Смертельное лекарство

Серова Марина Сергеевна

Серия: Частный детектив Татьяна Иванова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смертельное лекарство (Серова Марина)

ГЛАВА 1

Дама в соболях

В газетах часто пишут о нелегкой женской доле: мол, как же нам, бедным, тяжело сумки с продуктами таскать. Дураки газетчики, ничего не понимают! Если сумка полная, значит, и кошелек не пустой. Тащишь домой полную кошелку. Торчит из нее хвост здоровенного ананаса и горлышко шампани, блестят баночки и коробочки всяческих вкусностей, которые продаются в дорогих магазинах. Дотащишь, накроешь стол. Белая скатерть, свеча, фрукты в вазе… А напротив тебя гость — вечно голодный художник Леня. Леня отпивает из фужера, прикладывается к балыку, и ты видишь, как его увядшие члены на глазах расправляются, в глазах появляется блеск и осмысленное выражение, речь становится плавнее. И течет умный такой, интересный такой разговор. А потом он подхватывает меня на руки (даром что худой, руки-то у него жилистые, крепкие) и несет в далекую даль, аж до самого дивана, а там — небо в алмазах и лазоревый грот…

Но это все — если в кошельке что-то есть. Что в кошельке, то и в кошелке. А если кошелек пуст, то в кошелке не ананас с осетром, а картошка с килькой стрелку забивают. Сумка вроде полная, но от этого нет тебе никакой радости. Покупаешь не то, что хочется, а исключительно то, что можется, то есть самое необходимое. Со времени моей последней удачной операции прошло уже три месяца, и провела я их в крайне неосторожных тратах. Наверное, в гороскоп не заглядывала. Вроде все нужное покупала, а оглянулась — и ничего вроде не купила, и деньги кончились, осталось чуть-чуть — как раз на самое необходимое. А тут, как назло, желания одолевают. Смертельно хочется шубу. Ну и что, что весна? Еще холодно, можно походить. Моя китайская собака мне смертельно надоела. Хочу лисицу чернобурку. Ну, на худой конец, норку. А если по-настоящему — вот такого соболя, как на той даме впереди. Сколько соболья шубка может стоить — десять «лимонов»? Или двадцать? Владелица, наверное, под стать шубе — женщина высшего общества. Увидев такую, сразу оглядываешься и ищешь глазами «мерс» или «БМВ». Вот и я оглядываюсь, но что-то ничего, кроме хилого «Запорожца», не вижу. Видно, ее мужик за углом остановился, заставил женщину ногами ходить. Идет неуверенно, что-то ищет взглядом. Ага, понятно — номер дома высматривает. Нездешняя, значит. Да вот же он, вот! Ага, нашла. Так, теперь подъезд. И что интересно, даму интересует именно мой подъезд.

Пока она чикалась с номерами домов и квартир, я ее нагнала, так что в лифт мы вошли вместе.

— Вам какой? — деловито спросила китайская собака у российского соболя.

— Я точно не знаю… Кажется, шестой, — голос у соболя оказался глуховатый, но красивый — таким голосом хорошо романсы петь.

Я ткнула в кнопку своего этажа и искоса принялась рассматривать владелицу голоса и шубы. Угадала ведь я: красивая дамочка. Но что-то у нее явно не в порядке: то ли в личной жизни, то ли в общественной. Растерянность какая-то на лице. Таким людям она не идет. Сразу и шуба кажется случайным подарком с чужого плеча, и вообще… Вот и подбородочек как-то нехорошо подрагивает. Уж не плакали ли мы сегодня? Очень похоже. Нет уж, реветь — это…

Не успела я додумать свою думу о роли плача в жизни женщины — приехали. Если в лифте едут две дамы примерно одного возраста, кто кого должен пропустить вперед? Вот вопросик-то — голову сломаешь. Я вышла первой — ведь я знаю, куда мне надо, а она еще полчаса стены разглядывать будет в поисках нужного номера.

Поворачиваю к своей двери и за спиной слышу:

— Простите, вы не из 73-й квартиры?

Так. Могла бы догадаться и раньше. Дама — ко мне. И это вовсе не дама — это клиент! С деньгами! А я тут — с кошелкой дурацкой!

— Да, из 73-й.

— Татьяна Иванова — это вы?

— Я.

— Значит, я к вам.

— Одну минутку — сейчас вот дверь открою…

Хотя открыть мою дверь — дело не такое уж быстрое… Причем не только для недругов всех мастей, но и для меня самой — в меньшей, разумеется, мере. Особенно с сумкой в руках… Интересно, догадается она предложить мне подержать сумку? Нет. Стоит, терпеливо ждет, пока я вожусь с ключами.

Ну вот, открыли.

— Вы, пожалуйста, раздевайтесь, я сейчас.

Сумка — на кухню, одежда — на вешалку. Каждая кухарка должна уметь управлять государством. Ну а я нынче, наверное, произвожу на гостью впечатление кухарки, решившей заняться частным сыском.

— Проходите, пожалуйста. Располагайтесь. Я вас внимательно слушаю.

Я еще внимательнее разглядываю. Да, красива. Аж белая зависть берет. Женщины с такими губами не должны страдать от мелких житейских проблем. Только от крупных. По всему видно, что проблемы моей клиентки относятся именно к этой малоприятной категории. Я не ошиблась: она сегодня плакала, и, наверное, вчера тоже.

— Так что у вас стряслось? Расскажите, пожалуйста, возможно, я смогу чем-то помочь.

Сапожки она, конечно же, не сняла — да и трудно представить такую женщину в шлепанцах, — и грязный след тянется по линолеуму до самого стола.

— Мне о вас рассказала Аля Деменко, моя подруга, — посетительница говорила, глядя куда-то в угол. — Вы ее не знаете, но знаете ее близкого друга, Борю Горского, — вы ему помогли отыскать пропавший сейф.

Как же, как же, помню! «Дело с сейфом»! Там мне, не скрою, удалось прыгнуть выше головы. Сложное было дельце. Итак, нас похвалили. Улыбнемся в знак благодарности и будем слушать дальше.

— У меня случилась беда. Даже не знаю, с чего начать… Вы, конечно, слышали об убийстве Вязьмикина?

Вот оно что! Еще бы не слышать! Такое не каждый день случается. Крупнейшего предпринимателя области, известного своей благотворительностью, щедрой помощью сиротам, инвалидам и прочим страждущим, застрелили в собственном доме, прямо в рабочем кабинете. Но позвольте, позвольте, я же слышала…

— Мне кажется, в газетах сообщали, что убийца уже задержан? — осторожно спросила я.

— Задержан? — Углы ее губ дернулись в горькой усмешке. — Конечно, задержан! Очень быстро все раскрыли, прямо удивительно! Только никакой он не убийца!

Я начала понимать, с каким делом пришла ко мне посетительница.

— Так вы, выходит…

— Я — Катя Лунина, жена Олега Лунина. Вчера моего мужа арестовали по обвинению в убийстве Вязьмикина. Но это чепуха, поверьте! Олег никого не убивал! Помогите мне выручить его!

— Но это, наверное, лучше сделает адвокат. Чем могу помочь я?

— Адвокат есть — Жвания Иван Георгиевич. Он хорошо знает Олега и, как только услышал о его аресте, сразу пришел, предложил свою помощь. Но ведь они посадили Олега в тюрьму! Он страшно испугался, когда за ним пришли. Когда его уводили, он мне сказал: «Они меня убьют. Вытащи меня».

— Вы хотите, чтобы я организовала побег?

— Да нет! Я хочу, чтобы вы нашли настоящего убийцу!

Я задумалась. Пропавшие сейфы искать поинтереснее… От найденного сейфа можно ждать хорошего вознаграждения — не отходя, так сказать, от кас… от сейфа. А от найденного убийцы что ждать? Вопрос явно риторический…

Красавица расценила мое молчание по-своему.

— Вы не подумайте чего. Я вам заплачу, и очень прилично.

Она назвала сумму, вызвавшую у меня ощущение, что сейф уже нашелся.

— Вот задаток.

Катя Лунина положила на стол пачку денег. Солидную пачку. Очень солидную.

— Если нужны будут дополнительные расходы — ну, там подкупить кого или куда съездить, — я заплачу, не стесняйтесь. Ну так вы возьметесь?

«Не лезь в это дело — шею свернешь», — услышала я внутренний голос. Какой из моих демонов говорит сейчас со мной — светлый или темный? Я сосредоточилась и внезапно ощутила прилив энергии. И совсем другой голос беззвучно произнес: «Это твой шанс, Татьяна. Используй его».

— Да, я возьмусь за ваше дело, — вздохнув, ответила я даме в соболях. — Расскажите мне все подробно — о вашем муже, о его отношениях с Вязьмикиным, о его бизнесе. Только никакой туфты, пожалуйста, — с туфтой вместо достоверной информации и результат будет соответствующий. Меня интересует только правда.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.