Янтарь Хейла

Нортон Андрэ

Жанр: Фэнтези  Фантастика    1992 год   Автор: Нортон Андрэ   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Янтарь Хейла ( Нортон Андрэ)повесть

Глава первая

В маленьком садике жужжали пчелы, спеша заготовить запасы до прихода Ледяного Дракона. Усмей, сидя на корточках, отвела измазанной в земле рукой лезущие в глаза волосы. На выделанной коже перед ней лежали ее запасы. Эти травы были уже хорошо высушены.

Она поднялась и не услышала привычного звона ключей на своем поясе. Она так и не привыкла к этой потере. До сих пор она иногда пугалась, не найдя ключей на своем поясе, не потеряла ли она их во время возни в саду. Она, действительно, лишилась их, и вместе с ними тяжкой ответственности хозяйки Упсдейла, но вовсе не потому, что где-то их обронила. Нет, теперь эти ключи звенели у другого пояса. Хозяйкой Упсдейла стала Зинет. Разве можно хоть на минуту забыть об этом? И только здесь, в этом маленьком садике, Усмей все еще была хозяйкой.

Пять лет носила она эти ключи. В первые страшные годы ей пришлось научиться очень многому потруднее, чем знание трав. Зато потом были годы, которыми можно гордиться. Она, женщина, так управляла в Долине, что жители ее почти не знали лишений. Правда, и в это время над долиной висела тень страха и постоянная угроза голода, но в этом она была не виновата.

Наконец пришли сообщения, что война в Хай-Халлаке закончилась и захватчики либо погибли, либо бежали к себе за море. Стали возвращаться по домам мужчины. Но далеко не все. В ее дом не вернулись отец и брат Эвальд, они погибли уже давно. Но другой брат, Джеральд, вернулся, хоть от его отряда осталось меньше половины. И с ним приехала Зинет, дочь Орлина из Лангсдейла, а теперь нареченная Джеральда и хозяйка. Усмей облизнула верхнюю губу, смахивая горькие капельки пота. Но что значила эта горечь по сравнению с тем, как горько пришлось ей с приездом Зинет?

Теперь и в самом деле можно поверить, что она родилась под несчастливой звездой. Из хозяйки поместья она мгновенно превратилась в ничто. Теперь она здесь значит меньше, чем любая служанка — у той есть хоть какие-то обязанности, — а у нее вообще ничего. Только этот садик, да и то потому, что посадки Зинет не приживались. И как бы там Зинет ни возмущалась, но больные по прежнему шли к сестре лорда, а не к его жене. У Усмей был дар лечить и хорошие руки.

Однако все ее лечебные травы не могли облегчить ее сердечную боль и обиду. Оставалась только гордость, готовая во всеоружии встретить любые жизненные передряги. Возможно, и вправду, в будущем не ждет ничего хорошего, но оно будет таким, какое она сама выберет. При этой мысли Усмей улыбнулась. Зинет решила было отправить ее к монахини при святилище, да аббатиса Гретоль была поумнее Зинет. Она сразу поняла, что монахиня из Усмей не получится. Хоть внешне она и была холодна, но в ней чувствовался огонь, который не загасить постом и молитвами.

Порой, когда этот огонь разгорался, Усмей целую ночь яростно металась по своей тесной комнатке, пытаясь придумать, как вырваться из этого жизненного тупика. Но даже ее горничная не подозревала о бессонных ночах своей госпожи.

Не будь войны и будь жив ее отец, он бы, по обычаю, выдал ее замуж, и она отправилась бы хозяйкой в замок мужа. Вполне возможно, что ее выдали бы за совсем незнакомого лорда, и она увиделась бы с ним впервые только в день свадьбы, такое случалось нередко. И как жена она получила бы права, которые у нее никто не мог бы отнять, такие же права, как здесь у Зинет.

Но у нее нет отца чтоб устроить такой брак. И, что еще хуже, нет приданого, которое могло бы привлечь женихов. Война слишком сильно сказалась на хозяйстве Долины, и Джеральд далеко не из тех, кто будет урезать оставшееся. А сестра может идти в монастырь, или оставаться жить здесь, под ледяным присмотром Зинет.

Гнев и возмущение полыхали в Усмей. Она старалась успокоиться, глубоко вдыхая аромат трав и заставляя свои мысли обратиться к повседневным де лам. И как бы ни хотелось ей сейчас рвать и метать, она бережно и тщательно перебирала высушенные травы.

— Усмей, сестрица! — неожиданно раздался приторный голосок Зинет, и Усмей вздрогнула, как от удара.

— Я здесь, — тихо отозвалась она.

— Новости! Потрясающие новости!

Усмей удивилась. Она быстро встала и начала быстро обходить грядки и ее серо-коричневые юбки вихрем закрутились вокруг ее длинных ног, которые казались изысканной Зинет такими уродливыми.

Леди Упсдейла стояла в воротах. Ее одежды были темно-голубыми, цвета осеннего неба. Шею обвивали блестевшие на солнце серебряные бусы. Очень светлые, высоко уложенные косы тоже казались серебряными. Ее можно было назвать просто хорошенькой, если б не слишком тонкие, вечно улыбающиеся губы и холодные глаза.

— Новости? — переспросила У смей и сама удивилась, каким грубым показался ей собственный голос. Так было всегда. Рядом с Зинет все в Усмей казалось неуклюжим, грубым и неотесанным.

— Да! Сестрица, будет ярмарка! Такая, как в старые времена, до войны. Прибыл всадник из Финдейла и привез приглашение.

Усмей вполне разделяла воодушевление Зинет. Ярмарка! Она смутно помнила довоенные ярмарки в Финдейле. Сквозь пелену лет в памяти просвечивал яркий праздник. Умом она понимала, что не все там было так прекрасно, но с памятью не поспорить.

— И мы все поедем на ярмарку! — Зинет сделала один из своих милых восторженных жестов, которые так неотразимо действуют на мужчин, и сложила ручки, как маленькая девочка.

Все? Неужели они хотят взять с собой и ее? Вряд ли. А Зинет тем временем продолжала болтать:

— Лорд сказал, что теперь ехать безопасно, только нужно оставить охрану в замке. Ну разве ж это не радость? Слушай, сестрица, приходи сейчас ко мне, пороемся в сундуках. Надо же одеться так, чтоб не позорить нашего лорда.

Усмей грустно подумала, что она и так знает, что можно найти в их сундуках. Но, похоже, они и вправду собираются взять и ее. На нее нахлынуло радостное возбуждение, похожее она теперь испытывала, только собирая свой урожай погожим утром.

Усмей ничуть не стала относиться лучше к Зинет, но следующие несколько дней им пришлось все время провести вместе. Зинет хорошо разбиралась в нарядах, и они сумели из старых тряпок, которые носила еще мать Усмей, сшить два очень приличных платья. И куда более изящные, чем те, что доводилось Усмей носить раньше.

В день отъезда, разглядывая себя в полированный щит, служивший ей зеркалом, Усмей подумала, что сейчас она выглядит вполне недурно.

Усмей никогда не отличалась нежной привлекательностью, как Зинет. Почти треугольное лицо ее резко сужалось от скул к острому подбородку. Рот казался слишком велик, а глаза небольшие, изменчивого зеленовато-карего цвета. Даже кожа не белая, как положено ей от природы, а загорелая, особенно в это время года, когда она целые дни работала в саду на солнце.

А кроме того, рост ее был слишком высок для женщины, и она это знала. Но в этом платье… да, в нем она выглядит не хуже многих. Платье было необычного темно-желтого цвета, словно… словно… Усмей открыла маленькую шкатулку, доставшуюся ей от матери, и вынула старый кулон. Да, этот янтарный амулет прекрасно подходил по цвету к ее платью. Правда, вещица была так стара, что грани почти стерлись, но зато цвет остался великолепным. Усмей повесила амулет на шнурок и надела на шею, но, подумав, спрятала его за кружевной ворот платья.

Платье было с разрезом для верховой езды, и это не очень устраивало Усмей, которой удобнее казались узкие юбки. Несмотря на все предосторожности, она все-таки немного опасалась Зинет, которая ехала с ней рядом. Джеральд ехал впереди со своим маршалом, а вся свита следовала сзади. Те, у кого были лошади, ехали неспешным шагом, а многие просто шли пешком. Ярмарка многих выманила из дому, и люди не жалели сбитых ног в предчувствии праздника.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.