В поисках пропавшей экспедиции

Рин Ай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В поисках пропавшей экспедиции (Рин Ай)

Ай Рин

Странники Темного Мира. Книга первая. В поисках пропавшей экспедиции

1. БОРЬКА И ТАИНСТВЕННЫЙ ХОЛМ

С олнце нещадно палило в затылок. Дорога петляла между холмов. Борька шел по пыльной дороге, волоча портфель за собой. Скоро и он переедет в новостройки – там, за холмами. А пока ему приходится каждый день ходить в школу и обратно пешком. А это, как минимум, минут сорок в один конец. Парнишка вздохнул. Сегодня их классу повезло. Заболел учитель математики, и их отпустили домой пораньше…

Дорога подошла к мосту.

«Странный этот мост, – подумал Борька, – сколько здесь хожу, никак не пойму, зачем он нужен?»

Ни реки, ни пропасти тут не было. Просто два холма были соединены мостом. И мост был вполне приличный, не какой-нибудь там деревянный, а бетонный, на сваях.

Кстати, многие Борькины знакомые считали, что с мостом тут дело не совсем чистое. А Анька Борисова, одноклассница, вообще как-то заявила в классе, что видела, как к одному из холмов за мостом подлетел то ли шар, то ли какой-то объект и исчез в нем.

– Интересно, – пробормотал Борис, – а почему никому не придет в голову просто пойти и осмотреть эти холмы?

И он решительно стал спускаться под мост.

Родителей все равно дома нет. Отец – на вахте, будет только дней через десять, а мама работает проводницей на поезде и приедет послезавтра. За Борькой присматривает соседка – тетя Люба. Но у нее своих детей хватает, целых пятеро. Так что она ограничивается лишь приготовлением еды, ну и следит, чтоб мальчишка ночевал дома.

– До вечера еще далеко, гляну одним глазком и домой пойду, – сам себе сказал мальчуган.

Под мостом ничего интересного не оказалось. Пустые бутылки, какая-то бумага старая… Да и холмы совершенно обыкновенные. Парнишка побрел в сторону от моста между холмов.

Отойдя от конструкции на приличное расстояние и не увидев ничего интересного, Борька с досады взял и зашвырнул свой портфель на ближайший холм.

– Врут все люди, ничего такого тут нет. Лучше уж домой пойду, на компьютере поиграю, – решил он.

Борис подошел к холму, чтобы забрать портфель, но, как ни странно, портфеля там не оказалось. Потеряться или провалиться он никуда не мог. Холм был практически «лысым», то есть, покрыт невысокой выжженной на солнце травой, и все было видно как на ладони.

– Куда он мог подеваться? – Борька почесал нос.

Была у него такая дурная привычка – когда терялся, то всегда чесал нос.

«Может, в траве завалился куда», – подумал парнишка, решительно понимая, что в траве не то что портфелю, но и маленькому камешку завалиться некуда.

Однако он протянул руку, чтобы пошарить в траве. Как ни странно, его рука тоже исчезла. То есть, он ее ощущал, но не видел. Более того, он никак не мог нащупать траву. Под его невидимой рукой ощущались пустое пространство и прохлада, хотя солнце пекло вовсю.

– Что за чертовщина такая? – удивился мальчуган.

Он стал наклоняться к траве, и в какой-то момент его голова оказалась непонятно где. Было такое ощущение, что он просунул голову сквозь занавес в театре и подглядывает. Хотя, конечно, никакого театра на самом деле не было. Борькина голова и рука висели над какой-то непонятной станцией, похожей на станцию метро. Причем висели они в воздухе, а станция была внизу, впрочем, там же валялся и портфель.

«Интересно, где это я повис? – подумал юный искатель приключений, – и как мне достать портфель, если не наблюдается никакой лестницы?»

В конце концов Борис решил спрыгнуть вниз. Высота небольшая, метра два, а без портфеля все равно домой возвращаться нельзя. Он зажмурился и прыгнул. Но прыжок не получился. Как ни странно, его ноги прочно встали на какую-то поверхность. Парнишка открыл глаза. Он стоял на небольшом квадрате, который плавно опускал его на пол станции, наподобие лифта. Борька мог поклясться, что секунду назад его тут не было.

И вот он на полу станции! Справа и слева – туннели, наверное, по ним ходят электрички.

Но никого нет, даже жутковато как-то. В этот момент раздался стук колес по рельсам.

– Как у мамы на работе. Наверное, едет поезд, – обрадовался Борис, – наконец-то я отсюда выберусь!

Из тоннеля действительно выехало нечто. Но это был явно не поезд, вернее, не такой поезд, как мы привыкли видеть. Это было что-то, напоминающее по форме батон вареной колбасы, а по консистенции – желе, и переливающееся всеми цветами радуги. Никаких вагонов, ни окон, ни дверей, ни машиниста… Приятно запахло клубникой. Парнишка подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть эту штуковину. И вдруг какая-то непонятная сила втянула его внутрь этого «желе». Наш герой даже не успел ничего сделать. Он как будто оказался в теплом бассейне, причем с головой. Но одежда не мокла, и дышать было легко. В ту же секунду раздался стук, и Борис решил, что они куда-то поехали. Судя по тому, что стук сначала все ускорялся, а потом перешел в единый свист, можно было представить, с какой скоростью мчался этот поезд. Однако сам мальчуган скорости не ощущал, настолько комфортно было болтаться в этом желеобразном вагоне. Внезапно поезд остановился. И опять какая-то сила выпихнула паренька из вагона. В ту же секунду поезд резко сорвался с места и исчез.

Борька оказался на открытой площадке, окруженной со всех сторон садом или рощей. Приятно дул легкий ветерок. Порхали бабочки. Правда, размером они были не меньше футбольного мяча. Вокруг росли удивительные цветы и растения.

«Стоять тут глупо, – решил Борис, – надо идти искать людей».

И он двинулся напрямик через сад. Чем дальше он заходил, тем интереснее становились растения. Таких он никогда в жизни не видел. На ветках стали попадаться птицы разного размера и окраски. У некоторых на головах росли волосы! А у парочки павлинов, разгуливавших между стволов деревьев, волосы были заплетены в длинные косы.

«Интересно, как они заплетают себе косы, – подумал парнишка, – ведь рук у них нет?!»

Тут деревья стали редеть, и Борька вышел из сада. Перед ним раскинулась холмистая долина.

– Тьфу ты, и тут холмы! – возмутился наш герой.

Впереди на одном из холмов возвышалось прекрасное здание, чем-то напоминающее то ли замок, то ли крепость. Оно было настолько ярким, что мальчуган никак не мог понять, какого оно цвета.

– Что ж, раз есть здание, значит, должны быть и люди, – громко сказал он и отправился вперед.

Сбоку от здания Борис увидел огромный воздушный шар, который только, казалось, и ждал, чтобы куда-нибудь полететь.

Наконец парнишка добрался до здания. Вблизи он понял, какое оно большое. Нужно было высоко задрать голову, чтобы увидеть его крышу. Он тронул ручку двери, и та неожиданно распахнулась. Борька зашел в полукруглый зал. Перед ним было несколько ступенек, которые вели к площадке, от которой в разные стороны разбегались коридоры.

«И куда теперь мне идти?» – подумал паренек.

Он решил начать обход с крайнего левого коридора. Поднявшись по ступенькам, он завернул налево и зашел в коридор.

2. КОМНАТА ЗНАЧЕНИЯ

Коридор был длинным и извилистым. Конца его Борис так и не разглядел. Стены были украшены разными картинами, если их можно было так назвать.

– Скорее, детские рисунки, чем картины, – усмехнулся Борька.

Попадалась и абстракция. Это умное слово наш герой слышал от мамы, когда они ходили с ней на художественную выставку года два назад. Там висели картины со всякой «каля-балей». Борька спросил маму, что это за ерунда, а она ответила, что это абстракция, и что художники так видят мир – по-своему. Парнишка тогда пытался тоже что-то увидеть, но у него ничего не получилось. Сейчас он вновь решил попробовать это сделать. Дойдя до очередной абстракции, он подошел к ней сначала очень близко, потом сделал шаг назад и, сделав умное лицо, бросил на картину взгляд. В ответ на него из картины уставился огромный человеческий глаз, да еще и захлопал ресницами. От неожиданности Борис шарахнулся назад, подвернул ногу и сел на пол. Через секунду он снова взглянул на картину. Нет, ничего такого! Просто какая-то мазня.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.