Песнь небесного меча

Корнуэлл Бернард

Серия: Саксонские хроники [4]
Жанр: Историческая проза  Проза    2013 год   Автор: Корнуэлл Бернард   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Песнь небесного меча (Корнуэлл Бернард)

Географические названия

Написание географических наименований в англосаксонской Англии отличалось разночтениями, к тому же существовали разные варианты названий одних и тех же мест. Например, Лондон в различных источниках называется Лундонией, Лунденбергом, Лунденном, Лунденом, Лунденвиком, Лунденкестером и Лундресом. Без сомнения, у читателей есть свои любимые варианты в том списке, который я привожу ниже. Но я, как правило, принимаю написание, предложенное «Оксфордским словарем английских географических названий» или «Кембриджским словарем английских географических названий». В упомянутых словарях приводятся написания, относящиеся примерно к годам правления Альфреда — 871–899 годам н. э., но даже это не решает проблемы. К примеру, название острова Хайлинга в 956 году писалось и Хейлинсиге и Хаэглингейгге. Сам я тоже не был слишком последователен, прибегая к современному написанию Англия вместо Инглаланд, используя Нортумбрия вместо Нортхюмбралонд и в то же время давая понять, что границы древнего королевства не совпадали с границами современного графства.

Итак, мой список, как и выбор написания мест, весьма нелогичен:

Бемфлеот — Бенфлит, Эссекс

Беррокскир — Беркшир

Веклингастрет — Уотлинг-стрит

Веленгафорд — Уоллингфорд, Оксфордшир

Верхам — Уорегем, Дорсетшир

Вилтунскир — Уилтшир

Винтанкестер — Винчестер, Гемпшир

Воденес-Ай — островок Одни (у города Коккхэма)

Воккас-Дан — Южный Оккенден, Эссекс

Гируум — Ярроу, графство Дарем

Грантакастер — Кембридж, Кеймбриджшир

Данастопол — Данстейбл (римское название — Дарокобривис), Бедфордшир

Дунхолм — Дарем, графство Дарем

Кайр Лигвалид — Карлайл, Камбрия

Канинга — остров Канви, Эссекс

Кент — графство Кент

Коккхэм — Кукхэм, Беркшир

Колаун (река) — Колн, Эссекс

Контварабург — Кентербери, Кент

Корнуолум — Корнуолл

Кракгелад — Криклад, Уилтшир

Лунден — Лондон

Мэйдес Стана — Медстон, Кент

Окснафорда — Оксфорд, Оксфордшир

Падинтун — Паддингтон, Большой Лондон [1]

Пант — река Блэкуотер, Эссекс

Свале — река Свэйл, Кент

Сиппанхамм — Чиппенхем

Сирренкастр — Сиренкестр, Глостершир

Скеобириг — Шэбури, Эссекс

Скерхнесс — Ширнесс, Кент

Скефтес-Ай — островок Сэшес (у города Коккхэма)

Скэпедж — остров Шеппи, Кент

Стуре — река Стаур, Эссекс

Сутердж — Суррей

Сутриганаворк — Саутварк, Большой Лондон

Темез — река Темза

Тунреслим — Тандерсли, Эссекс

Флеот — река Флит в Лондоне

Франкия — Германия

Фугхелнесс — остров Фаулнесс, Эссекс

Хастенгас — Хастингс, Суссекс

Хвеалф — река Крауч, Эссекс

Хорсег — остров Хорси, Эссекс

Хотледж — река Хадлей, Эссекс

Хрофесеастр — Рочестер, Кент

Эксанкестер — Эксетер, Девоншир

Эофервик — Йорк, Йоркшир

Эрвен — река Оруэлл, Суффолк

Этандун — Эдингтон, Уилтшир

Эшенгам — Эшинг, Суррей

Sword Song is voor Aukje, mit liefde: Er was eens… [2]

Пролог

Темнота. Зима. Морозная безлунная ночь.

Наше судно покачивалось на реке Темез, и я видел, как за высоким носом звезды отражаются в мерцающей воде. Река вздулась от тающего снега, что стекал в нее с бесчисленных холмов. Зима сползала с меловых нагорий Уэссекса. Летом ручьи пересохнут, но сейчас они, пенясь, бежали с длинных зеленых холмов и наполняли реку, текущую к далекому морю.

Наше безымянное судно стояло рядом с берегом Уэссекса. На северном берегу находилась Мерсия.

Нос судна смотрел вверх по течению; нас укрывали низко нависшие голые ветви трех ив. Чтобы корабль не унесла река, мы привязали его к одной из ветвей кожаным канатом.

На этом судне — торговом корабле, трудившемся в верховьях Темеза, находилось тридцать восемь человек. Хозяина корабля звали Ралла. Он стоял рядом со мной, положив руку на рулевое весло. Я едва видел Раллу в темноте, но знал — он облачен к кожаную куртку, на боку у него висит меч. Все остальные люди на борту носили не только кожаную одежду, но и кольчуги и шлемы; у всех имелись щиты, топоры, мечи и копья. Нынче ночью нам предстоит убивать.

Мой слуга Ситрик сидел на корточках рядом со мной и водил точильным камнем по клинку своего короткого меча.

— Она говорит, что любит меня, — сказал он.

— Само собой, она это говорит, — отозвался я.

Ситрик помолчал, а когда заговорил снова, голос его звучал веселее, как будто мои слова его приободрили.

— Ведь мне, наверное, уже девятнадцать лет, господин! Или даже двадцать.

— Или восемнадцать? — предположил я.

— Я мог жениться еще четыре года назад, господин!

Мы разговаривали почти шепотом.

Ночь была полна самых разных звуков. Журчала вода, голые ветви постукивали на ветру, ночная живность плескалась в реке, лисица выла, как погибающая душа, где-то ухала сова. Поскрипывали доски судна. Точильный камень Ситрика царапал и скреб по железу. Чей-то щит стучал о скамью гребца.

И все равно я не осмеливался говорить громче, потому что выше по течению находился вражеский корабль и люди, что сошли с него на берег, оставили на борту часовых. Возможно, часовые видели нас, когда мы скользили вниз по реке к мерсийскому берегу, но теперь наверняка решили, что мы уже давно ушли к Лундену.

— Только зачем жениться на шлюхе? — спросил я Ситрика.

— Она… — начал тот.

— Она стара, — прорычал я, — ей, может, уже лет тридцать. И она порченая. Стоит Эльсвит увидеть мужчину, и она тут же расставляет ноги! Если ты выстроишь в ряд всех мужчин, которые трахали эту шлюху, у тебя наберется такая армия, что с ее помощью ты сможешь завоевать всю Британию.

Ралла захихикал рядом со мной.

— Ты был в этой армии, Ралла? — спросил я.

— Да уж раз двадцать, господин, — ответил капитан.

— Она меня любит, — надулся Ситрик.

— Она любит твое серебро, — ответил я. — Кроме того, зачем вкладывать новый меч в старые ножны?

Странные беседы ведут люди перед битвой. Они говорят обо всем, кроме того, что их ждет. Мне доводилось стоять в «стене щитов», глядя на врагов — яркие клинки, темная угроза, — и слышать, как двое из моих людей неистово спорят о том, кто из них варит лучший эль. Страх висит в воздухе, как туча, и мы болтаем о пустяках, чтобы притвориться, будто этой тучи здесь нет.

— Поищи себе пышную молодуху, — посоветовал я Ситрику. — Дочка горшечника созрела для замужества. Ей, должно быть, лет тринадцать.

— Она глупа, — возразил он.

— А ты-то? — вопросил я. — Я даю тебе серебро, а ты швыряешь его в первую попавшуюся дыру! Когда я в последний раз видел твою шлюху, она носила браслет, который я тебе дал.

Ситрик шмыгнул носом и ничего не ответил.

Его отец был Кьяртаном Жестоким, датчанином. Ситрик родился от одной из саксонских рабынь Кьяртана и все равно был хорошим мальчиком… Хотя, по правде сказать, уже и не мальчиком. Он превратился в мужчину, который стоял в «стене щитов». В мужчину, который убивал. И нынче ночью ему снова предстоит убивать.

— Я найду тебе жену, — пообещал я.

И тут мы услышали вопль. Он был слабым, потому что доносился издалека — всего лишь скребущий звук в темноте, говоривший о том, что боль и смерть находятся к югу от нас. Снова раздались вопли и крики. Вопили женщины, а мужчины, без сомнения, погибали.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.