Старо-новый диван. Книга стихов // черновики и наброски.(2004-2012)

Колкер Юрий

Жанр: Поэзия  Поэзия    2013 год   Автор: Колкер Юрий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Юрий Колкер СТАРО-НОВЫЙ ДИВАН ПОСЛЕДНЯЯ КНИГА СТИХОВ // ЧЕРНОВИКИ И НАБРОСКИ (2004-2012) Юрий Колкер в Италии, 2011

На пиру

На пиру хозяин садится в центре скамьи.

У себя он в дому, и никто ему не судья.

Ешьте, гости званые, пейте! Все мы свои.

Ты мне тоже не откажи, госпожа моя.

Мы в родстве, нам весело… В море идёт ладья,

В небе Один идёт над нею грозной тропой.

Ты и там вела меня, госпожа моя.

О былой и новой доблести, скальд, пропой!

На пиру открытом нет посторонних глаз.

Пир незримый, главный в наших сердцах идет.

Мы глазами встретились тайно в который раз?

Подсчитай нам, Фрея!.. продолжи счастливый счёт…

30.03.2013

* * *

Без преданности нет предательства, Монтень!

Смотри: о свете нам свидетельствует тень,

О счастьи пережитом горе сообщает —

И, значит, будущее сердцу обещает.

11.11.2012

ОСЕНЬ В АНГЛИИ

(из E.D.)

1

Они пропали. Ни одной не стало!

Прислушайся: рассветный хор умолк.

Попрятались в кустах и рощах. К новой

Весне готовясь, отдыхают, линькой

Болеют… И бутылки, у порога

Молочником оставленные, целы:

Их крышечек неплотную фольгу

Синицы не проклёвывают больше,

Спеша упадок сил восстановить

И выкормить птенцов… И вот — грущу

Без них! Ни разу птиц за их проделки

Не попрекнул я, тонкой пленки сливок,

Скопившихся под крышкою, пернатым

Изголодавшимся, по девятнадцать

Часов на дню трудящимся, ни разу

Не пожалел, — за счастье почитал

Помочь беднягам выкормить потомство

И на крыло поставить…

2

O mournful season that enchants the eye!

Унылая пора! очей очарованье!

Садовникам она прибавила забот:

Листву, забившую пруды и озерца,

Что в парках городских, на берег выгребают,

В аллеях загородных расчищают путь

К усадьбам, про себя меж делом отмечая,

Что всякому листу положен свой черед.

(А если жидкость кто изобретет,, —

Чтоб лист сгонять, тот враз разбогатеет…

Так думают, метя.)… Каштан, за ним орех

Меж первыми свое убранство отряхнули,

А там уж и платан, болотный кипарис,

Береза. Только вяз всё держится; палитра

Оттенков желтого чудесно хороша

На зелени (за ним проглядывает хвоя).

Хотя и то сказать: важно́ расположенье.

Гол явор, что открыт ветрам, меж тем другой

Еще не облетел — за домом, над рекою.

И год, заметь, на год не выпадет. Каштан,

Три полных месяца свою листву терявший,

Был прошлой осенью, что выдалась морозной

И солнечной, однажды на заре

За три часа раздет — как если бы хитон

Внезапно уронил, и ткань в шуршащих складках

Легла роскошным кругом у ствола.

3

Тропа усыпана подгнившею листвою.

Смотри, не поскользнись!.. А ближе подойдешь —

Хлопок: из камышей взметнутся куропатки

И низко над водой летят. Гляди им вслед,

Бреди, меси стопой слоящуюся кашу

Багряно-желтую, сырую… Чу! Вот слово

Вспорхнуло вдруг… очнулось узнаванье —

Да где уж! Пронеслось, каверну тишины

Оставив за собой — точь-в-точь как электричка

Залетная, когда вдали умолкнет эхо, —

Но ямку акустическую тотчас

Своим глубоким первозданным плеском

Река наполнит…

4

А вот и лебеди… Вытягивая шеи

И крылья распластав, станицей снеговой

Летят — и так отчетливо и чисто

Перекликаются над водной гладью…

Что ж, время зимовать... За тридевять земель

Их вечный дом: в арктической России,

В безлюдной тундре, в заводях, болотах,

У топких берегов неимоверных рек,

На север тянущихся, точно руки

Таёжных демонов, в неразличимой

Дали… И — пронеслись. Но вот еще одна,

А там, гляди, плывет и третья стая —

И кличет надо мной станица снеговая…

(22.03.2000)

* * *

Печенье гарибальди и торт наполеон!..

У самой шумной славы — кондитерский уклон.

Мельчают наши души в безвыходной тюрьме.

Ужимки да гримасы у Клии на уме.

15.12.1997; 2012

* * *

Любовь и кровь навеки сведены

В раю стыда, обиды и вины,

В краю, где кровь любви не отрицает,

А млечный перстенёк слепит, мерцает.

Любил. Кого сильнее я любил?

Кого, стыжусь, сильнее ненавидел?

Но ты (и в этом весь мой ужас) был,

А небыль есть и будет, бог не выдал.

Мы все проходим по одной статье.

Стоит живая очередь к свинье.

Положен срок стыдиться и гордиться —

И перстенёк ночной не возродится.

4 февраля 2012

* * *

Много жизней прозаику нужно прожить.

Скописердствуй, хозяин, живи!

Размотай в лабиринте суровую нить —

Ведь и нам не хватает любви.

Можешь в Ялту героя отправить, в бедлам,

В Вифлеем, в кошкин дом, хоть куда.

Тут и плачь за двоих. Со слезой пополам

Над любимой очнется звезда.

Ты в меня воплотись, напиши обо мне:

Как я жалок и немощен был,

Как обиду мою выводил на ремне

И водой Флегетона поил.

Ты талантлив. Сумеешь тоску обмануть

В колесе мировой чепухи.

А поэтом — не станешь. Об этом забудь,

Хоть и чудные пишешь стихи.

Много жизней прозаику нужно прожить.

У поэта — одна, но ему

И одну дотянуть, чтоб не лопнула нить,

В кои веки удастся сквозь тьму.

1978; 24 ноября 2005

СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ

Вот Риджентс-парк: пёс Мотька бежит —

Ушки крылышками, хвостик вымпелом.

Вот Канонс-парк: пёс Мотька бежит,

Вот Шенли-парк: пёс Мотька бежит,

По лужайке бежит, по дорожке бежит,

По листве бежит, — он мячик несёт.

Вот выпал снег: пёс Мотька бежит,

По тропинке бежит, по полянке бежит,

Где сугроб лежит, — он ко мне бежит,

Сам свеж, как заря, и не тявкнет зря.

Мотька грустный пёс, он весёлый пёс,

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.