Уличные песни

Добряков Алексей

Жанр: Народные песни  Фольклор    1997 год   Автор: Добряков Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Уличные песни ( Добряков Алексей)

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Песни с улицы… В прежние годы они никогда не звучали в эфире, не достигали наших ушей с экрана, эстрады и граммофонных пластинок. Не входили они и в песенные сборники. Но песни жили и звучали: на улице и во дворе, в общежитии и частной квартире, в лагерной и армейской зоне. Начиная с 50-х годов некоторые из них можно было услышать с «костей» (использованной рентгеновской пленки), чуть позже с магнитофонной ленты в исполнении безвестных менестрелей. У каждой песни был свой автор, но память об абсолютном большинстве из них не сохранилась. Исполнители-интерпретаторы очень часто изменяли текст и мелодию, к сожалению, нередко не лучшим образом. Кто пел и слушал эти песни? Все. Хотя каждая социальная группа отдавала предпочтение своему репертуару Песни продолжают жить и сегодня. Потому, что являются не только отражением подлинных человеческих чувств и мечты о яркой жизни, но и нашей истории, и нашей повседневной действительности. Этим песни выгодно отличаются от большинства так называемых песен советских композиторов. Не случайно раннее творчество многих маститых бардов мало отличалось от «песен с улицы».

Сборник готовился в «застойные» годы. С тех пор имена некоторых авторов стали известны. Так, стал известен автор «Лесбийской свадьбы» Юз Алешковский. Имена некоторых других известны предположительно.

Вместе с тем фольклорно-песенная переработка стихов отдельных поэтов иногда настолько далеко уводит нас от оригинала, что можно, скорее, говорить только о цитировании первоисточника, да и то неточном: достаточно сравнить «Ах, васильки, васильки» и соответствующий фрагмент стихотворения А. Н. Апухтина «Сумасшедший». Составитель счел возможным сохранить первоначальный безавторский статус некоторых песен, то есть оставить их такими, какими они были и исполнялись (в том числе и составителем) «при социализме».

В первых, «микротиражных» изданиях сборника (1990, 1995 гг.) составитель сообщал, что не закончил работу по собиранию песен и приведению к «общему знаменателю» их многочисленных, иногда несуразных текстов. Настоящий сборник пополнен новыми песнями, представлены отдельные альтернативные тексты, в том числе и некоторых широко известных песен. Включена подборка собственных песен, которые показались схожими с «песнями с улицы». Хотя бы по судьбе, так как никогда раньше не звучали перед широкой аудиторией.

Подавляющее большинство песен сборника — подлинный, преимущественно городской песенный фольклор России XX столетия. Этим объясняется наше к ним отношение.

Составитель выражает глубокую признательность Владимиру Коростылеву за вклад, внесенный в создание сборника.

Алексей Добряков

СПОЕМ, ЖИГАН

Споем, жиган

Споем, жиган, нам не гулять по бану И не встречать веселый праздник Май. Сноси, жиган, как девочку-пацанку Везли этапом, отправляя в дальний край. За много верст на Севере далеком, Не помню точно, как и почему, Я был влюблен, влюблен я был жестоко — Забыть пацаночку никак я не могу. Который год живу я с ней в разлуке На пересылках, в тюрьмах, лагерях. Я вспоминаю маленькие руки И ножки стройные в суровых лопарях. Где ты теперь? Кто там тебя фалует — Начальник зоны, старый уркаган? Или в побег ушла напропалую, И напоследок шмальнул в тебя наган. И, может быть, лежишь ты под откосом Иль у тюремных каменных ворот. И по твоим по шелковистым косам Прошел солдата кованый сапог. Споем, жиган, нам не гулять по бану И не встречать веселый праздник Май. Споем, жиган, как девочку-пацанку Везли этапом, угоняя в дальний край.

На Колыме

На Колыме, где холод и тайга кругом, Среди снегов и елей синевы Тебя я встретил с подругой вместе — Там у костра сидели вы. Шел тихий снег и падал на ресницы вам Вы северной природой увлеклись. Тебе с подругой я подал руку — Вы, встрепенувшись, поднялись. Я полюбил очей твоих прекрасный свет И предложил встречаться и дружить. Дала ты слово мне быть готовой Навеки верность сохранить. В любви и ласке время незаметно шло. Но день настал — и кончился твой срок. И у причала, где провожал я, Мелькнул прощально твой платок. С твоим отъездом началась болезнь моя. Туберкулез проходу не давал. По актировке — врачей путевке — Я край колымский покидал. Немало лет меж нами пролегло с тех пор… А поезд все быстрее мчит на юг. И всю дорогу молю я Бога С тобою встретиться, мой друг. Огни Ростова тихий снег слегка прикрыл, Когда к перрону поезд подходил. Тебя, больную, совсем седую, К вагону сын наш подводил. Так здравствуй, поседевшая любовь моя! Пусть кружится и падает снежок На берег Дона, на ветки клена, На твой заплаканный платок.

По тундре

Мы бежали по тундре, по широким просторам, Там, где мчится курьерский Воркута-Ленинград, Мы бежали из зоны, а за нами погоня — Кто-то падал убитый, и кричал комендант.

Припев:

По тундре, по стальной магистрали, Где мчится скорый Воркута — Ленинград… По тундре, по стальной магистрали, Там мчится скорый Воркута — Ленинград. Дождик капал на рыло и на дуло нагана. Вохра нас окружила: «Руки вгору!» кричат. Но они просчитались — окруженье разбито, Нас теперь не догонит револьверный заряд.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.