НЕ ГАДАЙТЕ НА РОМАШКАХ. Книга 1.КУДА КАТИЛСЯ КОЛОБОК?

Сурская Людмила

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
НЕ ГАДАЙТЕ НА РОМАШКАХ. Книга 1.КУДА КАТИЛСЯ КОЛОБОК? (Сурская Людмила)

Ветерок гонял по лугу белые волны. Точно пенные гребни они перекатывались по траве. Ромашки. Белые, нежные, жёлтоглазые. Мои любимые. Они в унисон склоняли головки и, встретив поток ветра, тут же гордо расправляли их. Я смотрела, смотрела и не могла насмотреться. Они напоминали мне женщин. Те тоже, как бы жизнь не давила, а, поймав глоток спасительного счастья, непременно расправят плечи и улыбнуться... Египтяне были не дураки, они первые распознали секрет ромашек - любить и лечить. Рамзес был ярым поклонником ромашек, другие тоже не гнушались. Их знания и любовь к такому загадочному цветку переняли греки. Всех дальше пошли англосаксонцы, они считали её вообще священным растением. А разве глядя на этот волшебный цветок можно думать иначе... По мне так точно нет: красавица, волшебница, чудесница...

Домашние любили повторять, что выпускной класс- это очень серьёзно. Могли бы и не напоминать, Даша и без них догадывалась об этом. Для неё не только этот, последний год был серьёзным, а вся учёба в школе не шутейный процесс. Вообще-то Даша старалась на первое сентября и прощальные мероприятия не ходить, не любила торжественные линейки и напыщенные речи. Радости от таких мероприятий никогда не испытывала. Но тут иное... Конец учёбы. Тот самый конец, за которым начинается взрослая, самостоятельная жизнь. Ура! Ура! Ура! Восторг разрывает грудь. У Дашеньки последний звонок, самый последний. Всё - со школой покончено! Сегодня школьные дворы огласила трель этого многострадального звоночка. Он выводил мелодию радости и грусти одновременно, вползая в души и сердца участников и зрителей этого ежегодного трогательного спектакля. Щурясь на солнце Дарья шепчет одними губами: - "Прощай беззаботное детство, до чертиков надоевшие одноклассники. И ты, звоночек, так весело рассказывающий о школьных беззаботных деньках, прощай!". Она не любила школу, равнодушно относилась к одноклассникам. Головы которых были забиты от косметики и секса до низкопробных боевиков и любовного мыла. Её не волновало кто куда поедет на каникулы и как и в чём будет выглядеть после лета. В классе ни друзей, ни подружек у неё не было,- были ровные товарищеские отношения со всеми. Точнее их не было вообще никаких. Училась себе и всё. Образование очень многое для неё значило. Школьные вечера не посещала. Всё больше читала дома книги и слыла отшельницей. Ей было не понятно, как можно так не рационально расходовать своё время. Она не была высокомерной и заносчивой гордячкой. Просто понимала, что воспитана была по иному, знала больше них: литературу, музыку, живопись... Она стремилась всё-всё познать. Поэтому развитием опережала свой возраст. И рассуждала она давно как взрослая. Только это отдаляло от неё детей, а саму её загоняло в оболочку страха. Часто во время игры, девочки обидевшись на неё, кричали в лицо обидные слова и Даша стала всё чаще уединяясь играть с собой. По мере взросления, ей всё больше нравились таинственность и серьёзность. Вот и сегодня, когда учебный процесс позади, Даша, не любительница шумных театрализованных представлений, с неохотой собиралась на это торжество. Если честно, то сначала она вообще не хотела идти, но мама взмолилась:- "Дарья, как можно, это ж последний звонок! Такое раз в жизни бывает..." Согласилась. Ладно. Отбуду. Достала из шкафа вешалку с заранее приготовленной на это событие формой. Три месяца назад при бурных обсуждениях с кровью и потом родилась идея пошить по старым образцам такое диво. Даша была против. Зачем на один день форма? Но класс горел идеями. Одобрили, уж за один присест, ленты выпускников через плечо и колокольчики на грудь. Размахались с размахом. Платить-то родителям так чего бы и быть мелочными. Фантазировали на всю катушку. Дашке не нравилась вся эта мещанская карусель, она бы с удовольствием обошлась белыми бантами и воздушными шариками. Шарики - детство, банты - школа: всё логично. Только кто её слушал... Все проголосовали, она подчинилась. Собственно, ей всё равно как это будет, лишь бы быстрее всё кончилось. Повздыхав, облачилась в тёмное платье с белым воротничком. Покрутилась - ничего, сойдёт. Надо было такое придумать?! Следующим был белый кружевной фартук. Справилась и с ним. Дальше привязала огромные белые банты. Заранее приготовленные на этот случай они теперь нарядными шарами красовались сейчас на ней. Последний урок. Последний звонок. Последняя линейка. Печальный день для многих, но только не для неё. Она не любила школу, а та её. Ларчик просто открывался. Девочке было невдомёк, что дело не в одноклассниках, а в ней самой. Только в ней и ни в ком ином. Многих такие проблемы крутили из-за учёбы, но это не Дашин случай. Училась Дашка, как раз на "отлично" и даже, одна из всех выпускных классов города, претендовала на золотую медаль. Причина крылась совсем в другом. Маленькая, некрасивая девочка, сопровождаемая везде и всюду бабушкой, опекаемая мамой, ко всему ещё неактивная, вечно болезненная, не подарок для школы и не лидер для класса. Скорее объект насмешек и приколов. Год летел за годом, а в её жизни ничего не менялось. Музыкальная, школа танца, художественная школа, репетиторы по языкам: так однобоко и росла. Одноклассники откровенно издевались, дворовые просто не замечали. Отсутствие подруг и друзей восполняли книги. Позже первый же появившийся в городской продаже компьютер был куплен ей. Эта адская машина быстро оттеснила одиночество и расширив углубила пропасть между девочкой и ровесниками. Мама слишком поздно поняла свою ошибку, но в своей жизни Даша уже ничего не хотела рушить. Так и жила без школьных вечеров и зажигательных дискотек, нисколько не чувствуя себя на этот счет ущербной. Вот такой экземпляр стоял перед зеркалом. Дарья расправила банты. Поправила кружево на фартучке. Не решительно взглянула в матовое стекло. "Всё нормально! Всё путём!" Дашка впервые сегодня задержалась у зеркала. Вздохнула - выросла, но красивее не стала. Обыкновенное лицо, большая грудь, несформировавшиеся худые бёдра, ноги как ноги, всего и росточка-то метр шестьдесят. Правда, тонкая талия. Но всё равно - тоска, а не внешность. Но возможно яркая и не нужна ей, живут же люди и ничего не умирают...

- Ну, что полюбовалась, теперь можно еще год не смотреться, - показала она язык своему отражению.
- Не могла родиться поинтереснее при таких симпатичных родителях. Кому нужны умные, когда есть красивые?- выговаривала она своему двойнику за матовым стеклом. "Может и не стоит идти на это шоу, что я там не видела? Всё ж известно заранее. Расписано на все годы под копирку. Первоклашка с колокольчиком, дурацкие ленты через плечо, длинные речи и гуляние по городским улицам до петухов". Представив себе, что придётся пройти через артистические заготовки, ложные улыбки и крокодильи слёзы, её аж перекоробило. Ух!

- Даша, ты готова? Пора, опаздываем, папа ждёт в машине,- заглянула к ней, торопя, мама. Она смотрела на дочь озабоченно. С детства в семье относились к девочке с некоторой мягкостью и осторожностью, словно боялись сделать неосторожное движение, которое может ей повредить или даже разбить на тысячу осколков, как хрупкую хрустальную вазу. Как же теперь такую стеклянную выпускать её в жизнь...

"Не отвертеться, придётся поприсутствовать, не обижать же родителей,- подмигнула она зеркалу - мама новый костюм пошила ради такого случая". Естественно, линейка прошла по накатанному сценарию. Не пропустили ничего: цветы, слёзы, поцелуи и даже общая фотография на память. Было огромное желание сесть в родительскую машину и вернуться домой, избежав дальнейшей бестолковой потери времени. Но папа с мамой рассудили иначе, оставив чадо отгулять с классом всю программу до конца. "Ничего не попишешь, придется подчиниться и остаться страдать, изучая городские достопримечательности",- сдалась она. Сумасшедший день. Толпами бесцельно шаталась по улицам молодёжь, убивая время, мотая шарами и оря всякую ерунду: "Наш год! Мы лучшие! Всем повезёт! Жизнь у наших ног!..." Всё это сдабривалось и воодушевлялось громким и многоголосым: "Ура!!!" Гремела музыка и бренчали гитары, тут и там вспыхивали стихийные танцульки. Догулялись до первых звёзд на чернеющем небе и зажигающихся как группа поддержки выпускникам фонарей. Незаметно вечер подкрался свежестью с реки. Обалденно пахло черемухой. Новые безумные желания развлечений во славу последнего звонка накатило на выпускников у входа ревевшего музыкой бара. "Ну, уж нет, дудки, по барам ходить не буду, не моё, поворачиваю немедленно домой, - решила для себя Дарья.- Им надо, пусть катятся! Мне не надо! Каждому своё кино!" К радости Дарьи - отряд не заметил потери бойца. Ура! Свобода! Но, но, но... Впервые, она осталась одна на ночной улице. А до этого - никаких сомнительных компаний, знакомых... Поэтому друзей у неё не было. Все её считали занудной из-за зашкаливающей правильности и главного желания жизни - книжки почитать. Да и вообще, считалось - боже упаси - находиться так далеко от дома в такой час! А тут ночь, сбоку парк, неизвестно на что можно нарваться. Только, это её сейчас не смутило. Оно и понятно - не зная жизни, не ведала и страха. Шла, наслаждаясь чудным вечером, напевая себе под нос. Хмельное вино черёмухи, щедро одаривая, пьянило редких прохожих на ночных улицах. Ветерок не скупясь носил этот глоток весны по городу. Девочка пересекла площадь и уже доходила до почты, когда впереди услышала голоса. Налетев лбом на большую группу ребят, человек из десяти, Даша заволновалась. Извиняясь, пыталась проморгавшись дать задний ход. Парни о чём-то тихо переговаривались. Над всеми возвышался один. Даше показался он старшим.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.