Мир Творца

Рин Ай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мир Творца (Рин Ай)

Ай Рин

Странники Тёмного Мира. Часть третья. Мир Творца

1. МИССИЯ ПОД УГРОЗОЙ

Не успел самолет приземлиться в Первопрестольной, как тут же на его борт поднялись два странных человека в длинных черных плащах, черных шляпах и черных очках. Они разыскали в салоне профессора Шварца, отвели его на свободные сидения и начали с ним о чем-то переговариваться. Борис внимательно следил за выражением лица своего наставника и заметил, что тому явно не нравится разговор. Адольф Руфимович умел прекрасно держать себя в руках, но когда нервничал, у него начинал подергиваться левый глаз. Эту особенность Борька заметил, еще обучаясь в Институте.

– Генка, – прошептал парнишка, – обрати внимание на Шварца. Что-то случилось!

– Да вижу я, вижу, – кивнул Генка. – Видать, новости какие-то неприятные принесли.

Тем временем пассажиры начали покидать лайнер. Последними оказались мальчишки, профессор и два подозрительных типа в плащах. Они вместе прошествовали в здание аэропорта, где Адольф Руфимович еще почти полчаса общался с таинственными незнакомцами. Борис и Генка успели за это время сходить в буфет и купить себе по стаканчику чая с пирожками. Как только они расправились с перекусом, профессор подошел к ним и озабоченно произнес:

– Некоторые изменения в нашем расписании, молодые люди. Сейчас мы едем в гостиницу и там ждем дальнейших указаний.

– Чьих указаний?! – не поняли мальчишки.

– Позже объясню, – загадочно ответил Адольф Руфимович.

Он прошествовал к выходу из аэропорта, торжественно неся свою сумку. Ребята были вынуждены пойти следом.

– Что-то здесь нечисто, – тихо шепнул на ухо своему другу Борька. – То Шварц торопится в Институт, а то гонит нас в гостиницу… Для чего?!

Генка пожал плечами и промолчал.

Они вышли к площадке, на которой стояли такси. Профессор взял машину, и наши герои отправились в гостиницу «Украина».

– Люблю эту гостиницу! – восторженно заявил Генка. – Шпиль у нее замечательный! Хорошо бы здесь подольше задержаться.

– Ты что, про нашу миссию забыл? – прошипел Борис. – Мы тут не прохлаждаться собираемся, а друзей из беды выручать.

Адольф Руфимович поселил мальчишек на восьмом этаже, а себе, впервые за все время путешествия, взял номер, находящийся не только на другом этаже, но и в другом крыле здания.

– Все это неспроста! – заметил Борис, когда мальчишки остались наедине. – Сначала к нам ночью кто-то врывается, потом в самолете появляются эти два типа, затем Шварц отказывается ехать в Институт, а под конец – и вовсе селится подальше от нас. Ну не подозрительно ли?

– Подозрительно, – кивнул Генка, – но зато мы можем заняться осмотром достопримечательностей.

– А как же Лена, Влад, Прокоп Тихонович? Ты забыл, что они просили приехать, как можно скорее?

– Значит, обстоятельства переменились. И вообще, перестань пороть горячку. Дождемся профессора и обо всем его расспросим.

Борька понимал, что его друг прав, но успокоиться никак не мог. Он еще несколько раз попытался связаться с Институтом, но не получил никакого ответа. Мальчишки стали ждать Адольфа Руфимовича, но наставник в течение дня так и не появился. Под конец, измученные ожиданием, Борис и Генка вышли из номера и отправились в буфет, чтобы немного подкрепиться.

– Сейчас перекусим и пойдем искать Шварца, – произнес Борька. – Хватит ему от нас бегать.

– Угу, – согласился Генка, – заодно и денег на карманные расходы попросим.

Друзья поели и пошли искать номер профессора. Тот оказался на шестом этаже. Но сколько мальчишки ни барабанили в дверь, им так никто и не открыл.

– Генка, я остаюсь здесь и буду ждать его под дверью, – сказал Борис. – Что это еще за странное поведение?!

– А вдруг он будет ночевать в городе? Лучше давай вернемся в номер и подождем до завтра. А завтра уж точно поймаем его и обо всем расспросим.

Парнишка нехотя согласился. Друзья вернулись в номер, где Генка с удовольствием принялся смотреть телевизор, а Борис еще несколько раз пытался связаться с Леной или Владом… К полуночи ребята совсем выбились из сил и легли спать.

Рано утром в их дверь постучали. Сонный Генка открыл дверь и увидел на пороге… Адольфа Руфимовича. На его плече сидела крупная черная крыса с длинным голым хвостом.

– Доброе утро, профессор! – поздоровался парнишка. – Проходите.

Шварц, предварительно поглядев по сторонам, зашел в номер. От шума проснулся и Борька. Увидев Адольфа Руфимовича, он буквально подпрыгнул в кровати.

– Доброе утро! – поздоровался он с наставником.

Адольф Руфимович кивнул, но отвечать не стал. Он рывком выдвинул из-за стола деревянный стул и резко на него опустился.

– Полагаю, господа, вас весьма заинтриговало мое поведение в последние дни нашего вояжа? – медленно проговорил он.

Мальчишки дружно закивали.

Профессор холодно усмехнулся и произнес:

– Смею вас заверить, все происходящее зависит не от меня.

– Адольф Руфимович, хватит уже тайн! – не выдержал Борис. – Мы так торопились в Институт, и вдруг вы прерываете миссию и держите нас в гостинице. Это уже выглядит не столько странным, сколько подозрительным.

– Согласен, Борис! Именно поэтому я пришел с вами объясниться.

Профессор снял с плеча крысу, посадил ее на колени и погладил за ушами. Она тут же зашевелила усами и принялась озираться по сторонам.

– Дело в том, – тихо сказал Шварц, – что процесс «расползания» Темного Мира зашел слишком далеко. Он поглотил и наш исследовательский институт. Единственное, что удалось отстоять нашим друзьям, оставшимся в нем, это Колпак Значения, комнату, в которой он хранился, и несколько помещений рядом. Прокоп Тихонович был вынужден сообщить коллегам, живущим и работающим за защитным экраном в обычном мире, о сложившейся ситуации. Каким-то образом эта информация достигла структур, которые любыми способами должны сохранить государственную безопасность и избежать катаклизмов. Они получили приказ изолировать бывшую территорию Института от окружающего пространства и при необходимости уничтожить все, что находится за защитным экраном с применением любых видов оружия…

– Но там же наши друзья. Там Прокоп Тихонович и Аглафира Кировна! – воскликнул Борька.

– Я знаю, – кивнул Адольф Руфимович, – но кое-кто считает, что их жизни – это совсем небольшая плата за то, чтобы все остальные люди на Земле продолжали жить нормально.

– Это же убийство! – произнес потрясенный Генка.

Профессор промолчал, продолжая гладить крысу за ушами.

– Что же мы будем делать, Адольф Руфимович? – взволнованно спросил Борис.

Шварц подхватил крысу под брюшко и опустил ее на пол, затем встал, подошел к окну и осторожно выглянул на улицу. После этого он обернулся к ребятам и сказал:

– Нам категорически запрещено приближаться к защитному экрану и пытаться попасть на территорию бывшего Института. Все подступы к нему охраняются специальными подразделениями, которым разрешено стрелять на поражение при появлении неизвестных лиц вблизи данного объекта. За мной установлено круглосуточное наблюдение, и все мои перемещения фиксируются. В моем номере находятся прослушивающие устройства, поэтому ни в коем случае ничего там не говорите и не спрашивайте!

– А вдруг и здесь «жучки»?! – сделав «страшное» лицо, прошептал Генка, указывая на телефон.

– Вас не воспринимают всерьез. Считают, что я взял с собой мальчишек для собственного прикрытия, когда ездил за границу. Поэтому ведите себя естественно!

– Вдруг нас сейчас кто-нибудь подслушивает под дверью?

– предположил Борис.

– Я специально выбрал гостиницу «Украина», – усмехнулся профессор. – Толщина стен здесь такая, что подслушать даже при помощи специальных устройств практически невозможно. Кроме того, я создал непроницаемый звуковой барьер, когда сюда вошел. Но имейте в виду, что осторожность никогда не помешает, и просто не болтайте лишнего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.