Театр мистера Фэйса

Ангелов Андрей

Жанр: Современная проза  Проза  Ужасы и мистика  Фантастика    2013 год   Автор: Ангелов Андрей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Театр мистера Фэйса ( Ангелов Андрей)

Предисловие

«MF» написан за б мес. Получил более 2 тыс. отзывов.

Тим Бёртон, продюсер: Посмотрел трейлер, оценка «Splendid» («Роскошно»)

Олег Беглов, продюсер к/ф «День выборов»: «Сильный материал, с которым можно и нужно работать»

Владимир Стеклов, актёр: «История даёт ответы на многие вопросы»

Дмитрий Величко, музыкант Граф Гагарин: «Это из разряда «безумные сказки» — мои любимые истории с самого детства»

Анатолий Сивушов, продюсер сериала «Бригада»: «Отлично! Но я предлагаю пересадить историю на русскую почву»

Лера Кудрявцева, эталон женственности: «У меня снесло крышу, я читала до самого утра, не могла оторваться! Я ничего подобного никогда не читала и не видела»

2.000 фильмоделов, — в один голос: «Чертовски талантливо, а местами гениально»

Андрей Ангелов, писатель: «MF» никакой не роман, а кино. Вы будете читать фильм! Где профессионально расставлены драматургические и режиссёрские акценты. Фильм осталось снять»

ДИВНЫЙ САД

Иллюстрация: «Аликино и бесы рядом с Вергилием и Данте». Джованни ди Паоло. XV в.

«Ни землей, ни водой ты не найдешь пути к гипербореям» — так сказал Пиндар. По ту сторону севера, льда, смерти — наша жизнь, наше счастье. Мы открыли счастье, мы знаем путь, мы нашли выход из целых тысячелетий лабиринта.

Фридрих Ницше

— Малыш! Не пей моё пиво! Это пиво моё, и пить его буду только я! — воспитательским тоном внушила мама.

Мама Дороти. Двадцативосьмилетняя эффектная особа с кипельно-белыми волосами. Синие глаза, несколько впалые щёки, черты лица — правильные. Отличная минетчица, не дорожащая телом! Зато телом дорожил её муж — мистер Котик. Зачем даром отдавать то, что может приносить деньги? Тем паче, что спрос на умения Дороти стабильно высок. Но распутные алкоголички этого не понимают, и Дороти давала даром всем, кто просил. До тех пор, пока в её жизни не возник мистер Котик — он отобрал право дарить секс. И подарил сына.

— Жадина ты! — без злости, обыденно, отозвался малыш на слова мамы.

Малыш. Семилетний мальчуган с синими глазами. Худенький, темноволосый, с оттопыренными ушами. Задумчивый тихоня. В джинсовом комбинезоне на помочах, с большим нагрудным карманом на груди. Мало кушает, ненавидит школьную парту и влюблён в театр. Там он буквально живет и если б не наличие мамки — труппе старика Гэмпшира пришлось бы малыша усыновить.

В воскресенье семья пришла в городской «Парк развлечений», где сейчас — вдобавок, раскинул шатры цирк шапито.

Мистер Котик дал жене пятьдесят долларов, а сыну пятьдесят центов, и быстро куда-то слинял. Виват папке! Он — деловой человек и «заключает контракты» даже в выходные дни! Если б не он, то мамка давно бы уже спилась. Но папка заботится о здоровье семьи, добывает работу супруге, не давая времени на излишний расслабон!

Малыш купил пачку сигарет и стал размышлять, где взять спичек. Мама выпила бокал коктейля и запрыгнула в Колесо Обозрения, вместе с сыном и с бутылкой пива в руке. Потом Дороти освежилась винцом — в армянской кафешке, а малыш стрельнул спичку у бородатого армянёнка. После произошло несколько других «потом»: мама с сыном катались на «американских горках», наблюдали за заклинателем и его сонной толстой змеёй, оценили длинноногих гимнасток, хорошо качнулись на качелях в форме лодки и выдули по большущему мыльному пузырю в «Зале мыльных пузырей».

В конце концов, во время своих шатаний по «Парку развлечений», полупьяная мама и усталый малыш наткнулись на помост-сцену, перед которой находилась десятка кое-как покрашенных деревянных скамеек. Мама купила себе билет и прошла за загородку, опустила красивую попу на первую от сцены скамейку, рядом с собой поставила неразлучную бутылку пива. Малыша не пустил контролер, настаивая на том, что ему тоже нужен билет.

— Тебе не пять лет, boy. Точно знаю! А право бесплатного прохода имеют люди до пяти лет включительно! — веско сказал контролёр.

— Пожалуйте в кассы!

Пришлось перелезть через невысокое заграждение. Малыш сел рядом с мамой и стал вдумчиво слушать сладкоголосую Джиллу. «Johnny» — песня всех времен и народов! Но в то воскресенье это был просто новый музыкальный хит, и никто не знал тогда, хит на века или на несколько месяцев. Композиция громко заявляла о себе из огромных колонок, стоящих по бокам сцены. Зазывая посетителей проникновенным голосом певицы.

Публика резво заполняла скамейки. Мама прикрыла глазки и тихо подпевала — немного невпопад, да какая разница. Главное, чтобы душа пела!

И тут грянул туш! На помост выбежали циркачи. Разомлевшая публика встретила их аплодисментами:

— Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Жонглёр и факир — крутые парни, что знают толк в крутом шоу!

Жонглер быстренько соорудил из шести предметов пирамидку высотой два фута [1] . Ловко на неё вскочил и начал жонглировать шестью золотистыми дубинками!

Факир достал из-за спины парочку горящих факелов и стал их по очереди засовывать себе в широко открытый рот. Поочередно вытаскивая и выдувая изо рта огромные языки пламени. Зрелище не для слабонервных!

В самый пик шоу на помост крадущимся шагом вышел мим. И учинил безобразие: вздумал передразнивать крутых парней своей пантомимой! Публика предвкушающе засвистела! Пришёл черед акта под названием «Надрать задницу!».

Жонглер соскочил с пирамиды, а факир погасил и отбросил факелы. Вдвоем они схватили мима, нагнули его спиной к зрителям, спустили ему штаны. Контролер услужливо кинул связку прутьев. Задницу мима основательно исхлестали. В кровь! Мим верещал так, что заглушил туш. Публика аж взвыла от ликования!

Малыш брезгливо скривил губы и отвел взгляд от помоста. Достал из нагрудного кармана открытку и уделил ей все свое внимание. Черно-белый оттиск, сделанный в убогой типографии на углу Сэйнт-стрит и сороковой авеню. Центральное место здесь занимал Арлекин, какового истязали обступившие бесы. Рядом Данте Алигьери. В оригинале оттиск являлся старинной цветной гравюрой театра эпохи Возрождения.

— Браво! Бис, джентльмены! — мама захлопала в ладоши! Публика поддержала маму фееричным свистом и рукоплесканием.

Ликующий крик мамы вывел малыша из задумчивости. Он поднял глаза и увидел на помосте всё тех же циркачей. Факир, жонглер и мим держались за руки и раскланивались.

Малыш спрятал открытку назад в карман, тоненькой рукою поднял ощутимо весомую бутылку с тёмным пойлом и припал к горлышку.

— Бульк! Бульк! — Два основательных глотка. Как само разумеющееся — без вороватых оглядок на маму и по сторонам. This is United States. Эпоха Джералда Рудольфа Форда, 38-го президента. Единственного президента в истории, которого не избирали всенародно, кстати!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.