Обратная ночь

Корсаков Артем

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обратная ночь (Корсаков Артем)

Выбор, он есть у каждого...

   Артём Корсаков Обратная ночь

   Люди не меняются - это незыблемое правило. Рушатся империи, гибнут нации, отбрасывается идеология и только человеческий характер остаётся неизменным. Люди лысеют, обрастают жиром, женятся, а затем разводятся, богатеют и разоряются, рожают детей и стареют, но зачастую внутренне остаются такие же, какие сформировались в период полового созревания. Люди могут прятаться за масками, лгать себе, что изменятся, могут подстраиваться под обстоятельства или просто закрываться в себе. Странно, но зачастую даже те жизненные катаклизмы, что выбивают нас надолго из колеи и оставляют глубокие шрамы, на лице ли, на теле, не приводят к каким-либо серьёзным изменениям в наших душах. Характер может выдержать любые нагрузки.

   Люди не меняются - чёрта с два! Этот постулат рухнул в тот миг, когда я, стоя на коленях, смотрел в зеркало. Чтобы измениться, чтобы возненавидеть себя и всё, чем раньше жил, мне хватило десяти ночей; лучших - теперь это можно сказать с уверенностью - ночей в моей жизни.

Ночь первая

Когда предыдущий шаг хранит больше загадок, чем следующий...

   Боль - первое, что я почувствовал. Боль, боль и только боль. Именно она привела меня в сознание. Я ощутил её в голове, тупую, давящую на виски, ещё не успев открыть глаза. Это было всё, о чём я мог думать. Я не стал открывать глаза в надежде, что неприятное ощущение утихнет. И действительно - понемногу боль начала отступать.

   Я открыл глаза. Надо мной шелестела листва. А за нею было небо, звёздное небо. Я почувствовал дуновение ветра и вдохнул сочный запах травы. Стояла безоблачная, тихая ночь. Если бы не шум ветра, да запах травы, я бы подумал, что всё вокруг ненастоящее. В спину больно впивалась ветка. Подняться бы и убрать её. Я с усилием привстал и увидел, что моя рубашка разорвана в клочья. Неужели ранен?! Наскоро себя ощупал, нет ли где крови и ран. Кажется, всё цело, всё в порядке... А голова? Схватившись за голову, я со страхом принялся её ощупывать. Ничего: ни шишки, ни тёплой, липкой крови. А ощущение такое, будто огрели по голове чем-то тяжёлым. Эх, мне бы сейчас зеркало, посмотреть на себя и убедиться, то цел и невредим.

   Сидя на траве, я осмотрелся. Вокруг ни души. Ночь, лес, я один - даже не представляю, как на это реагировать. Главное, не поддаваться панике. Какого чёрта я здесь делаю?! Где люди?! Что это за место?! Я поднялся на ноги и посмотрел по сторонам. Никого. Весёленькая ночка получается.

   - Ну что, добился своего?
- голос прозвучал так неожиданно, что я подскочил на месте.

   Передо мной вдруг появился мальчик - откуда взялся, понятия не имею - такой бледный, что... боже, да это призрак. Не может быть! Тело мальчика просвечивало, и через него можно было разглядеть траву и корни дерева, перед которым он стоял.

   - Я спрашиваю, добился своего?
- голос мальчика звучал враждебно, его глаза сузились, а маленькие ручки сжались в кулачки. Такое впечатление, будто он сейчас на меня набросится.

   - Сволочь, гад!
- чуть не плача прокричал мальчик.

   - Ты чего?
- удивлённо воскликнул я.
- Ты вообще кто?

   Несколько секунд мальчик смотрел на меня всё так же враждебно, затем вопросительно сдвинул брови и спросил:

   - Ты понимаешь, что произошло?

   - Со мной?
- предположил я.

   - Но не со мной же, - всплеснул руками мальчонка, похоже, удивляясь моей тупости.

   - И что же произошло?

   Мальчик стоял и пытливо смотрел на меня, чуть прищурив глаза.

   - Тогда ладно, подожду, - сказал он, скрестив на груди руки.

   - Может, ты мне скажешь, что происходит?

   - Не хочу, ты должен сам вспомнить, кто ты, - топнув ножкой, мальчик исчез.

   Что значит, кто я? Я - это я... стоп... э-э-э... бред какой-то... А ведь действительно, кто я? Да, хотя бы, как меня зовут? Родители, обиды противников, лучшие друзья, бесконечные уроки в школе, сладкие мгновения первой любви, - хоть что-нибудь вспомнить. Я не вспомнил ничего, совершенно ничего. И следом, как из рога изобилия, посыпались другие вопросы. Кем я был? Чем занимался? Как попал сюда? И что я здесь делаю?

   Так, выдохнем... я всё вспомню. Иначе и быть не может. Чуть позже, но вспомню. Только не впадай в панику. Я снова огляделся, на сей раз более внимательно всматриваясь в окружающий мир. Я почувствовал, что что-то было не так. Что именно? Пожелтевшие листья, роса, под тяжестью которой чуть пригибалась трава, корни деревьев - что не так в окружающем лесу? Всё, вроде бы... Постойте-ка... странно... всё слишком чётко, ясно... я вижу мельчайшие прожилки на осенних листьях, как гусеница изгибаясь ползёт по ветке, как листок под порывом ветра срывается с вершины длинной берёзы, как под напором капельки росы прогнулась травинка и, когда капля сорвалась, травинка встрепенулась и задрожала. Я это вижу! И это ночью-то?! Без особого напряжения. Бледный свет луны лишь слабо разгонял темноту - в таком свете разглядеть хоть что-либо уже достижение, а тут такие детали. О Боже, я даже различаю, как раздуваются щёки у совы, восседающей на ветке в метрах, наверное, ста от меня.

   Я глубоко вдохнул, и на меня обрушилось ещё одно ошеломляющее открытие: приобретено не только феноменальное зрение, но и невероятно тонкое обоняние! Вот мышь прячется в траве у корней ближайшей берёзы - и я чувствую, как кровь бежит по её сосудам. Как в крови совы, застывшей на ветке надо мной, повышается уровень адреналина, словно она заметила мышь и приготовилась нападать. Кровь, я чувствую кровь животных, даже самых мелких... Боже, что такое? Почему так происходит? Беспокойство постепенно перерастало в страх. Слишком много необычного. Ещё этот мальчишка, который хотел меня побить. Господи, всё против меня. Я боялся даже пошевелиться, вдруг произойдёт ещё что-то ненормальное. Не говоря уже о том, что дышал с ужасом. Чёрт возьми, страх уже перерастает в панику. Ещё чуть-чуть и закричу. Хоть что-нибудь, мне надо зацепиться за что-нибудь, чтобы не сойти с катушек.

   И этот поганый вопрос... Мерзкий вопрос, глупый, но мерзкий... Кто я... Чёрт бы побрал этого мальчишку. Имя, у меня должно быть имя. Человека всегда как-то называют. Да, даже у домашних животных есть клички. Я чем хуже? Я начал рыться в карманах, но мои надежды отыскать хоть что-то не оправдались. Пусто! Да что ж я так и отправился в лес безо всего? В порыве отчаяния я даже снял кроссовки и вывернул носки. Бесполезно, тоже ничего. Ни-че-го!

   Я обессилено опустил руки и почувствовал тяжесть на левом запястье. Часы! Золотые с кожаным ремешком. Откуда они у меня? Рука, казалось, помнила их и уже была к ним привычна. Такие стоят, должно быть, недёшево. Я снял их и перевернул. "Максиму от отца", - было выгравировано на задней стенке. Максим, Макс - что-то одновременно чужое и родное было в этом имени. Знакомое и чуждое, притягательное и пугающее. Меня зовут Максим, если, конечно, часы не украдены.

   - Ну да, разумеется. Да, меня зовут Максим, - сказал я так, словно старался убедить себя в этом.

   Я сроднился с этим именем. В конце концов, не такое уж оно и плохое. Имя, как имя.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.