъ. И Кьюслингъ ршилъ его заложить и на вырученныя деньги купить чего-нибудь състного. Только бы ссудныя кассы не были закрыты. Выходя изъ комнаты, онъ все еще продолжаль бормотать обижеинымъ тономъ:

— Ну, видана ли подобная свинья! У меня, можно сказать, деньги уже на почт лежатъ, а онъ все же не хочетъ мн…

— Самъ свинья, — передразнилъ его Ёнъ. Затмъ открылъ дверь и крикнулъ ему вслдъ:

— Смотри ты у меня, не потеряй квитанцію!

Ёнъ Тру былъ страшно взбшенъ. Собственно говоря, онъ намренъ сейчасъ же уйти, — говоритъ онъ мн.

Но тутъ ему приходитъ въ голову, что онъ также иметъ право принять участіе въ ужин и, такимъ образомъ, но мр возможности, попользоваться вырученными за его цилиндръ деньгами. Онъ прислъ на кровати и принялся высчитывать, сколько могутъ дать за цилиндръ. При этомъ къ нему вернулось его обычное спокойствіе, гнвъ исчезъ, и онъ даже обратился ко мн съ вопросомъ, какъ я думаю, дадутъ ли подъ цилиндръ пять кронъ! Я опять удобно сидлъ на полу, прислонясь спиной къ стн,- еще немного, и я бы заснулъ.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.