Невидимки на Краю света, или Приключения последних вещелазов

Дубичев Вадим Рудольфович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невидимки на Краю света, или Приключения последних вещелазов (Дубичев Вадим)

Глава первая, с которой, собственно, все и начинается

Так вот, сидел я за письменным столом, печатал скучную статью на пишущей машинке и любовался синими тучками, что проносились по небу за окном.

День сменился вечером.

Я включил лампу, полюбовался на пыльный абажур и решил, что завтра устрою приборку — такие дела лучше делать именно завтра.

Глаза мои к тому времени устали, поэтому я не очень удивился, заметив, что предметы на столе прыгают. «Пора, — подумал я, — заняться и другими приятными делами, например, вкусно покушать или вот еще хорошо лежать на диване и смотреть телевизор».

«Замечательная последняя фраза для статьи», — и сказал вслух:

— А я вас вижу! — и поставил жирную точку.

Как вдруг просто подпрыгнул от неожиданности. Это когда дырокол сварливым голосом переспросил у меня:

— Что вы хотите этим сказать?

Я вскочил, схватил себя за нос и зажмурился.

— Нечего жмуриться и хватать себя за нос. Что вы хотели сказать вот этим «я вас вижу»?

— То, что я вас вижу, — пробормотал я.

— Вы не можете меня видеть, — отрубил дырокол.

— Ну уж дудки, — не согласился я. — Вот — я вас вижу. Так же, как и баночку с клеем и отрывной календарь.

— Как, их вы тоже видите? — дырокол прямо затрясся от злости.

— Да, я их вижу.

— Нет, вы их не видите!

— Нет, вижу!

— Нет, не видите!

— Вижу-вижу, могу даже рукой потрогать.

— Трогайте, сколько хотите, но только видеть вы нас не можете, — бубнил дырокол.

— Да как же это не могу, — я тоже стал злиться. — Что-то слишком много себе позволяете для МОЕГО потрепанного дырокола.

— Друзья! — пропищал высоким голоском отрывной календарь. — Давайте перестанем обижать друг друга… Ничего не поделаешь, он нас увидел!

— Это ошибка, — пробурчала баночка с клеем. — Не надо ему доверять. Никогда нельзя доверять человеку.

— Кто вы такие? — тут уж я действительно испугался.

— Тра-та-та! — скрипуче засмеялся дырокол. — Вот мы сейчас ему все возьмем и расскажем, — после чего фыркнул и добавил. — Обычная человеческая недотепа.

— Это я недотепа? — опять разозлился я.

— Перестанем, давайте перестанем, — суетился календарь. — У меня нехорошее предчувствие. Никогда наше появление не кончалось добром. Вот появится…

Но договорить ему не дали — баночка с клеем зажала календарю рот ладошкой, а в дверь кто-то позвонил. Да так неожиданно, что все мы просто подскочили на месте.

— Это ОНА, — прошептал календарь.

Я тихонечко, как только мог, подкрался к двери и заглянул в глазок.

На площадке стояла чудеснейшая девушка, какую я только видел в своей жизни. В красном платье, которое необычайно ей шло. И длинные волосы девушки были именно такими, какие я больше всего люблю у чудесных девушек.

Она позвонила еще раз, затем положила свою чудесную ладонь на замок и он сам открылся. Да не просто открылся, а стек капелькой на пол, словно был сделан из воды.

— Здравствуйте, — сказала чудесная девушка, спокойно разглядывая меня огромными голубыми глазами, такими красивыми, что я едва не закричал от восторга.

— Здравствуйте. Если вы уж открываете сами замки, зачем же звонить?

— Для порядка. Я во всем люблю порядок! Пригласите меня пройти в комнату и вежливо спросите, не желаю ли я чаю.

— Не желаете ли… знаете, у меня нет чая, — лепетал я, едва поспевая за ней. — Как раз вчера и кончился… Я как раз собирался пойти и купить его.

— В доме всегда должен быть превосходный чай на случай неожиданных, но приятных гостей, — сказала девушка и самым воспитанным образом села на диван.

— Где они? — спросила она и ровным голосом, без паузы, продолжила, — Где эти самые гадкие, самые безобразные и нелепые существа, какие только есть на свете? Где же они?

— О ком вы говорите? — мямлил я, спиной пытаясь закрыть от чудесной девушки календарь, дырокол и баночку с клеем, которые лежали на столе и постанывали от страха.

— Где эти несчастные бродяжки?

— Вы слишком строги к ним…

Но она не слушала меня:

— Во всем должен быть порядок! Никто не смеет бродить по вещам, как вздумается! Как это злит меня! — закричали она и впервые мне стало очень страшно. — Вы серьезный человек?

— Не-е-ет… То есть, наоборот, серьезный.

Не нравилось мне это приключение, тем более, что я в нем ровным счетом ничего не понимал.

Вдруг в стене со скрипом вывернулась маленькая дырочка, и дырокол шепнул мне на ухо:

— Скорее! Прыгай в дырку, иначе она тебя упорядочит!

— Но как я могу прыгнуть в такую маленькую дырочку?

— Эй, что это вы там болтаете, — окликнула меня девушка и поднялась с дивана.

— Уж не готовите ли вы побег? — с презрением спросила она и сделала ко мне шаг.

— Нет! — испугался я еще больше. — Никаких побегов! Почему это я должен бежать из собственного дома?

Она сделала еще один шаг и протянула ко мне длинные красивые руки.

— Прыгай! — крикнул дырокол и исчез в дырочке вслед за календарем и баночкой с клеем.

Я вобрал в себя воздуха, сколько мог, зажмурился и прыгнул головой прямо в стену, туда, где чернела крохотная дырочка.

«Оп! — мелькнуло у меня в голове. — Сейчас я ударюсь и девушка решит, что я не так уж и умен, как это кажется на первый взгляд».

Не успел я этого подумать, как руки мои скользнули в крохотную дырку, мелькнуло что-то черное и белое, я больно ударился боком и свалился куда-то, где ничего не было видно.

— Замазывай! — где-то далеко вверху раздался крик отрывного календаря.

Меня опять пребольно пихнули и в лицо пахнуло свежим морским ветром.

— Добро пожаловать, — отпыхиваясь, сказал календарь.

Вспыхнуло ровное синее сияние, и я увидел календарь, дырокол и баночку с клеем.

— Где это мы? — спросил я.

— В удивительной стране ВНУТРИ. Редко кому удавалось здесь побывать. Мы ВНУТРИ посудного шкафа.

— Внутри посудного шкафа посуда и ложки. Мне ли этого не знать!

— В посудном шкафу, действительно, лежат посуда и ложки, а вот ВНУТРИ у него бываем только мы, — довольно сказал отрывной календарь.

— Иногда нас называют вещелазами. Жизнь свою мы проводим в путешествиях по вещам, — важничал отрывной календарь. — Позволь представиться, меня зовут на нашем языке Ги, но можешь называть меня Отрывной Календарь.

— А меня зовут Ри, но можешь называть меня Дырокол.

— Вообще-то меня зовут Ка, — неохотно сказала баночка с клеем. — Но называй меня Баночка с Клеем, если уж так все нехорошо получилось.

— Ги, Ри и Ка, — повторил я и рассмеялся. — Похоже на гирьку!

— Ошибаетесь, господин, — укоризненно сказал Дырокол. — Если бы вы знали Гирьку!

— Значит, мы внутри, — пробормотал я.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.