Не до драконов

Ткаченко Наталья

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика    Автор: Ткаченко Наталья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ежемесячный приёмный день его королевского величества Дагобера Шестого подходил к концу. Монарх сидел мрачнее тучи: сегодня просьбы были одна другой глупее, а последняя и вовсе довела его до того, что он с трудом поборол желание использовать тяжеленную золотую палку скипетра по первичному назначению любой приличной палки. А ведь пока он здесь общается с на глазах наглеющими подданными, его возлюбленная супруга Эрменгарда готовится в девятый раз стать матерью!

Потому король сидел как на иголках: девочка или… о боги, если вы есть, то есть, конечно же, вы есть, я в этом никогда не сомневался, пожалуйста, пожалуйста, пусть это будет не девочка!

Наконец последний проситель покинул приёмную залу, и король с облегчением передал скипетр и державу канцлеру, с кряхтением покидая трон, ещё утром казавшийся таким удобным…

— Ваше Величество! — зазвенел под сводами приёмной залы девичий голосок.

Дагобер с мученическим стоном потянулся за ненавистными символами королевской власти, и только вновь обременив себя необходимыми атрибутами самодержца, разглядел, что это вовсе не проситель, а одна из бесчисленных младших служанок.

— Чего тебе? — буркнул король, обычно куртуазный с дамами любого сословия, но сейчас неимоверно уставший и оттого неприветливый.

Его суровость не сбила девушку с жизнерадостного настроя:

— Её величество только что счастливо разрешилась от бремени. Примите мои искренние поздравления!

"Боги, неужели, наконец-то…"

— У вас девочка! — лучась счастьем, выпалила служанка.

Секунду спустя монаршая немилость, вращаясь как бумеранг, миновала испуганно присевшую служанку и отбила кусок штукатурки с колонны за головой глупышки, неожиданно сообразившей, почему новенькой единодушно доверили столь ответственную миссию — объявить о рождении принцессы.

— Восьмая! — простонал король, принимаясь размеренно бить себя в лоб державой.

— Ваше величество, — аккуратно отобрал у него орудие незавершенного самоубийства канцлер. — Соберитесь. Подумайте, каково приходится королеве. И что она вам скажет. Попытайтесь придумать хотя бы пару ответов…

"Которые я успею выпалить до того, как в меня полетит очередная ваза"…

По дороге в опочивальню супруги Дагобер окончательно сник. С каждой беременностью характер его дражайшей половины портился всё больше, и король не мог её за это винить. Но что поделаешь!

— Королевству нужен наследник, — заявил он с порога. — Только поэтому я…

— Сядь, — отрезала его супруга, и король обречённо замолк и опустился на край постели. Роженица выглядела уставшей, но отчего-то вовсе не разочарованной — и Дагобер насторожился.

— Я прекрасно знаю, что королевству нужен наследник, — промолвила Эрменгарда с долей яда, способной убить дракона ("Не более тринадцати футов в холке и принятой натощак", — уточнила бы Бруня). — Запасной наследник, поскольку основной сейчас бродит неизвестно где в весьма сомнительной компании.

— Я ула…

— Неважно, — оборвала супруга королева. — Девятые роды, дражайший мой супруг, позволили мне понять одну вещь… С меня хватит! — рявкнула она, и за неимением лучшего швырнула в мужа подушкой.

Закаленный многолетней практикой монарх ловко увернулся и едва не сделал ответный выпад — но вовремя вспомнил, что он не на фехтовальной площадке, где скорость его реакции уже пару десятилетий как вошла в поговорку.

Если бы соратники узнали, благодаря чему её он приобрёл, то прославленный бретёр умер бы от стыда. Но, на его счастье, Эрменгарда была истинной королевой, и сор из дворца предпочитала не выносить.

— Что ты предлагаешь, солнышко? — на всякий случай готовясь спрятаться за подпорку балдахина, жалобно вопросил король.

— Я больше рожать не буду, — отрезала королева, и на этот раз супруг понял, что её не переубедить. Таким тоном к смертному приговору добавляют: "Обжалованию не подлежит". — За меня это будет делать другая.

— О! — вопреки воле короля, его губы едва не расплылись в мечтательную улыбку.

Но Дагобер был мудрым человеком, и потому задавил непозволительные фантазии в корне и устремил преданный взор на подозрительно следящую за выражением его лица супругу.

— Вы рано радуетесь, дражайший мой супруг, — процедила она сквозь зубы. — Речь не о вас, а о нашем мальчике.

— О Флориане? — хлопнул глазами король.

Дверь за его спиной распахнулась, и Дагобер нервно обернулся — чтобы встретиться глазами со старшей дочерью.

— Как ваше здоровье, матушка? — церемонно поинтересовалась та, закрывая дверь.

— Благодарю, прекрасно, — в том же духе отозвалась королева и, когда принцесса поравнялась с отцом, на тон ниже спросила: — Подслушивают?

— Разумеется, — пожала плечами принцесса, присаживаясь в изголовье.

Король в который раз отметил их несомненное сходство: длинные прямые волосы цвета ореховой коры, идеального цвета кожа и большие глаза (Ах, какие глаза! За эти глаза он когда-то и полюбил свою супругу. Он пропал, когда она подняла на него прекрасные, беспомощные и невинные очи… На то, чтобы открыть собственные и разглядеть истинный характер юной Менечки, ему потребовался почти год).

— Уже поговорили о моём дражайшем безответственном братце? — произнесла принцесса Бертрада ("Да-аа… Такая доза презрения пробьёт даже драконью шкуру!" — авторитетно заявила бы Бруня).

— Как раз говорим, — кивнула королева и перевела взгляд на супруга. — Мы подыскали достойную кандидатуру. Принцесса Сесилия достаточно хороша собой, неглупа, в приданое за ней дают Рыбачье озеро, замок и пару болот — ничего, пригодятся. Королевство у них богатое, на наше зариться не станут. А главное, за исключением её персоны, в их семье рождаются исключительно мальчики.

— Но вдруг она не понравится Флориану, — попытался возразить король.

— Куда он денется. Кто его спрашивает, — едва ли не хором "успокоили" его женщины.

— Но ему и восемнадцати ещё нет!

— Как раз через неделю будет, — убила королева всякую надежду отца на спасение сына.

— Я уже пригласила Сесилию, — кинула принцесса стартовую горсть земли на крышку гроба.

— Но надо дать ему время подумать…

— Это уже решено, — водрузила королева памятник поверх свежей могилки. — Флориан женится.

— Но мы даже не знаем, где он!

— Вот этим вы, дражайший мой супруг, и займётесь, — смахнула с надгробия пылинки королева и ласково улыбнулась.

А тем временем его королевское высочество наследный принц Флориан сидел в прокуренном, пропахшем дешёвым элем и подгорелой картошкой трактире, задумчиво ковырял ножом сучок в столешнице и страдал.

Ибо в какой-то паре шагов перед ним его счастье, его радость, его свет в оконце — суровая воительница Герда — сидела рука в руке со здоровенным громилой (волчья шкура на косой сажени, татуировка и отсутствие половины передних зубов — красавец, что ни говори!) — и на милом лице её застыло выражение абсолютного счастья.

— Ха! — и костяшки правой лапы громилы впечатались в стол, Герда вскочила и радостно рявкнула: — Я победила! Платишь ты!

— Тогда ещё по кружечке, за щедрого меня, — расплылся в щербатой улыбке наёмник.

— Надеешься споить меня и победить? Рискни… здоровьем, — ухмыльнулась валькирия.

Поскольку именно этим он и занимался последние лет десять и при этом умудрился остаться в живых, вояка вовремя сообразил, что всё хорошо в меру.

— Да я чё, я ничё, — прогундосил он. — Скучно чевой-то… Эй, парень, у тебя, никак, музычка с собой? Чего можешь слабать?

— Я трубадур, — хмуро буркнул Фло. — Я не лабаю, я исполняю песни и сказания.

— Ну так сыграй, втрубудуй, сыграй-ка чаво-нить… Весёлое!

Принц тяжко вздохнул и потянулся к лютне.

Ингегерда усмехнулась:

— Что, и эта тебе уже надоела?

Фло покраснел. Петь он обожал, но неблагодарные слушатели не ценили его рвение: лютня была уже третьей за последние полгода.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.