Кто сказал, что нет Бога? О переводах Андрея Графова

Горелик Михаил

Жанр: Критика  Документальная литература    2012 год   Автор: Горелик Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Переводчик и гебраист Андрей Графов предлагает читателю подборку из двадцати пяти псалмов, над переводом которых работал более десяти лет. С краткими, главным образом филологическими комментариями. Подборка опубликована в «Иностранной литературе» (3, 2012). Своё лапидарное предисловие он завершает так:

«Перевод чаще всего открыто или имплицитно претендует на статус „окончательного“. Но разумнее было бы сказать, что перевод есть процесс, а переводчики и их труды суть лишь детали этого процесса. Что же касается библейских текстов, то их перевод завершится лишь вместе с той цивилизацией, которая их породила».

К этому можно добавить, что древний текст, который перестают переводить, становится музейным экспонатом, памятником мировой литературы, специалисты изучают его, служитель стирает со стекла пыль. Ну и самое простое соображение: со временем язык меняется, культурный контекст меняется, и переводы естественным образом устаревают.

Советская власть с её пафосом новой земли и нового неба как раз и претендовала на то, чтобы цивилизацию, породившую библейские тексты, прикрыть, сделав таким образом неактуальными не только переводы Псалмов, но и сами Псалмы. За семьдесят коммунистических лет Синодальный перевод был переиздан (с несущественной филологической модернизацией), кажется, дважды, ничтожным тиражом. Переводы нескольких библейских книг были опубликованы в серии «Библиотека всемирной литературы», в томе «Поэзия и проза Древнего Востока», перевода Псалмов в их числе не было. Концептуально библейские тексты ничем не отличались в этом издании от сказаний о Гильгамеше: и то и другое — «памятники».

С падением советской власти ситуация нормализовалась, процесс возобновился. Сейчас существует ряд разнообразных переводов, процесс, один из активных участников которого — Андрей Графов, продолжается. Старый анекдот о надписях в парижском метро. «Бог умер». Подпись: «Ницше». И далее: «Ницше умер». Подпись: «Бог». Советская власть умерла — Псалмы по-прежнему молоды, свежи и волнуют воображение.

Псалмы — едва ли не самый популярный текст в мировой литературе, больше того, в мировой культуре. Религиозные евреи и христиане повторяют их изо дня в день: в синагоге, в церкви, дома — во время утренних, вечерних, дневных молитв и просто так — по случаю, по зову сердца, в горе и в радости. Мало в мировой литературе текстов, которые знают наизусть массы людей по всей земле, произносят едиными устами и единым сердцем. Из века в век. На разных языках. Никакого хрестоматийного глянца.

Между тем расстояние времени, культурная дистанция осложняют перевод. Кроме того, существуют разные контексты: еврейский религиозный, христианский, академический. И, конечно же, важна цель перевода, приоритет: невозможно в равной степени передать всё — можно пожертвовать оттенками смысла ради художественной выразительности, можно сделать ровно наоборот. Другой вопрос, насколько далеко можно по каждому из этих путей зайти. Кроме того, существует общая проблема множественности перевода, относящаяся к любому значительному тексту — не только к Библии.

МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПЕРЕВОДА

Далее я хочу продемонстрировать некоторые проблемы перевода на примере маленького фрагмента: Пс 13 (14):1–2 — всего два стиха.

Выбор достаточно произволен: с таким же примерно успехом можно было бы взять другие стихи и другой псалом.

Присовокупим к переводу Графова ещё три: Синодальный, Александра Каца и Российского библейского общества (РБО). Почему именно их? Потому что два первых построены на неприемлемых для Графова концепциях, что же касается перевода РБО, то концепция тут, с небольшими оговорками, общая, но и при едином подходе в могут быть достигнуты разные результаты. Вообще, именно собрание переводов демонстрирует объёмность, сложность, красоту и многообразие текста.

Синодальный перевод — базовый, классический, можно сказать, и несомненно самый читаемый — в СССР был единственным, хотя и слабо, хотя и относительно, но всё же доступным. Впервые издан в 1876 году. Конечно, во многом устарел, но и сейчас вполне актуален. В рамках нашей минималистской компаративистики важно, что он базовый и что он выполнен в рамках православной традиции.

Все переводчики в той или иной степени, сознательно или бессознательно, на Синодальный перевод ориентируются, зачастую в большей степени именно те, которые декларируют решительный с ним разрыв. Все три прочих представленных здесь перевода очевидным образом себя Синодальному переводу противопоставляют.

Перевод Александра Каца вышел в Иерусалиме в издательстве «Швут ами» в 2003 году. Книга представляет собой комментированное издание Теилим, то бишь Псалмов, с параллельным текстом. Подборка комментариев — Александра Каца, совместно с ответственным редактором Цви Вассерманом. Перевод выполнен в рамках еврейской ортодоксальной традиции.

Издание РБО (М., 2011) — это перевод канонических книг Библии. С подзаголовком «Современный русский перевод». В проекте участвовал коллектив специалистов, в том числе и Графов. Перевод выполнен в рамках современной академической науки, хотя и с определёнными ограничениями, налагаемыми христианской спецификой издательства.

И наконец, перевод Андрея Графова. Он религиозной традицией не связан и ориентируется исключительно на академические стандарты. Надо полагать, перевод РБО не вполне его удовлетворил, если он решил продолжить свой проект перевода Псалмов, начатый ещё в девяностые годы.

«Начальнику хора. Псалом Давида.

1. Сказал безумец в сердце своем: „Нет Бога“. Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро. 2. Господь с небес призрел на сынов человеческих, чтобы видеть, есть ли разумеющий, ищущий Бога».

Синодальный перевод

«1. Руководителю хора — от Давида. Сказал нечестивец в своем сердце: „Нет Бога“. Разрушали, совершали мерзости, клеветали — нет творящих добро. 2. Господь с небес вглядывается в сынов человеческих, высматривает, есть ли один разумный, ищущий Бога».

Александр Кац

«[Начальнику хора: псалом Давида]

Безумец думает: „Бога нет“.

Преступления людские — гадки, гнусны…

Никто не творит добра.

2. Господь взирает с небес на людей,

смотрит, есть ли мудрец, есть ли ищущий Бога?»

РБО

«1. Начальнику хора. [Песня] Давида.

Глупец сказал себе: «Бога нет!» Развратились люди, мерзость творят, добра не делает никто. 2. Господь с небес взглянул на людей: Есть ли среди них разумный? Хоть кто-нибудь ищет Бога?» Андрей Графов

На первый взгляд, различий мало, и они представляются непринципиальными, однако же, как всегда в таких случаях, детали важны.

СТРУКТУРА ТЕКСТА, ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ

Для создателей Синодального перевода, равно как и для Александра Каца, переводимый текст обладает святостью, связывающей инициативу переводчика, перевод должен быть во всех отношениях воспроизведён как можно ближе к оригиналу — даже и в визуальном его представлении. В оригинале текст написан в подборку — вот и перевод надо в подборку. За одним мелким исключением. Всё-таки в Синодальном переводе преамбула «Начальнику хора. Псалом Давида» вынесена из общего корпуса. И в других переводах, кроме Александра Каца, то же самое. Кстати, в оригинале никакого «псалма» нет: ближе всего у Александра Каца и Андрея Графова.

Между тем и переводчик РБО, и Графов структурируют и ритмизируют текст, подчёркивая таким образом его поэтическую природу. В переводе РБО текст делится на смысловые блоки, у Графова гораздо более детально: на строфы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.