Линдана и Вальмир

Жанлис Мадлен Фелисите

Жанр: Классическая проза  Проза    Автор: Жанлис Мадлен Фелисите   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Линдана и Вальмир ( Жанлис Мадлен Фелисите)

Была полночь. У Морфизы ужинало много гостей; въ карты играть перестали. Вс женщины въ 40 и въ 50 лтъ искали своихъ муфтъ и велли подвозить кареты. Скучные выходили одинъ за другимъ, зная хотя то свтское правило, что гд не ужинаютъ, тамъ не надобно сидть долго посл ужина. Морфиза благодарила, обнимала, провожала, говорила всякой гость ласковое слово. Жеркуръ, во время сего волненія, сидлъ покойно у камина, подл стола, на которомъ онъ два часа игралъ въ Вискъ -- сидлъ тутъ для того, что не считалъ за нужное искать другова мста; не задумавшись, не съ намреніемъ, а единственно для покоя. Жеркуръ былъ одинъ изъ тхъ лнивыхъ людей, которыхъ сама Натура длаетъ философами: имъ хорошо везд, гд не дурно; они безъ всякихъ правилъ Морали любятъ миръ и тишину боле всего на свт; не бываютъ коварными для того, что коварство требуетъ дятельности; не знаютъ сильныхъ страстей, и среди общаго волненія наслаждаются истиннымъ сокровищемъ мудрости: умренностію и покоемъ. Не льзя назвать ихъ жизни скучною; нтъ, они могутъ быть забавны и чувствительны по своему. Не терпеть есть уже для нихъ щастіе; думать, не зная о чемъ, отдыхать и не заботиться, кажется имъ живйшимъ удовольствіемъ. Они не хвалятся, не гордятся своею философіею, и слдственно бываютъ скромне обыкновенныхъ философовъ.

Наконецъ Морфиза освободилась отъ хлопотъ, проводила всхъ важныхъ, разсудительныхъ людей, которые не сидятъ до свту, и сердечно обрадовалась, видя у себя только друзей своихъ: прекрасную Линдану, богатую, двадцатилтнюю вдову -- Бальмира, страстно влюбленнаго въ Линдану, но съ малою надеждою -- и холоднаго Жеркура, который въ то время не имлъ никакой связи. Сли ближе къ камину. Одинъ Жеркуръ не тронулся съ мста, сидя на покойныхъ креслахъ и рукою облокотившись на столъ: ему было и такъ очень хорошо!... Сперва поговорили о тхъ, которые ухали; но скоро Вальмиръ обратилъ разговоръ на чувствительность. Имя отъ природы пылкую душу, онъ изъяснялся съ великимъ жаромъ и со всею неувренностію молодаго человка, который говоритъ о любви при своей любовниц. Морфиза восхищалась, Линдана слушала съ умиленіемъ, Жеркуръ отъ времени до времени улыбался, Вальмиръ, желая еще убдительне доказать власть любви, разсказывалъ многіе случаи: на примръ, какъ одинъ любовникъ, въ угожденіе любовниц, былъ шесть лтъ нмымъ; какъ другой десять лтъ выжилъ пустынникомъ, возвратился съ длинною бородою и съ пламеннымъ сердцемъ; какъ третій, исполняя волю богини своей, долженъ былъ завоевать тронъ и сдлался Александромъ отъ любви. Вс такія исторіи прекрасны, сказалъ Жеркуръ: но давно ли это случилось? Сей вопросъ замшалъ романическаго Вальмира, и гордость Линданы оскорбилась насмшкою холоднаго Жеркура. «Конечно, отвчала она съ притворною улыбкою: Жеркуръ правъ. Время любовныхъ чудесъ прошло; мы теперь ничто иное, какъ Царицы, сверженныя съ трона; слава наша состоитъ въ однихъ преданіяхъ древности, въ однихъ воспоминаніяхъ; власть потеряна -- и навки!» Нтъ, вы все царствуете, сказалъ Жеркуръ: но только образъ правленія сталъ другой..,. Тотъ же, тотъ же! перервалъ съ жаромъ Вальмиръ: онъ былъ и есть деспотической. Женщина, которую люблю, можетъ велть мн все -- и непремнно сдлаю.
-- «Вы это думаете, и довольно!» отвчалъ Жеркуръ. Увренъ, сказалъ Вальмиръ... «Какъ! не уже ли согласитесь на самое необыкновенное доказательство любви?» спросила у него Линдана: «не уже ли все исполните, чего бы она ни потребовала?» -- Желаю только знать волю ея.
-- «Естьли бы она вамъ сказала: оставьте Францію; путешествуйте три года; но все это время не пишите ко мн ни слова; наконецъ возвратитесь, и я ваша!»... Ради Бога скажите, шутите вы или нтъ? спросилъ Вальмиръ.
-- Нтъ, отвчала Линдана съ живостію и съ тайнымъ удовольствіемъ самолюбія: нтъ, я говорю; что думаю.
-- «Вы согласитесь тогда быть моею?» -- Клянусь, но единственно съ такимъ условіемъ. Чтобы пожертвовать моею свободою, мн надобны не слова, а доказательства истинной и въ самомъ дл чрезвычайной привязанности.
-- «Простите; я ду.» -- Тутъ Линдана, сердечно тронутая, подала руку Вальмиру, который, ставъ на колни, взялъ ее, поцловалъ, всталъ и хотлъ итти.... Постойте, сказалъ Жеркуръ съ холодностію, вынувъ карандашъ: запишемъ число, чтобы вы могли возвратиться точно въ назначенный срокъ.... Во время сего страннаго явленія Морфиза съ удивленіемъ смотрла на двухъ любовниковъ, и слушала ихъ съ такимъ любопытствомъ, которое не дозволяло ей говорить. Жеркуръ написалъ на карт и прочиталъ вслухъ: 28 Генваря 1782 года, въ два часа утра. И такъ, любезной Вальмиръ (сказалъ онъ), мы увидмся съ вами не прежде 1785!.. Такъ, отвчалъ Вальмиръ: но прошу не жалть обо мн. Увреніе, съ которымъ ду, сдлаетъ для меня и самую разлуку любезною... Тутъ Вальмиръ вспомнилъ о хозяйк, и подошелъ къ Морфиз, которая обняла его съ нкоторымъ восторгомъ. Линдана плнялась славою имть любовника, напоминающаго своею привязанностію времена рыцарей. Вальмиръ гордился величіемъ роли своей; надялся сдлать себя безсмертнымъ, и думалъ, что примръ его будетъ новою эпохою въ лтописяхъ любви. Питаясь такими лестными мыслями, онъ съ живйшимъ удовольствіемъ разстался на три года съ любовницею и съ друзьями, и побжалъ изъ комнаты, сказавъ, что прежде разсвта будетъ уже на пути въ Англію. Когда онъ ушелъ, Линдана вынула платокъ и закрыла имъ себ глаза на нсколько минутъ. Морфиза осыпала ее жестокими укоризнами и хотла, чтобы она воротила страстнаго и великодушнаго Вальмира. Линдана объявила торжественно, что ни для чего въ свт не перемнитъ слова; и будучи умна, говоря пріятно, съ такимъ искусствомъ оправдывала свое тиранство въ разсужденіи бднаго Вальмира, такъ хорошо разсуждала объ истинной любви, о достоинств женщинъ, о своихъ чувствахъ, что Морфиза (которая не могла споритъ съ нею, и даже понимать ее) наконецъ согласилась и сердечно удивлялась ей, Линдана взглядывала между тмъ на безмолвнаго Жеркура, чтобы видть, какое дйствіе производитъ въ немъ ея краснорчіе; но къ досад своей увидла, что онъ засыпаетъ. Ударило пять часовъ, и Линдана встала. Морфиза обрадовалась, потому что она уже минутъ сорокъ съ великимъ трудомъ удерживала звоту, которая душила ее. Что касается до Жеркура, то онъ съ сожалніемъ разстался съ покойными своими креслами. Какъ, вы уже дете! сказалъ онъ съ холоднымъ и безпечнымъ видомъ Линдан, подавая ей руку. Морфиза засмялась. Линдана шутила надъ нимъ съ нкоторою досадою. Жеркуръ отвчалъ съ пріятностію -- и такимъ образомъ разстались.

Жеркуръ былъ самымъ моднымъ человкомъ въ свт, и тмъ боле нравился, что имлъ въ себ много отмннаго; не искалъ въ женщинахъ, и не льстилъ имъ; дятельная роля щастливаго Адониса не соглашалась съ его характеромъ, и лность длала его постояннымъ. Вступивъ въ свтъ, онъ привязался къ одной женщин, не за умъ и красоту ея, а для того, что видался съ нею чаще, нежели съ другими. Связь ихъ продолжалась десять лтъ, и разорвалась только смертію. Женщины, которыя хотятъ быть предметомъ обожанія, рдко находятъ такое постоянство въ страстныхъ любовникахъ. Жеркуръ мало тужилъ о своей любовниц, но въ два года не подумалъ еще искать другой. Хотя онъ же былъ способенъ къ сильнымъ чувствамъ, однакожь любезная женщина могла тронуть его, по крайней мр на нсколько времени, и тогда обыкновенная холодность его давала тмъ боле цны и любезности сему неожидаемому чувству, выражаемому просто, мало и безъ всякихъ романическихъ излишностей. Живость ума его равнялась съ неподвижностію его характера: это странное соединеніе длало Жеркура еще забавне и пріятне въ обхожденіи. Случай и нкоторыя обстоятельства познакомили его съ Морфизою; онъ любилъ ея общество, хотя вс т, которые составляли его, были несогласны съ нимъ въ разсужденіи характера. Морфиза при ограниченномъ ум всему удивлялась, всегда обожала и любила до крайности; это ослпленіе есть страсть людей слабоумныхъ, и предохраняетъ ихъ отъ скуки въ жизни. Вальмиръ соединялъ въ себ многія пріятности. съ сильнымъ воображеніемъ и самою пылкою чувствительностію. Линдана не уступала ему въ живости романическихъ идей. Овдоввъ въ самой цвтущей молодости, съ рдкою красотою, съ богатствомъ и съ непорочнымъ именемъ, она была предметомъ общаго вниманія. Женщины подобны завоевателямъ: великіе успхи возвышаютъ ихъ гордость. Линдана хотла быть любимою до чрезмрности и тмъ славиться. Всегдашняя лесть испортила ея отъ природы нжное сердце, и неумренныя похвалы сдлали неумренными ея требованія. Обыкновенныя женщины врятъ только отчасти, когда ихъ хвалятъ, но славныя умомъ или красотою бываютъ хотя гораздо равнодушне къ похвал, но удивительны своимъ легковріемъ; он слушаютъ ее холодно, однакожь ни мало не сомнваются въ ея искренности; не пленяются лестію, а между тмъ къ стыду своему не чувствуютъ ее. Гордость у самыхъ умныхъ людей отнимаетъ тонкое чувство и проницательность. Скромность не обманывается, потому что она и въ своемъ дл безпристрастна. Вальмиръ боле другихъ занималъ Линдану; рыцарскія идеи его отвтствовали ея понятію о совершенномъ любовник. Она не была влюблена въ него, но часто объ немъ думала и гордилась его страстію. Вальмиръ дозволялъ себ надяться: другой съ меньшею основательностію бываетъ даже увренъ въ своемъ щастіи. Сама Линдана вмстъ съ нимъ обманывалась. Пріхавъ отъ Морфизы домой въ шестомъ часу утра, она была такъ растрогана, въ такомъ волненіи, что не могла лечь на постелю, выслала двку свою, забылась и просидла на креслахъ до восхожденія солнца, представляя себ Вальмира влюбленнымъ Геробмъ и радуясь всего боле мыслію, что такая жертва удивитъ свтъ! Какая слава! какое торжество быть любимою столь безмрно, и еще въ осьмомъ надесять вк... Она въ тоже время воображала и холоднаго Жеркура... мудрено ли? онъ досадилъ ей. «Нечувствительной Жеркуръ (мыслила Линдана) не повритъ никогда, чтобы любовникъ могъ жертвовать всмъ предмету страсти своей. Съ какимъ равнодушіемъ онъ слушалъ Вальмира! даже ни мало не удивился! и конечно не думаетъ, чтобы Вальмиръ въ самомъ дл ухалъ!... Холодное сердце не понимаетъ такой любви.... Жалъ! потому что Жеркуръ уменъ, пріятенъ и даже любезенъ.... Но я должна думать о Вальмир, должна имъ однимъ заниматься''.... Эта послдняя мысль заставила вздохнуть Линдану.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.