Тень Города

Владимир Синеусов

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тень Города (Владимир Синеусов)

— Где я, джинн?

— Это Тень Города и Город Теней!

(Из к/ф «Волшебная лампа Аладдина»)

Часть 1

Город Тайны

I

Road to Hell

Зелёные цифры часов на приборной панели показывали без двадцати одиннадцать.

«До полуночи, конечно, не успею, думал Владимир, нет, не успею…»

В сумраке белой ночи, изредка освещаемом светом фар встречных машин, «десятка» мчалось на скорости под сто двадцать по полупустой шестиполосной автостраде в сторону Выборга, Питер был уже далеко позади.

«Чёрт — и какой идиот придумал для меня этот автопробег в две с половиной тысячи километров! На самолёте долетел бы из Ростова за два часа, а там — автобус, электричка, вообще-то с авиабазы и машину прислать могли бы — встретить!» А так — четвёртый день пути, — слава Богу, прибыть сказали в течение четырёх-пяти дней, что позволяло отсыпаться в гостиницах крупных городов и маленьких городишек. Но четыре дня за рулём давали знать о себе, — усталость накапливалась. Хотя. Питер… Древний Выборг — на белые ночи — не так уж плохо. Но самолётом — лучше».

Владимир дёрнул кольцо (в открывании «пивных» банок было что-то от выдёргивания колечка гранаты, и ему нравилась эта процедура) полулитровой банки «Адреналин-Раш», выпил энергетический напиток с приятным фруктовым вкусом и бешеной дозой кофеина, плюс ещё каких-то стимуляторов и белков, скомкал банку и приготовился «совсем некультурно» выкинуть её в окно, нажав на кнопку стеклоподъёмника.

Стекло стало опускаться…

«Это ещё не склероз, но уже и не «девичья память»!» — Владимир отругал сам себя, — боковое стекло-то опустилось, а вот для толстенного бронестекла, установленного за ним, держащего огонь пулемёта, стеклоподъёмник предусмотрен не был.

Да — над ним долго издевались друзья и сослуживцы, по поводу превращения его «десятки» в броневик на вертолётном заводе — особо важной персоной Владимир не был, но, причина опасаться за свою жизнь, была. Да — потом были свободные деньги, была прихоть сделать «гибрид легковушки и Ми-24» — меткое замечание знакомого острослова, хотя — если захотят — и танк не поможет. Но мрачные мысли Владимир быстро отогнал от себя, сбавил скорость, приоткрыл дверцу и выбросил скомканную банку. Его обогнали несколько машин.

Съехав на крайнюю полосу на малой скорости, он достал «Джипиэску» и запросил местоположение, затем, открыл ноут, щёлкнул по значку карты и ввёл координаты. «Нет на меня гаишников, — ноутбуком на ходу пользоваться, они и за сотовый штрафуют», — иронично подумал Владимир.

На экране компьютера, местоположение его машины на федеральной трассе было отмечено красной точкой. Там же сообщалось, что до Выборга 164 кило, значит до авиабазы N 112 ровно 112 километров.

«Бывает же — номер его машины — А 112 АЕ, авиабаза 112, и до неё ровно 112 километров! Мистика! Может мне ещё ровно под 112 скорость выправить!» — Владимир захлопнул ноут и снова набрал свои 120 — больше его машина, утяжелённая бронированием на добрых полтонны, не позволяла.

Он спокойно и ровно ехал в сумраке по незагруженной трассе, изредка обгоняя дальнобойщиков и слишком законопослушных водителей, в свою очередь, лихачи на иномарках то и дело обгоняли его. Кофеин уже ударил по мозгам, — усталость — как рукой сняло, но начало немного трясти.

«Значит, к полуночи, всё-таки буду на базе!» — подумал Владимир, чуток подруливая — автострада изогнулась петлёй, причём довольно резко, виной чему, вероятно, было озерцо по правую сторону. Водитель обратил на него внимание, заметив так же, съезд на какую-то просёлочную дорогу.

Внезапно, лоб в лоб его машине, на встречную полосу вылетел КамАЗ, Владимир резко отвернул, уворачиваясь от почти неизбежного столкновения, — против КамАЗа — и его броневик — велосипед. На скорости «десятку» сбросило с дороги, машина, порвав стальное ограждение, слетела с полутораметровой насыпи «хайвэя», секунду-полторы пролетев по воздуху.

Потом был удар о землю — очень сильный, но довольно мягкий, машина продолжила движение: «Не в кювет, значит, на грунтовку», — подумал Владимир, возблагодарив Бога, за то, что дважды избежал катастрофы.

Раскалённая подушка безопасности ударила в лицо — он не мог ничего видеть. Руля одной рукой, а другой, пытаясь отстранить горячую сдувающуюся подушку, он мысленно хвалил титановую броню днища — если бы не это, «жестяной» кузов сложился бы при ударе переднего моста, как перочинный ножик.

В шоке, он не сразу сообразил дать по тормозам: «Мало ли!» — из за этой подушки он ничего не видел, и продолжал ехать по, как он думал, грунтовке, на полном газу и пятой передаче — «а если там свинарник бетонный!»

Машина взвизгнула тормозами и быстро остановилась.

Владимир прикрыл глаза и откинулся на подголовник. Края подушки сильно обожгли запястья. Лицо было обожжено слабо — так просто, как будто паром из чайника обдало, и уже перестало печь. Сама подушка, от которой, в данном случае было больше вреда, чем пользы, висела на руле оранжевым мешком.

«Повезло… Следующий раз будешь на дорогу смотреть, а не в ноут пялиться!» — прошептал Владимир и добавил: «сказала Смерть с гаишным жезлом, разрывая в руках талон автострахования!»

Он попытался улыбнуться, но внезапно ойкнул и схватился за голову, почувствовав острую боль в затылке и позвоночнике (ещё бы, при такой «мягкой посадке»). Дальше — хуже, Владимир попытался осмотреться, но глаза видели всё в тумане — он едва различал предметы в собственной машине.

Внезапно всё вокруг поплыло, а боль в затылке, немного притупившись, стала странно пульсировать. Владимир попытался дотянуться до бардачка, чтобы взять и рассосать во рту пару «пенталгинов», но не успел — потерял сознание.

Высокая — метров в пять стена из глины и камня, вдоль которой он шёл, была выстроена очень неаккуратно. «Надо спешить… Но куда? Боже, как жарко! Где-то я это…» Размышления прервало появление двоих мужчин, бородатых как Бен-Ладен. Они были вооружены. Правда, вооружены небольшими копьями с плоским наконечником, похоже, бронзовым.

«Боже, опять! Это не в первый раз, да, похоже, не в последний. Шутки предмета? Или хорошо стукнулся головой. Ладненько, эти парни мне определённо не нравятся. Узкая улочка — надо отойти и подумать. Это случалось и раньше, с тех пор, как предмет избрал его. Или не предмет, может, вправду воспоминание? Он никогда не был материалистом, но чтобы так… Галлюцинация, которая и не снилась шарлатанам-эзотерикам. Как в пошлом американском анекдоте — человек умер и попал… А вот этого Владимир (надо же, он продолжал себя осознавать, считается, это очень редкий случай, хотя такое никакой Цветков не растолкует), куда он попал — Рай, Ад, или… Но точно — попал, и попал по полной программе! Если раньше основные проблемы были с ориентацией по времени — в пределах пятисот лет, ибо колесницы уже были, а конница отсутствовала как класс, хотя эпоха и личность была одна и та же, то теперь… Прежние воспоминания (неужели он начинает считать глюки воспоминаниями?) имели здоровую конкретику — храм, какой-то неизвестный город, битва (последние видения были из разряда «снов с конфеткой», хотя «конфетку» в этой битве всадить в него ни разу не успевали — просыпался раньше), в них можно было плыть по течению. А сейчас… Предшественник (так, поспокойнее, не уж то верим в реинкарнацию) оказался в незнакомом городе. Похоже, вражеском. Он и раньше не мог слить сознания, хотя и пытался, но раньше от него этого и не требовалось! А кто эти «талибы» — в битве он видел таких же (потому и предположил, что город вражеский) — хетты, гиксы, вавилоняне? Слава Богу, исключаются хотя бы греки, персы и ассирийцы, их ещё нет. Но почему хронология путанная? Битва, которую он видел не раз, чётко осознавалась как последняя битва предшественника, хотя и «конфетки» он непосредственно не получал. Предмет выкидывает его в разные периоды, пусть они и не сильно отдалены друг от друга, но не последовательно. Может, ему нужно вспомнить, что он здесь забыл когда-то, что-то найти, и тогда это кончится? Ладно, нашёл время и место философствовать, у него (или у меня?) здесь есть какая-то цель. Какая? Какая, чёрт подери!»

Алфавит

Похожие книги

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.