И полыхал пожар дождя…

Горобец Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И полыхал пожар дождя… (Горобец Алексей)

И полыхал пожар дождя…

Десятый, «юбилейный» сборник стихов Алексея Горобца порадует любителей поэзии новыми стихами, как всегда наполненными философской глубиной и богатой образностью. Порой неожиданно, но умело и без фальши поэт окрашивает некоторые из своих творений в ноты любовной грусти. Вместе с тем, автор отчасти возвращается к забытым, казалось, поискам новых средств выражения поэтического слова и себя в нём (см. сборник «Простудятся в траве босые осы…»), что, безусловно, разнообразит палитру красок данной книжки и даёт читателям, знакомым с прошлым творчеством Алексея Горобца, заметную новизну ощущений. По-новому, порой даже непривычно дерзко, в новых ритмах и с новым чувством поэт заговорил с читателем в стихотворениях «… Усталая мгла поспешает навстречу рассвету», «… Окна распахнутая книга, дверной косяк», «… Ничто не вечно – молкнут песни» и др. Стихотворение же «… Обэриутская лексика белых снов» явилось прямым вызовом новомодной современной поэзии почти без смысла, формы и содержания, кочующей из одного толстого журнала в другой с единственной целью – эпатировать публику, привлекать внимание, повышая тем самым тиражи и отвечая на любую критику по бендеровскому принципу: «сам дурак!» и «я так вижу!»

Отдал в этом сборнике поэт и дань своей молодости. Замечательное задорное стихотворение «… Под мелким, под мерзким дождиком», датированное аж 1959 годом, по качеству поэзии нисколько не уступает стихотворениям последних лет.

Что ж, читаем и радуемся. А автору желаем долгих лет жизни, новых стихов и новых сборников.

*

Шиповник обезумел от весны –

От этих гроз,

От этой влажной страсти!

Но суховеев пыльные ненастья

Свершат своё,

Свирепы и скушны.

И вот –

Цветов запёкшаяся кровь,

Сухой реки разбитое корыто…

Нам доживать – колючим и забытым –

И в прошлое

Стучаться вновь и вновь…

Тая в душе прощённую любовь

И в сердце –

Непрощённую обиду.

*

Журавль колодезный,

Сухой ветлы распятье,

Плетень, копны колючая постель.

Переплелись в восторженном объятье

Ночная повитель и жаркий хмель.

А наше счастье нас не одолело –

Жизнь поднесла нам горестную чушь:

Всё, чем любовь нас одарила смело,

Ты уберечь,

Сберечь для нас хотела…

Но совместить, конечно, не посмела

Сплетенье тел с антагонизмом душ.

*

Её искал я три нелёгких дня.

Мы, наконец, друг друга повстречали.

И вот она взглянула на меня

Разбойными холодными очами.

Мы замерли.

И сразу, вразворот,

Она рванулась – выстрелу навстречу!..

И захрипев,

Свалилась на живот,

Под шерстью напрягая волчьи плечи.

Багрилась волчьей яростью земля,

На мёртвых травах слёзы замерзали.

И мир смотрел, ощеряясь, на меня

Моими

Опустевшими глазами.

1957-1958

*

Отсуетилось лето. Волчьи броды

Заилились. Покой большой реки

Объемлет душу. Призраки свободы –

Обрывки туч – чужим ветрам в угоду

Плывут вверху, легки и далеки.

Плывут,

И след дождя на снежном насте

Всё явственней напомнит волчий след,

И передыху не было и нет

В чреде тебе ниспосланных ненастий

И липких зол, и неотвязных бед.

И что теперь пенять и обижаться

На хлад и сумрак, иней на ветвях,

Когда в околках, в колких кучерях

Терновников,

Чья участь – безучастье,

Всё явственней осенний ветер счастья

И зимний ужас,

И весенний страх.

*

Ночной фонарь полудневного света

Искрит, роняя слёзы в темноту.

Ночь не проснулась, дремлет, неодета,

Дневную отвергая маяту.

А луч закатный

Чуть подзадержался

На крышах, куполах

И всё не гас:

Он что-то знал,

Он к нам взывал, старался!..

И со своей бедой один остался…

И тихо сник,

Уже не веря в нас.

*

Усталая мгла

Поспешает навстречу рассвету.

Вспотели витрины, остыли ночные огни.

Просящему дай.

И забудь, и не будем об этом:

Поверим, что звёзды –

Кометы, планеты, ракеты –

Не то, чтоб угасли, но просто остались одни.

Просящему – дай.

Не рядись крохобором и жмотом.

И замыслов сложных, и ложных надежд не таи.

Слонов – отпусти!

Раздари их поштучно и оптом.

А всё, что осталось – оставь.

И люби, и терпи.

Осталось чуть-чуть?

Ну так пусть себе и остаётся

Вот этой вот моросью мелких осенних тревог,

Пожухлой листвой, уплатившей свой жёлтый оброк,

А ближе к зиме – той позёмкой,

Что тихо займётся

Печалью и мороком наших небесных дорог.

*

Скушна зима

В предъюжном нашем крае:

Прохладно солнце, слякотен мороз,

И снег ни в снег, и как-то забывая

О сквозняках и тишиной пугая,

Замшел мой дом и трын-травой порос.

А я всё жду,

Всё жду ещё, что ты мне

Вернёшь себя: оттаяв и прозрев,

Вернёшь свой тайный, свой ночной распев –

Тот плеск любви –

Пусть слякотный и зимний –

Когда и дымь, и темь,

И колкий иней,

И злой обвал

Твоих весенних ливней

В зелёной мгле ликующих дерев!..

*

Он всё перемочалит в одночасье,

Стремительный технический прогресс!

Ну что тут скажешь! – понял лишь сейчас я,

Какое это счастье – зимний лес!

Какая это благость – корневища,

Стволы и пни, сугробы, бурелом!

Сверкнёт лыжня – и снегири освищут

Тебя – и пригласят в свой зимний дом.

И дуб в снегу, и старая сторожка,

И совы хулиганят налегке…

И ревность – та, что в злобном тупике

Изъела душу –

Помолчит немножко,

Ощерится –

И на паучьих ножках

Уйдёт по замерзающей реке.

*

Промоклые, растрёпанные ветры

В цветочной вьюге белого огня

Разносят вести и дают советы

Раскрытым окнам, ставнями гремя.

Пьют облака и разгоняют ливни,

Вразнос ревнуют, злятся на износ,

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.