Музыка для мужика. История группы «Ленинград»

Семеляк Максим

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Музыка для мужика. История группы «Ленинград» (Семеляк Максим)

Вместо пролога

«Наша матушка Расия всему свету гала-ва!» — запел вдруг диким голосом Кирюха, поперхнулся и умолк. Степное эхо подхватило его голос, понесло, и казалось, по степи на тяжелых колесах покатилась сама глупость.

Антон Чехов

Летними вечерами — часов в шесть-семь-восемь, — когда средняя скорость человека превышает автомобильную, а в воздухе виснет стеклянная офисная усталость, Тверская улица становится особенно неинтересной. Глазу есть по чему скользить, но не на чем задержаться. Кругом все столь же ярко, сколь и нелюбопытно, исправно, но неудивительно. Побирушки со стажем привычно требуют свое, покинутые машины готовятся к принудительной эвакуации, малочисленные сектанты распевают нудные евангельские рок-н-роллы, понурым мавзолеем высится отель «Ритц-Карлтон», и кажется, что сама жизнь застыла в бессмысленном оцепенении. Застыла не без удовольствия.

Как раз таким летним вечером — часов в шесть-семь-восемь — на Тверскую выскочил невысокий бородатый человек в голубой рубашке. Он выбрался из машины, в которой больше не было никакого смысла, и пошел вверх по улице, по направлению к Пушкинской площади. В руке у человека был жбанчик «редбулла», а за шиворотом торчали два крупных флага Российской Федерации — такие могли бы висеть на домах в государственный праздник. Налетевший ветер делал их похожими на крылья, а их обладателя — на, соответственно, ангела. Человек покрикивал что-то про нанотехнологии и смеялся.

Хмельной пустяк неуловимым образом всколыхнул улицу. Машины зашевелились в своем неповоротливом потоке. Прохожие задвигались резче, завертели головами. Рассеянное внимание Тверской сошлось на точке всеобщего интереса, и эта точка быстрым шагом двигалась в мою сторону, пока не достигла арки Большого Гнездниковского переулка, где я и пожал человеку с крыльями свободную от «редбулла» руку.

Ходить по Тверской с пьяным да еще и окрыленным Сергеем Шнуровым было непросто, и я предложил ему укрыться от уличных почитателей в «Пушкине». Сев за стол, Шнуров первым делом потребовал стакан «Амаретто». «Амаретто» не оказалось. Пришлось ему взять какой-то равновеликой по мерзости клюквенной настойки (была у Шнурова эта страсть к диким напиткам, типа Asti Cinzano). Крылья по-прежнему торчали у него за спиной. В помещении они смотрелись неважно, пожухло, он это немедленно почувствовал и тут же затеял новую игру. Он попросил у официанта вазу и, вытащив наконец из-за спины свои штандарты, пояснил: «Цветочки поставить». Его послушали. Официант притащил огромную вазу, начал расставлять в ней то, что Шнуров нарек цветами. Происходящее стало очень похоже на финальную часть антониониевского «Фотоувеличения». (Я, надо сказать, уже как-то попадал в пространство этого фильма в связи с «Ленинградом» — несколько лет назад утащил с концерта черенок разбитого стратокастера.) После обеда Шнур настоял, чтобы я взял один из цветков домой. Я пробовал отмахнуться, но спорить с ним в таком состоянии, как правило, не имеет смысла.

Пробираясь между столиками с этим дурацким крылом-цветком, я думал о боевом искусстве наглядности, которым этот человек, будучи ангелом и пугалом в одном лице, овладел в совершенстве. Шнур всегда работал только с самыми очевидными и нескрываемыми вещами, будь то мат, алкоголь или вот знамя. Он умел создавать такие условия, при которых из ругательства получалась песня, из карточки для метро — медиатор, из флага — крыло, из телефонного зуммера — мелодия на миллион долларов, а из чужой музыки — собственная. Я бы не сказал, что он брал то, что плохо лежит. Наоборот. Секрет как раз и заключался в отсутствии секрета — Шнуров брал только то, что лежит очень и очень хорошо. Лишь то, на что имеет право каждый. Ну, как на флаг. Или на алкоголь. Или на мат. Шнуров, в сущности, ничего не изобрел. Но он дал всем этим простым и подручным вещам свою фамилию, обозначил биологическое родство и стал в некотором роде хозяином положения.

Дома я вытащил из кармана пухлую флэшку, обтянутую толстым слоем голубой резины, — Шнуров сунул мне новый альбом «Ленинграда». Спустя несколько месяцев он будет снабжен веселой растленной картинкой, разойдется под названием «Аврора» и станет своеобразным символом возрождения группы в ее первозданной прыти и дичи. Я начал слушать. Первой песней шла «Музыка для мужика».

На следующее утро я позвонил Шнурову и сказал, что «Музыка для мужика» — неплохое название для альбома (тогда он еще никак не назывался). Шнуров особого энтузиазма не выказал — он вообще редко вдохновлялся сторонними наблюдениями на собственный счет. Я подумал: «Тогда я забираю название себе».

Повертев флэшку в руках, я обнаружил, что на ней тоже изображен ангел. Он был улыбчивый, расписной и мордастый.

Действующие лица

Сергей Шнуров — лидер группы «Ленинград»

Игорь Вдовин — экс-вокалист группы «Ленинград»

Всеволод «Севыч» Антонов — перкуссионист группы «Ленинград»

Александр «Сашко» Привалов — экс-трубач группы «Ленинград»

Митя Борисов — ресторатор

Илья Бортнюк — промоутер, глава компании «Светлая музыка»

Андрей «Андромедыч» Антоненко — музыкант, аранжировщик

Алина Крупнова — продюсер

Стас Барецкий — поэт

Иван Дыховичный — кинорежиссер

Леонид Федоров — музыкант, лидер группы «АукцЫон»

Иван Лебедев — монтажер

Борис Гребенщиков — музыкант, лидер группы «Аквариум»

Алексей Зимин — журналист, главный редактор журнала «Афиша-Мир»

Дмитрий Ицкович — ресторатор, издатель

Егор Летов — музыкант, лидер группы «Гражданская оборона»

Роман Парыгин — трубач группы «Ленинград»

Митя Мельников — экс-барабанщик группы «Ленинград»

Юрий Сапрыкин — журналист, главный редактор журнала «Афиша»

Борис Хлебников — кинорежиссер Мартин Жак — музыкант, лидер группы The Tiger Lillies

Александр «Пузо» Попов — музыкант группы «Ленинград»

Михаил Ефремов — актер

Глеб Владиславлев — менеджер среднего звена

Алексей Казаков — журналист

Земфира Рамазанова — певица

Олег Гитаркин — музыкант, лидер группы Messerchups

Дмитрий «Демыч» Беляев — церковный сторож

Дмитрий Ткачев — журналист

Михаил Трофименков — журналист

Константин Мурзенко — актер, сценарист, кинорежиссер

Лида Федорова — промоутер

Ира Седова — арт-менеджер клуба «Китайский летчик»

Василий Уткин — спортивный обозреватель, телеведущий

Анна Черниговская — издатель

Андрей Карагодин — журналист, главный редактор журнала Gala

Гарик Осипов — музыкант, писатель, переводчик

Борис Симонов — хозяин музыкального магазина «Трансильвания»

Денис «Веич» Вейко — роуд-менеджер группы «Ленинград»

Дуня Смирнова — сценарист, режиссер, ведущая телепрограммы «Школа злословия»

Оксана Бычкова — кинорежиссер

Сергей «Обобо» Бакалов — фотограф

Евгений Лаврентьев — кинорежиссер

Алексей «Микшер» Калинин — барабанщик, перкуссионист группы «Ленинград»

Артемий Троицкий — журналист

Денис Рубин — первый директор группы «Ленинград»

Илья Ценципер — генеральный директор ЗАО «Афиша индастриз»

Дмитрий Ольшанский — журналист, главный редактор журнала «Русская жизнь»

Константин «Лимон» Лимонов — гитарист группы «Ленинград»

Паша Павлик — дизайнер

Денис «Кощей» Купцов — барабанщик группы «Ленинград»

Роман Грузов — журналист, художник, участник группы «Речники»

Ольга Сальникова — журналист

Роман «Ромеро» Фокин — экс-саксофонист группы «Ленинград»

Михаил Рябчиков — арт-директор клуба «Проект ОГИ»

Николай Охотин — сотрудник клуба «Проект ОГИ»

Станислав Ф. Ростоцкий — кинокритик

Светлана «Колибаба» Шестерикова — певица

Андрей Васильев — журналист, главный редактор газеты «КоммерсантЪ»

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.