Неброшенный камень

Горобец Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Неброшенный камень (Горобец Алексей)

СДВИГАЯ ВРЕМЯ…

Познавая мир, открываешь себя в себе — эта мудрость как нельзя лучше отвечает сути стихов Алексея Горобца. Его лира, несмотря на возраст автора, молода и энергична. Помните, как у Евгения Евтушенко: «Поэзия, будь громкой или тихой—не будь тихоней лживой никогда?» Это тоже про Алексея Горобца и его новый поэтический сборник, который ты, читатель, держишь в руках.

Во многих стихах этой книжки с первых же строк исподволь начинает звучать музыка — музыка преображения. Привычные вещи, слова и поступки преображаются — проступает их скрытый, внутренний свет. В этом свете разлад и хаос превращается в гармонию, и бытовуха, одухотво­ренная высшим светом, становится Бытием.

Образы, создаваемые А. Горобцом, ярки и неожиданны. Его метафорам присуща какая-то осязаемая рельефность: «балбес оторопелый—куст жасмина», «в подворотнях лужи кривят губы», а «мудростью сквозит из-за угла…». Эта попытка передать ощущение жизни (что ценно—без политической декларативности «за» и «против», от которой мы все устали») через деталь—пусть самую мелкую —еще и попытка взгляда на себя со стороны:

Что правильно, то, как известно, верно.

Зло бесконечно, а добро безмерно.

Цветет в апреле майская сирень.

Апрельский ландыш доцветает в мае…

Все по уму. А то, что непонятно —

Оно, конечно, глупо и темно.

Закончить свой мини-монолог хочется словами Александра Блока: «Дело художника видеть то, что задумано, слушать ту музыку, которой гремит «разорванный ветром воздух». Алексей Горобец в этом отношении обладает хорошим, зрением и отменным слухом.

Георгий СОЛОВЬЕВ. доктор филологических наук, заслуженный журналист Кубани.

*

Всё течёт,

Всё меняется к лучшему.

Или худшему? Разве поймёшь!..

Огрызаясь от случая к случаю,

Ты за пазухой камень несёшь.

Прёшь свой камень.

Он вздорен и странен,

И тяжёл,

Только кто ж его ждёт!

Всё течёт,

Всё меняется с нами:

Вечен

Кукиш в дырявом кармане,

Пыль забот

Да репей у ворот.

И скрипит, и пинает мослами

Нас судьба – недогляд, недород,

Недолёт, новых бед наворот…

Загружает нас время делами!

Всё течёт,

Всё меняется – с нами

И без нас.

И неброшенный камень

Возвращается в свой огород.

*

Шаманить в бубен,

Голову обрив, мы

Готовы над любой своей строкой.

Избыточность, избытость,

Кризис рифмы…

Одна нога у камышовой нимфы,

В карманах руки

И – ни в зуб ногой!

О, цапля серая и сизая дрофа!

Мы в камышах

Присутствуем при родах:

Рожденье дня – восход совсем кровав!

И одинок, и бесконечно прав

Пребудет день…

А комарью – лафа!

И клёв, и лов, и тащится природа…

И мнет в необъятности восхода

Ночная отсыревшая строфа.

*

Жёлто-синий твой сон!

Пыль-дорога, полынь, трезвон.

Выбегают из ряда вон –

И вдогонку, и на обгон –

Тополя, что в пыли разлистились.

Независимость!..

Охмуряют весёлой злобою,

Вьются оборотни-слова.

А дорога пылит, крива.

И взлетает, ушами хлопая,

И возносится, думать пробуя,

Обалделая голова.

Нам бы счастья.

Да где бы взять его!..

Степь да степь – ковыли, трава.

Миражи, камыши у рва…

И, ухаб угадав едва,

Жмём на газ –

И рихтуем вмятины,

И скрипим,

И скулим в объятиях

Той любви,

Что всегда права.

*

Запах сна, нищеты

И предательства,

И пригасших к утру очагов.

Как легко мы творим обстоятельства,

Не меняя в себе

Ничего!

Причаститься не счастья –

Несчастия,

Воспылать на костре,

На кресте!

Остальное всё – деепричастия,

Мимоходом, впотьмах, во тщете…

А садам

Серебреть и хранить

Паутины осеннюю нить.

А плодам

Осыпаться и гнить,

Удивляя осенними яствами.

Нам дано

Изменять обстоятельства.

Нам себя

Не дано изменить.

*

Викентию Пухову

Коса на камень: змий зелёный

В ковше – и не дрожит рука.

Батон, головка чеснока,

Табачный дым. Ещё пока

Мы верим в мудрость самогона!

Уже цветут рододендроны,

И трын-трава сомкнула кроны,

И плещет в кружке змий зелёный

И верит в мудрость табака!

И на изломе час Быка.

И родниковы облака.

*

Мы дни листаем,

Не считая:

Всё ясно, бросово и просто.

Где надо – точка-запятая.

Где очень надо – знак вопроса.

А где не надо –

Мокрый вечер,

И ветер, тот, что только с юга,

И лето, и спешит подруга,

И – что ещё там? – чёт и нечет,

Случайность в океане истин

Житейских, где свинцовы брызги,

Где время расшибётся вдрызг и

Нас друг от друга не излечит.

И несть числа

Усталым стаям,

И чёрен

Вереск на откосах…

И зависает запятая,

И незаметен знак вопроса.

*

Образованщина (по Солженицыну):

Интеллигентность съел интеллект.

Под тополями да над криницами

Ряды раскинул торговый век.

Над тополями, над кипарисами

Высоко небо – лазорь, лазурь…

Но камнем виснет,

Чтоб не разбиться нам,

То ль наша мудрость,

То ль наша дурь…

Да не ленивы мы!..

Да и не трусы мы.

Летим! – и Бог нас оберега…

И сине-море с глазами грустными

Шуршит ракушкой, камнями хрустает

И бьёт в бетонные

Берега.

*

Рассвет.

И – надо же! – восход…

Подспудной памяти движенье

Сродни движенью талых вод:

За ледоставом – ледоход,

Весна – и поумнел народ!

Но это – преувеличенье.

Лишь беды наше обретенье,

Лишь боль мы числим за собой:

Отчаянье Помпей и Трой,

Степных шатров лебяжьи крылья

И византийское бессилье

Колоколов, что в хлад и в зной

Всё громыхали, голосили…

Как обустроить нам Россию?

Поди, попробуй – обустрой…

*

Над неуступчивым стихом

Не тщусь, не мудрствую лукаво.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.